7 Декабря
 
9:43

В прошлый раз прения были отложены по причине отсутствия адвоката Виктории Бурковской, которой не было из-за болезни. Предполагается, что после её выступления прения завершатся, Алексей Улюкаев выйдет с последним словом, а затем суд займётся вынесением приговора.

9:46

Не исключено, что Бурковской не будет и сегодня.

По словам присутствующих в зале журналистов, об этом говорят адвокаты.

10:05

Всё как обычно — зал битком. Для пишущих корреспондентов снова оставили дополнительный ряд, всё занято. Ждём прибытия Улюкаева.

10:05

К 11.00 подсудимого привозили заранее, а вот к 10 почему-то у приставов обычно не получается — регулярно опаздывают.

10:14

Улюкаев приехал. Все оживились.

10:17

Улюкаев вошёл в зал.

Сидит молча, ждёт, пока его фотографируют.

10:19

Приставы не позволили журналистам задать вопросы Улюкаеву.

10:24

Улюкаева всё же спросили — сколько он планирует выступать с последним словом. Обещает недолго — 5−10 минут.

10:26

Бурковской и в самом деле нет. Одного из прокуроров — Бориса Непорожнего — пока тоже нет.

10:28

Непорожный пришёл с опозданием. Улюкаев дежурно перешучивается с Квеидзе, но в целом, похоже, ему особо не до веселья.

10:34

Судья пришла. Заседание начинается.

10:35

Бурковская находится на больничном и просила провести заседание в её отсутствие. Срок реабилитации может составить больше одного месяца.

10:37

К трибуне вышел прокурор Филипчук.

10:38

«Не буду повторять слова моего коллеги, который выступил исчерпывающе и убедительно», — начал он.

«Для любого очевидна вина подсудимого…, заявления защиты комичны…», — Филипчук предельно категоричен.

10:41

Улюкаев перед заседанием 7 декабря

10:41

Прокурор заверяет, что защита противоречила сама себе. Например, запись разговоров и заключение экспертизы:

«Сам подсудимый и Гриднев ссылаются на эти доказательства как подтверждающие невиновность Улюкаева. В то же время адвокат Каштанова в прениях привела доводы об их недопустимости. Следуя элементарным законам логики, как вы можете на них ссылаться, если вы их опровергаете?»

Исключение признаков вымогательства не свидетельствует о признаках преступления, указал он:

«Этот признак не является системообразующим при оценке… и квалификации его действий».

10:42

Филипчук подчёркивает, что в вине Улюкаева не может быть никаких сомнений. При этом он подчёркивает, что действий в отношении подсудимого не совершалось.

10:43

«Из уст защиты «провокация» звучит как приговор — последовательные действия на склонение Улюкаева к получению предмета взятки. Однако если отбросить эмоции и обратиться к закону то окажется, что никакими объективными данными такие заявления не подкреплены».

«Имеющихся материалов достаточно для обоснования, что следственный эксперимент проведён законно», — заверил Филипчук.

10:46

По его словам, в данной ситуации, чтобы действия участников могли считаться провокацией, выдвинуть требование о передаче денег должен был Сечин — хотя, как установлено следствием, с инициативой выступил сам Улюкаев в Гоа.

«Ссылка на фигуру Феоктистова ничем не обоснована — он узнал об этом только по приезду Сечина в Москву», — заверил прокурор.

10:46

По его словам, инициатива исходила от Улюкаева, и это «установлено достоверно».

Это произошло задолго до начала оперативных мероприятий. Затем Улюкаев находился перед добровольным выбором — совершать противоправные действия или нет.

10:47

Филипчук комментирует заявление о нарушении прав Улюкаева.

«Странно, что крепкие защитники пришли к выводу о невозможности получения смыва с рук на месте происшествия».

10:47

По его словам, осмотр места происшествия производится с целью выявления следов преступления. Следами преступления являются следы, обнаруженные на руках Улюкаева — что в полной мере вписывается в требования процедуры.

10:50

«Права разъяснены ему в установленном порядке, им занималась активная позиция (он подписывал протоколы и вносил корректировки)», — это означает, что никто его в правах не стеснял.

Обжалования также не последовало на том этапе.

10:52

Оперативно-розыскные мероприятия проведены в пределах их полномочий, предоставлять технические средства следователи были не обязаны. Выдача технических средств для записи Сечину выдана в соответствии с нормативными документами. Извлечение информации с носителей совершено с учётом необходимости сохранения конфиденциальности. Требование защиты раскрыть способ передачи информации не основано на законе, уверяет прокурор.

10:52

«Каких-либо конкретных доводов, позволяющих сделать вывод о монтаже… со стороны защиты не приведено».

10:53

Он подчеркнул, что все стороны согласны с тем, что записи образуют цельный и непрерывный материал, тем самым защита фактически соглашалась с их аутентичностью.

10:54

«Документ Галяшиной выдающийся. Из показаний данного специалиста можно сделать только один вывод — позиция специалиста выражалась: кто свидетель? я свидетель? А что случилось», — подчеркнул Филипчук.

10:54

Прокуроры так и не поняли, кто из защитников обращался в экспертную организацию.

«Если бы Галяшина исследовала записи, она бы пришла к диаметрально противоположным выводам».

10:55

Прокурор уязвил Галяшину, что она не имеет юридического образования, так что не имела даже квалификации давать правовую оценку экспертизе.

10:55

Теперь по поводу заявления Феоктистова-Сечина.

10:56

По его словам, защита путает это заявление с заявлением о совершённом преступлении — поэтому претензии не по адресу.

10:58

«На самом деле действительно, страшно, когда человек с безупречной репутацией и (хорошим состоянием), заканчивает свой путь обычным взяточничеством», — отметил Филипчук в заключение.

10:58

Теперь снова вышел Непорожный. Повторно.

«Выступление защиты не оставило мне шанса», — возмутился он.

10:58

Поведение Улюкаева в момент получения сумки с деньгами: обвиняемый заверил, что не задавал вопросов, так как был уверен, что там вино, напоминает Непорожный. И пересказывает прочие детали версии экс-министра.

11:01

«Показание Улюкаева, данное в суде — что он ответил? Что он не знает, что находится в данной сумке. Затем, проследовав в помещение офиса, как сказал подсудимый, «восстановив в памяти последовательность действий вспомнил, что это были скорее всего коробки с вином, о которых говорилось в Гоа». Подсудимый сам означает момент, когда он понял, что в сумке вино. Это важный момент, который показывает, что в момент передачи Сечиным сумки он не знал, что там находится. И почему не задавал об этом вопросы — также, исходя из версии Улюкаева, непонятно. В нашей версии — очевидно. В его — понятной причины так и не выдвинуто».

11:03

«Понимая ущербность этой позиции, выдвигается в прениях следующая позиция. Гриднев говорит, что не знает, насколько хорошо Улюкаев помнит события… Но ссылается на первичные показания, где Улюкаев говорил, что получил сумку от Сечина, где (содержится) хорошее вино», — продолжил он.

И опять уязвил защиту, что она то ссылается на протоколы, то указывает на их неправомерность.

Он призвал занять однозначную позицию адвокатов.

«Когда не нравится, просим исключить, если нравится — то ссылаемся», — отметил он.

11:03

«Получается, что защитник Гриднев не разделяет позицию своего подзащитного, и подзащитный прямо и чётко сказал об этих обстоятельствах — когда он именно вспомнил!.. Защитник, мне кажется, должен придерживаться позиции своего подсудимого, насколько бы она ни казалась абсурдной. Он больше доверяет составившему протокол подполковнику Калугину».

11:07

«Понятно стремление Гриднева скорректировать неудачные показания Улюкаева. Всё бы хорошо и может никто бы не заметил, но ссылаясь на слова Улюкаева, он осложняет положение своего подзащитного. Улюкаев, выдвигая первые версии, ещё не знал в тот момент, что в ходе передачи сумки с деньгами, в ходе выполнения эксперимента велась аудиозапись. Мы эту запись прослушали и там хорошо слышно, что Сечин в момент передачи сумки и вообще всё время не произносит ни слова ни о каком вине! А это очень важная фраза — Гриднев ссылается на (заявления Улюкаева, зафиксированные сначала), будто ему Сечин заявлял, что в сумке бутылки вина».

11:08

Теперь говорит о версии Улюкаева по поводу устранения потенциального противника приватизации «Роснефти».

"Почему тогда на протяжении всего разбирательства Улюкаев скрывал известный ему мотив оговора? Он лишал следствие и суд возможности проверить эту версию!»

«Критиковать Улюкаеву было в принципе нечего (на тот момент)», — указывает прокурор.

МЭР всё равно не могло серьёзно повлиять на решение по приватизации акций «Роснефти», убедительных доводов Улюкаев не привёл для этой версии.

Непорожный указал на странность версии в той связи, что Улюкаев сам говорил, что ни на что повлиять не мог.

11:10

«Апофеозом всех версий и предположений стало решение адвоката Квеидзе о том, были ли вообще в ходе эксперимента в сумке деньги? Защитник поставила под сомнение сам факт передачи денег — и на каком основании? Что гособвинитель — молодой и здоровый, с трудом поднимал сумку в ходе судебного эксперимента, а Улюкаев, более преклонных лет, не испытывал никаких затруднений», — изумляется Непорожный.

11:11

«Скажу лишь одно — своя ноша не тянет», — подчеркнул Непорожный в заключение.

11:11

Адвокат Гриднев возмущается.

11:11

«Сегодня после года того, как мы стучались во все двери, обжаловали данный протокол — видимо, прокурор плохо читает материалы действия, — мы говорили о том, что данная мера пресечения избрана неправильно, ибо задержание Улюкаева было сопряжено с массой уголовно-процессуальных нарушений».

11:14

«Я всегда пользуюсь и логикой, и законом!» — огрызнулся Гриднев.

11:15

Он подчеркнул, что с нарушениями полученные доказательства не могут лежать в основе обвинения, поэтому прокуроры не имеют право на него ссылаться, а защита — сколько угодно.

«Почему это я не имею права на него сослаться? Я 4 раза заявил, что оно недопустимо! Но суд не признал. Поэтому я могу на него ссылаться, потому что на предварительном слушании мы заявляли такое ходатайство, нам было отказано. Естественно, я должен использовать всё, что у меня есть!» — возмущается Гриднев.

11:15

«Я советую вам не смеяться», — отметил он.

11:16

Комментирует теперь смывы рук.

«Вы пытаетесь завуалировать ситуацию. Вопрос в том, что осмотр места происшествия был фактическим задержанием Улюкаева — и никто из вас ни слова про это не сказал! Только Непорожный оговорился по Фрейду, сказав о блокировании автомобиля!»

Тогда надо было составлять протокол задержания, а не протокол осмотра, указал адвокат.

Речь у Гриднева пламенная. Чуть ли не отчитывает прокуроров. Те сидят с каменными лицами.

«Он ещё не виноват — государственное лицо просто на 7 часов пропало с радаров телефонов! Это у нас так легко можно поступать с министрами??? Просто гениально!»

11:17

Теперь комментирует якобы имеющиеся противоречия.

«Специально для господина Непорожного — ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы. Всё это происходит только на основании совокупности доказательств! Я допускаю, что Улюкаев что-то не помнит, но у нас есть объективный дкоумент, подписанный 12 людьми (протокол) — в том числе люди, являющиекся сотрудниками ФСБ. Там написано, что Улюкаев сразу сказал, что это сумка с вином».

11:20

Алексей Улюкаев 7 декабря должен выступить в суде с последним словом

11:20

По его словам, всё доказательство по сути ужалось до элементарной мелочи — Улюкаев сразу не сказал, что там было вино, сказал, что сначала чего-то там не знал…

«Улюкаев мог вообще что угодно говорить. Какие ещё доказательства есть? Ни-ка-ких!»

11:20

Про требование на Гоа:

«А чем вы это доказываете? Феоктистов? Он заинтересованное лицо, да и что он там показал? Не находится Улюкаев в пиджаке, он в белой рубашке! И никаких сигналов не было».

11:21

«У нас нет человека, у которого что-то вымогали, что-то требовали. Кто сказал бы: да, Улюкаев это сделал. Он (Сечин) не пришёл, чтобы это подтвердить. Какова причина этого? Всего лишь занятность? Я думаю, невозможность и нежелание подтвердить выдвинутые обвинения!»

11:21

Речь Гриднева полна сарказма.

11:21

Алексей Улюкаев

11:22

Взялся на конкретное опровержение аргументов прокуроров со ссылкой на статьи закона. «Секундочку…» и ударяется в детали.

11:22

Непонятно, на каком основании вообще заявление было принято, подчеркнул он.

11:23

«В отличие от вас, представители гособвинения, я очень внимательно прочитал обвинение. Я практически выучил его наизусть. И в отличие от вас, не отступал ни на йоту того обвинения, которое было предъявлено», — заявил Гриднев.

По его словам, прокуроры зато любят «рубануть шашкой» и перескакивают с обвинения на обвинение.

11:24

«Там не говорится, что Улюкаев делал какие-то положительные заключения… только возможность участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти»!», — продолжает адвокат.

11:26

Гриднев повторяет свои аргументы с выступления в прошлый раз.

11:26

Детализирует обстоятельства создания искусственных условий — выглядит так, будто прокуратура отступает от презумпции невиновности.

11:28

Каштанова добавляет.

«Все реплики очень эмоциональные именно со стороны гособвинения. Подвергнуты критике действия защиты, подсудимого Улюкаева… Прокурор обязан уважительно относиться ко всем участникам процесса», — отчитала она, сославшись на кодекс этики работников прокуратуры.

11:29

«Высказывания в адрес (Улюкаева) в духе «просто соврал, а потом сказал, что в голову пришло», «то помним, то не помним», «катался как сыр в масле» — они недопустимы и свидетельствуют о нарушении кодекса этики», — заявила она.

По её словам, это лишь свидетельствует о том, что прокурор пытается компенсировать недостаток доказательств напором эмоций.

11:31

Она напомнила, что источник происхождения 2 млн долларов не установлен, а анкетные данные «частного инвестора» постоянно менялись (который якобы выдал Феоктистову деньги).

Презумпция невиновности превращает все действия Сечина в провокацию взятки, констатируют адвокаты.

11:32

«Телефонные переговоры у нас получены на основании нелегитимного постановления», — продолжает Каштанова.

11:32

Ответы на вопросы об этом также получены не были.

11:33

Наконец, про Калининченко.

«Чтобы показать, что действительно обоснованы наши доводы о законности, надо допросить Калининченко. Но мы его так и не увидели. У меня складывается впечатление, что в силу каких-то причин этого сотрудника просто спрятали в командировку на это время», — указала Каштанова.

11:34

А Феоктистов даже не является участником следственных мероприятий, напоминают адвокаты — в целом повторяют то, что уже было сказано ранее.

11:34

«Следствие попыталось порочный материал собрать и сделать нормальное уголовное дело — и мы имеем то, что имеем», — заключила Каштанова.

11:36

Квеидзе обращает внимание, что прокуратура постоянно ссылается на некие мифические неопровержимые доказательства — и перечисляет детали опросов свидетелей, приходя к выводу, что доказательств всё-таки нет.

«Защита вынуждена ссылаться на те якобы доказательства, что представлены обвинением — чтобы прокомментировать их, подвергнуть обоснованной критике, чтобы дать возможность суду оценить их. Не более того», — добавила она.

11:37

«За что требует наказание обвинение? За образ мысли Улюкаева, по поводу его оценки приватизации «Башнефти»? Не припоминаю такой нормы в уголовном кодексе», — заявила Квеидзе.

Адвокат снова напомнила, что Галяшина привела свои аргументы в качестве специалиста, а не эксперта (составителя экспертизы).

11:38

«Никуда не денешься — они (эксперты) выступили за рамки тех вопросов, на которые они могли ответить», — уверяет Квеидзе.

11:39

Она отметила, что Непорожный опустил заявления свидетеля Калугина, который заявил, что Улюкаев «мог беспрепятственно уехать».

11:40

Она снова ставит вопрос, означает ли это, что он мог уехать с сумкой? Либо одно, либо другое — третьего варианта нет.

«Если бы версия наличия денежных средств — была бы единственно возможной версией, которая исключает наличие чего-либо другого… могло быть там вино в подарочных упаковках? Картошка? Колбаски? Может кто-то исключить возможность такой версии? Никто. У меня всё», — подчеркнула адвокат.

11:41

Теперь слово дали Улюкаеву.

11:41

«Частое употребление слов безусловно, неопровержимо и прочих — ни о чём не говорит. Только лишь о том, что прокуроры знают эти слова», — уязвил риторику прокуроров Улюкаев.

11:43

«Я подтверждаю, что оперативный сотрудник Калугин правильно отразил мои слова во время задержания. О чём свидетельствует, в том числе, моя собственноручная подпись. Подтверждаю. То, что сейчас сказал обвинитель — может, он неправильно меня понял. Я своей подписью мог проверить достоверность своих слов тогда — значит они достоверны», — указал Улюкаев.

11:43

«Говорят, что как можно было подумать, что там вино, раз за месяц ни разу об этом не сказано. А как можно подумать, что там деньги? Тоже месяц не говорили».

11:45

По поводу мотивов Сечина:

«Очной ставки не было, я надеялся, что она будет. Пришлось отвечать об этом в последний момент. Говорят, что сделка была впереди. Нет! Частично уже решалась — вопрос о цене акций был уже принят, потому что было решение правительства РФ, которое оспаривалось руководством компании «Роснефть»… Проект распоряжения о цене отчуждения вносил именно министр экономического развития!»

11:45

«Со всей пролетарской ненавистью хочу заявить суду, что я с 2006 года сдавал декларации о своих доходах. Ни разу у компетентных специалистов не было не только замечаний, но вопросов каким образом формируются счета, приобретаются имущественные объекты», — прокомментировал подсудимый «катание как сыра в масле».

11:46

Прения окончены.

11:46

Последнее слово у Улюкаева.

11:46

«Ни одно свидетельское показание, ни один из материалов дела не содержит никаких доказательств моей причастности в совершении правонарушения. Более того, они свидетельствуют о том, что против меня была совершена чудовищная провокация», — заявил Улюкаев.

11:48

«Не меньшие странности обнаружились и в ходе судебного следствия. В нём потерпевший сначала превращается в свидетеля, потом превращается в мнимого свидетеля, который растворился — как и растворился синергетический эффект от приобретения «Башнефти» «Роснефтью», — комментирует он.

11:49

«Специалист по проворачиванию дурно пахнущих делишек», — Улюкаев о Сечине.

Он констатирует, что все ключевые фигуры дела последовательно «растворились». Двойные стандарты в использовании средств прослушки и так далее — в одних случаях суд принимает аргументы, теперь же многое вдруг становится в рамках нормы.

11:50

«Теперь стало очень легко — сумка, корзинка, плохо снятый видеоролик, три клика… Готово!»

11:50

«Представьте себе чиновника, который вдруг перестал вам нравиться. Вы можете пригласить его на прогулку и сказать: «У тебя шнурок развязался!» Пока он будет его завязывать, его увезут под белы рученьки в СИЗО», — отметил Улюкаев, добавив, что теперь таким образом можно избавиться от любого человека.

«Ящик Пандоры открыть легко — закрыть будет сложно», — подчеркнул экс-министр.

11:51

«Сумка была коричневая, подсудимый почему-то этого не помнит — тоже так теперь можно доказать!»

«Это как в романе «Золотой теленок»… «Пилите, Шура, деньги». А если там не золото? А что же там еще по-вашему? Что там может быть в тяжелой сумке, если не деньги?» — подчеркнул Улюкаев.

11:51

Алексей Улюкаев не весел

11:52

«Феоктистов сказал, что ему дали 2 млн долларов — это повесть об эффективном инвесторе! Дали деньги под нулевую ставку на неопределённый срок. Инвестиция», — иронизирует Улюкаев.

11:52

«Обвинение абсурдно. Доказательства абсурдны. Но в каждом абсурде есть своя система. Его краеугольный камень — жестокость и вседозволенность провокаторов», — заявил Улюкаев.

11:52

По его словам, все детали рано или поздно будут расследованы и преступным действиям провокаторов будет дана справедливая оценка.

11:54

«Следствие обвинения вместо того, чтобы разобраться, решило сшить чёрное дело белыми нитками», — подчеркнул он.

Улюкаев напомнил, что у него маленькие дети, которых надо растить.

«Будет трудно им без меня».

11:55

«Непопулярный ныне Маркс сказал, что человечество, смеясь, расстаётся со своим прошлым. Вот почему я с радостью воспринял выступление прокурора. Потому что работа по методам Вышинского — это прошлое», — прокомментировал он собственные слова про то, что ему было весело слушать прокурора.

11:55

Высказал слова признательности тем, кто его поддерживал, свою семью.

11:56

Алексей Улюкаев в ожидании начала заседания

11:57

«Хочу признать себя виновным. Я виноват в том, что слишком часто шёл на компромиссы, шёл по лёгкому пути, пытался выстраивать отношения, лицемерил, крутился в бюрократическом хороводе… Только когда сам попадаешь в беду, начинаешь понимать, как тяжело на самом деле живут люди… Когда всё нормально, отворачиваешься от чужого горя. Простите меня за это. Я многое переосмыслил в течение этого года. Остаток жизни я посвящу помощи людям. Будет и на нашей улице праздник».

11:57

«Как сказал Сократ: «Вот уже время идти отсюда. Вам, чтобы жить, мне чтобы умереть». Десять лет для человека 62 лет от роду не слишком отличаются от смертного приговора», — заявил он.

11:58

Улюкаев под конец поздравил всех с наступающим Новым годом и пожелал всем всего хорошего.

11:58

15 декабря в 10:00 суд огласит своё решение!

12:18

После завершения заседания экс-министр немного пообщался с журналистами, уточняя им свою речь. Слова Улюкаева исполнены меланхолией и лёгкой грустью.

12:18

Трансляция ИА REGNUM завершена.