Chatham House: Великобритания должна избегать «мягкого» Brexit

Выход Великобритании из ЕС на «мягких» условиях может оказаться наилучшим экономическим результатом нынешних переговоров, однако с политической точки зрения считать такой исход положительным нельзя

Александр Белов, 13 декабря 2017, 11:02 — REGNUM  

Для многих из тех, кто выступал за выход Великобритании из состава ЕС, недавнее заявление правительства страны о «полном следовании» тем принципам общего рынка и таможенных правил, благодаря которым удастся избежать «жесткой границы» в Ирландии, говорит о том, что перспектива «мягкого» Brexit по-прежнему возможна. Логика состоит в том, что раз Великобритания не может остаться в ЕС, наилучшим соглашением было бы такое, которое позволяет оставаться в единых с ЕС рынке и таможенном союзе. С экономической точки зрения это, может, и так, однако политически такой исход стал бы проигрышем для Лондона, пишет Робин Ниблетт в статье для Chatham House.

«Мягкий» Brexit приведет к ограничению суверенитета Соединенного Королевства в большей, чем нынешнее членство в ЕС, степени. При нем у британских компаний будет беспрепятственный доступ к единому рынку, правительство страны больше не будет обладать полными правами для определения правил ни европейского, ни собственного рынков. То же самое верно и в отношении таможенного союза. ЕС придется придерживаться условий торговых соглашения, заключенных оставшимися 27 членами европейского блока. Эти соглашения могут поставить Великобританию в невыгодное положение. При этом у Лондона не будет возможности повлиять на сам процесс. Более того, страна также не вернет себе контроль над передвижением трудовых мигрантов из ЕС.

За последние два года стало очевидно, что выгодные экономические условия — это не всегда то, что движет общественное мнение. Голосование на Brexit было политическим, в каком-то смысле революционным, актом возвращения под свой контроль потоков миграции, внутреннего законодательства и торговой политики. Каким бы неверным оно ни казалось сторонникам сохранения Великобритании в ЕС, ответом на него не должен стать выбор продолжения нынешней экономической политики перед требованиями политических перемен и, без сомнения, не за счет ограничения суверенитета Соединенного Королевства. Такой шаг сказался бы крайне негативно на и без того низком уровне общественной поддержки политических институтов в стране.

Выбор этого варианта также обостряет общественное неприятие ЕС, тем самым подрывая важнейшие двусторонние отношения для Соединенного Королевства в ближайшие годы. Идея «мягкого» Brexit логична только в качестве ступени к окончательной цели. Вместо него правительству необходимо приложить все усилия для определения параметров разумного Brexit, в рамках которого Лондон не только сохранит наилучший из возможных доступов к единому рынку ЕС, но и гарантирует себе возвращение своих суверенных прав, которые лежали в основе голосования по Brexit. Такое развитие событий возможно, но добиться его будет крайне сложно.

В мало кем замеченной речи главы британского правительства во Флоренции в сентябре премьер-министр Терезы Мэй намекнула на возможность создания новой нормативной рамки, которая будет определять отношения Соединенного Королевства и ЕС. Создание такого инструмента означает, что Великобритания могла бы, во-первых, вернуть под свой контроль внутреннее регулирование в областях, которые либо имеют малое, либо никакого влияния на торговые отношения ЕС с Великобританией. В частности, в области трудовой безопасности или качества воздуха и воды.

Во-вторых, Лондон смог бы устанавливать собственные внутренние правила в областях, где у королевства имеются сравнительные преимущества и опыт в регулировании, но сделать так, чтобы эти правила были едиными с правилами ЕС. В частности, в финансовых услугах или уменьшении изменений климата.

В-третьих, у Лондона была бы возможность придерживаться полностью регулирования ЕС в областях, которые в значительной степени влияют на рынок блока, таких как сельскохозяйственная продукция, фармацевтика, химическая продукция, авиа‑ и автомобилестроение. При этом британским судам пришлось бы следовать правилам ЕС. При таком развитии событий британские компании могли бы сохранить за собой привилегированный доступ к рынку ЕС, и в то же самое время проводились бы переговоры о необходимости создания жесткой границы между Северной Ирландией и Ирландией.

Демонстрируя поддержку этому подходу, члены кабинета министров указали на то, что Соединенное Королевство могло бы сохранить членство в ключевых регулятивных органах ЕС, которые контролируются Европейским судом, в том числе в авиационной, энергетической и телекоммуникационной областях. Если оставшиеся 27 членов ЕС согласятся на такого рода рамку, тогда бы Великобритания смогла заключить более многостороннее соглашение, чем заключено между европейским блоком и Канадой. Оно бы в большей степени напоминало нынешнее партнерство ЕС со Швейцарией.

В теории такой подход был бы привлекательным для обеих сторон. Однако он также является причиной важных проблем. Оставшиеся члены ЕС могли бы выступить с контрпредложением, настояв на свободном передвижение трудовых мигрантов, как было в случае со Швейцарией. Иными словам, отказавшись от своего членства в едином рынке и таможенном союзе, Великобритания не может избежать значительных экономических издержек.

Соединенное Королевство станет страной, принимающей правила, а не определяющей их в большом числе важных экономических вопросов. Лондону постоянно придется взвешивать то, приводить ли тот или иной внутренний закон в соответствие новым правилам ЕС. Даже если торговля будет по-прежнему интегрирована в те области, где британские нормы либо схожи, либо напрямую списаны с норм ЕС, имеющие свои штаб-квартиры в Великобритании компании будут в большей степени склонны размещать их инвестиции в странах ЕС, чтобы иметь возможность оказывать определенное влияние на процесс принятия решений относительно стандартов ЕС.

По сути, Великобритания окажется в вечном состоянии переговоров с вечно развивающимся ЕС, как отметил ранее один из дипломатов ЕС. И когда Лондон всё же оплатит последний счет, делать он это будет с позиции большей слабости. Выход из ЕС неизбежно повлечет за собой издержки, на чём настаивают многие члены ЕС.

Даже в таком случае ЕС, скорее всего, отвергнет данный подход. Некоторые из 27 стран — членов блока и определенные лица в учреждениях ЕС посчитают, что Лондон попросту выбирает условия по своему вкусу, стремясь применять нормы ЕС на рынке Великобритании только тогда, когда это выгодно британским экономическим интересам. При этом другие британские товары и услуги будут пользоваться более выгодными условиями менее зарегулированного рынка при конкуренции с компаниями ЕС внутри королевства, в ЕС и по всему миру. Недавние замечания членов кабинета министров страны о том, что в будущем британские правительства не будут связаны будущими соглашениями между Соединенным Королевством и ЕС, лишь обострят беспокойство ЕС.

Если регулятивные подходы Соединенного Королевства и оставшихся членов ЕС в будущем разойдутся, Брюссель может оказаться неспособным заблокировать британский импорт, не столкнувшись с риском бесконечной серии регулятивных вызовов и судебных дел по любому разногласию. ЕС потребовал фундаментального изменения своих регулятивных договоренностей со Швейцарией именно по этой причине. Постоянные судебные разбирательства с крупной экономической державой, такой как Великобритания, окажутся еще менее желаемой перспективой.

Таким образом, члены ЕС могут предпочесть вариант соглашения «Канада плюс», то есть включение большего числа услуг, сельскохозяйственной продукции и более широкий спектр процедур взаимной регуляции, но в рамкам более традиционного торгового соглашения. Это, возможно, то, что другие партнеры ЕС требуют от блока для Соединенного Королевства.

Самым нежелательным исходом для Великобритании станет выход из ЕС в марте 2019 года без какого-либо соглашения относительно будущих торговых отношений. Однако самым с политической точки зрения негативным последствием для будущих отношений Лондона и ЕС стал бы «мягкий» Brexit, в рамках которого Великобритания останется привязанной к правилам единого рынка ЕС и его таможенного союза, не имея права голоса в процессе принятия решений.

К счастью, также открыты и другие варианты. Независимо от того, достигнут ли ЕС и Великобритания традиционного торгового соглашения (например, в рамках «Канада плюс»), но с большим покрытием секторов и продолжением участия Лондона в программах ЕС, или такого, при котором Соединенное Королевство по-прежнему будет следовать не всем, но многим из нынешних нормативов ЕС в обмен на привилегированный доступ к рынку ЕС (швейцарский подход), достижение разумного, пусть и сопряженного со значительными издержками, Brexit возможно, хотя и не гарантировано.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail