Мильоре: «Россию нужно увидеть самому и без «единообразного мышления»

Апостольский нунций в России архиепископ Челестино Мильоре отвечает на вопросы ИА REGNUM

Станислав Стремидловский, 14 декабря 2017, 07:29 — REGNUM  

Монсеньор, этот год выдался насыщенным на события, которые укрепляли диалог между Ватиканом и Россией, Святым престолом и Московским патриархатом. Что бы в первую очередь выделили вы?

Отношения между государством и Русской православной церковью по традиции определяются одним словом — «симфония». Сам термин напоминает об осторожности в том, чтобы не строить приоритетов в отношениях: то есть все, что способствует согласию и диалогу в одном случае, с лихвой оборачивается во благо взаимопонимания и диалога в другом случае. Так, официальный визит в Москву государственного секретаря — кардинала Пьетро Паролина прошел с одинаковой открытостью, сердечностью и насыщенностью в обеих сферах, и государственной, и церковной.

Вы в этом году посещали различные российские регионы. Какой вам показалась Россия и ее люди за пределами Москвы?

Я побывал во Владимирской, Калужской, Самарской, Саратовской, Астраханской, Оренбургской, Новосибирской, Иркутской, Калининградской областях, в Санкт-Петербурге и Сочи. Мои поездки связаны с посещением епархий, приходов, религиозных общин, либо являются ответом на приглашение участвовать в религиозных, культурных или юбилейных событиях. Часто повторяют, что Москва — это не Россия, а Россия — не только Москва. Это первое, что можно отметить во время поездок по стране. Но есть и множество общих знаменателей, таких как большая человечность, чувство личного достоинства и принадлежности к народу, культуре и вере. Что касается меня, то я с удовольствием отмечаю живой интерес к личности и деятельности папы Римского Франциска, проявляемый повсеместно и на любом уровне.

Можно ли сказать, что в этом году дипломатические отношения между Ватиканом и Россией устоялись и стали носить повседневный рабочий характер? В частности, в контексте летнего визита кардинала Паролина, его встреч в МИД России и с президентом Владимиром Путиным.

Конечно. Беседы, которые кардинал Паролин имел с президентом и министром иностранных дел Российской Федерации, были плодотворными и богатыми на перспективы — и в том, что касается международной сцены, и двусторонних отношений. По следам этого визита проводилась и проводится очень активная работа. Диалог продолжается, и в этом ключе состоявшаяся несколько дней назад на полях саммита ОБСЕ в Вене встреча между секретарем Святого престола по отношениям с государствами архиепископом Полом Р. Галлахером и министром иностранных дел России господином Сергеем Лавровым стала моментом для сверки позиций и нового импульса.

Недавно в России побывал (насколько известно, по вашему приглашению) чикагский кардинал Купич. В одном из интервью он заявил: «Я бы очень хотел предложить католикам в России, вообще русским, а также американцам не слушать других, когда речь заходит о том, что и как нам следует думать друг о друге». Это очень интересное предложение. Вы планируете и далее приглашать в Россию архиереев из разных стран, чтобы они могли узнать нашу страну и рассказать о ней своим прихожанам? Что в принципе может сделать церковная дипломатия для противостояния «поддельным новостям»?

Чтобы быть точным, скажу, что кардиналу Купичу не требовалось приглашения как такового. Его визит вписывается в типичную для Католической церкви практику визитов ради проявления братства, солидарности на деле и взаимного обмена взглядами и опытом между различными католическими общинами мира. Естественно, в Москве он остановился у меня. Наша дружба завязалась тридцать лет назад, когда мы вместе работали в качестве сотрудников апостольского нунция в Вашингтоне. Я был рад слышать, как он с убежденностью говорит, что его визит оказался полезным и для того, чтобы развенчать многие приблизительные или даже тенденциозные расхожие образы российской действительности, гуляющие по некоторым иностранным средствам массовой информации. Пример деятельности папы Франциска и следование его заявлениям побуждают не только церковную дипломатию, но и всю католическую общину не доверять «единообразному мышлению», часто навязываемому мировой информационной системой, а доверять прежде всего знанию, происходящему от непосредственных контактов между людьми, группами и обществами.

Мир в этом году — как надеемся — в очередной раз отпразднует Рождество. Позвольте поинтересоваться, каким было для вас самое запоминающееся Рождество? И как этот праздник принято отмечать в стране вашего происхождения — Италии?

После своего рукоположения во священники я был направлен в Рим для завершения учебы, а потому не был причислен ни к какому приходу. По возвращении домой на Рождество я откликнулся на просьбу примерно тридцати человек, желавших, чтобы я служил Рождественскую Мессу в высокогорной деревушке, где не было священника. Я добрался в деревню на лыжах вместе с друзьями. Обильные снегопады прервали работу электростанции, и мы, чтобы не замерзнуть, служили при свечах, обогреваемые печью на дровах на просторной кухне у одной пожилой пары. В этих обстоятельствах было мало удобства, но много достоинства. Они подарили нам Рождество чуть более близкое к первому Рождеству, которое, как известно, произошло в пещере с участием пастухов. В Италии есть поговорка: «Рождество — с семьей справляешь, а Пасху — с кем пожелаешь», выражающая семейный характер этого праздника. Семья собирается вместе на праздник, а перед этим еще и на литургию в церкви. В современной атмосфере все более распространяющегося незнания основ христианства и безразличия к религиозным ценностям это служит прекрасной возможностью для дедушек с бабушками, чтобы передать послание веры детям и внукам.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail