В то время как США, Великобритания и Франция настаивали на вмешательстве в Сирию, а Россия блокировала их на каждом шагу, Китай находился как бы не у дел и говорил очень мало.

Поход
Поход

На протяжении более полувека внешняя политика Китайской Народной Республики основывалась на невмешательстве, уважении суверенитета других, ненападении и мирном сосуществовании. Это были принципы, изложенные еще премьером Чжоу Эньлаем на конференции в Бандунге в 1955 году. С 1949 по 1978 год Китай имел разной степени противоречия с Индией, Россией и Кореей, а также с США и ООН.

Китай был готов сопротивляться — избегать того, чтобы опять оказаться в положении подчинения, которое он испытал во времена «века унижения» — после первой Опиумной войны в 1839 году. В 1919 году договор Лиги Наций отдал Японии все китайские владения без консультации с Китаем. Китайские лидеры, которые победили после революции в 1949 году, действовали для того, чтобы это никогда не повторилось. Мао Цзэдун говорил, что «политическая мощь вырастает из ствола ружья». Теперь, когда проблемы напрямую стали затрагивали интересы китайцев, они начали отбиваться.

Китайский плакат «Люди всего мира, объединяйтесь для свержения американского империализма!». 1969
Китайский плакат «Люди всего мира, объединяйтесь для свержения американского империализма!». 1969

За последние три десятилетия Китай стал богаче, он избегал военных конфликтов, он больше не защищал свои интересы, в то же время проповедуя глобальный мир. Но Китай заменил одно противоречие другим.

Сейчас проблема заключается в том, что зона влияния Китая и события, которые влияют на него, выходят за пределы соседнего региона. Его инвестиции в далекие страны и вопросы прав человека (и в самом Китае, и в Африке) вызывают вопросы у многих. Стратегическое значение Латинской Америки и Юго-Восточной Азии, а также инвестиционные интересы Китая, наряду с потребностями в ресурсах, растут.

Тем не менее, несмотря на то, что мир изменился настолько радикально, китайские лидеры все еще декларируют принципы мирного сосуществования и невмешательства, изложенные Чжоу Эньлаем. Скоро это превратится в тенденцию — говорить о Китае как о враге США и остальной части «развитого мира» и говорить о том, что внешние проблемы не позволяют ему сфокусироваться на проблемах внутреннего развития и прав человека, как это произошло в XX веке с США.

Глобальная экономическая вовлеченность КНР означает, что её политическая и дипломатическая власть становится одной из самых мощных новых сил в мировых делах. «Китай должен быть более активным, прежде всего, в вопросах, близких к дому, — таких, как Северная Корея», — уверены многие на Западе.

Низкая международная вовлеченность Китая хорошо зарекомендовала себя: он избавлен от проблем на Ближнем Востоке и в других местах, нет прямого конфликта с США. Китай сделал все возможное, чтобы не упоминаться как глобальный противовес США или не стать частью американо-китайского альянса (известного как G2).

Россия, например, в настоящее время активно ищет решения интересующих ее вопросов. И она не собирается от этого отказываться. Это означает, что и Китаю, стране, которая ненавидит дипломатическую изоляцию, необходимо будет определиться, хочет ли она идти более интервенционистским путем и какие дипломатические рычаги она может потянуть.

Остальному миру следует подготовиться к более громкому, более активному Китаю, в адрес которого уже бессмысленно будет выдвигать обвинения в «агрессивности». Его нужно научиться слушать по-другому, но Китаю и самому нужно лучше осмысливать свои месседжи. Все это признаки новой эпохи дипломатии, к которой мы сейчас переходим.

Или уже перешли. Неясно, был ли Китай (один из крупнейших торговых партнеров Зимбабве, инвестор и дипломатический союзник) посвящен в планы переворота. Ясно, однако, что он будет продолжать играть важную роль в Зимбабве, и, возможно, не только в ней одной. Китай, постоянный член Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, заявил, что его «дружеская политика» в отношении Зимбабве не изменится, независимо от того, что происходит сейчас. — Ожидается, что Мнангагва (президент Зимбабве с 24 ноября 2017 года) будет занимать свой пост до следующих выборов, которые должны быть проведены в сентябре 2018 года.

Эммерсон Мнангагва
Эммерсон Мнангагва

Отвечая на вопрос о призыве США к свободным выборам в Зимбабве, представители Китая ответили, что африканская страна сама может справиться со своими собственными делами, и Китай надеется, что другие страны не будут [в это] вмешиваться. Китай поддерживал и предыдущее правительство Мугабе — перед лицом западных экономических санкций, вкладывая средства в проекты по производству авто, алмазов, табака и электростанций.

В августе Зимбабве сообщила, что китайская компания планирует инвестировать до 2 миллиардов долларов для возобновления работ в Zimbabwe Iron & Steel Company (ZISCO), которая прекратила производство в 2008 году — в разгар экономического кризиса.

Напомним, в этом году Китай наложил вето на предложенную США резолюцию, по которой было бы введено эмбарго на поставки оружия в Зимбабве, а также ограничения в отношении финансов и поездок Мугабе и 13 других должностных лиц. Китай заявил, что это «осложнит», а не облегчит конфликт.

Китай понимает, самоизоляция в начале XV века была основной причиной отсталости и упадка страны. Президент Си Цзинпин объявил: «Изоляция — это как положить человека в темную комнату». Страна узнала, что, будучи слабой, может вызвать только издевательства. Вот почему Китай построил сильную армию и флот. Китай осознал, что такое быть жертвой, и создает привлекательную внешнеполитическую взаимовыгодную платформу «Пять принципов мирного сосуществования», которая предполагает равенство между народами и невмешательство во внутренние дела других стран.

Речь идет о взаимосвязанном инновационном росте, от которого должна выиграть каждая страна. Например, инициатива «Пояс и дорога» должна стать решением для собственного перепроизводства Китая и увеличить экономический рост стран, которые участвуют в совместных инициативах, при этом китайские инвестиции составляют 1 триллион долларов США. Например, избыток стали в КНР должен использоваться для создания инфраструктуры, заводов и других объектов для участвующих стран.

Но есть одно «но», Китай способен экспортировать только экономически подкрепленные проекты. Навязывать свои ценности и идеологию другим странам он не будет. Привлекательной идеологии в стиле «пролетарии всех стран объединяйтесь» у Китая нет. Взаимный интерес сугубо материален. Пока эта стратегия успешна. Американский журналист Джошуа Купер Рамо объединил ее в термин «Пекинский консенсус». Он предложил другим развивающимся странам использовать это в качестве шаблона их экономического развития. Китай поощряет тех, кто хочет подражать ему, придерживаться платформы развития и управления, которые подходят для истории, ценностей, культуры и других институтов стран-участников. Он никому не навязывается.

Шёлковый путь
Шёлковый путь
Иван Шилов © ИА REGNUM

Китай не вмешивается во внутренние дела других стран, если они не затрагивают его интересы. В отличие от США, Китай не критикует, не угрожает и не нападает на народы с другой идеологией или структурой управления. Он, например, не критиковал Израиль за разработку ядерного оружия.

О том, что Китай «агрессивен» в Южно-Китайском море, заговорили после появления там американских баз. В 2012 году, когда президент США Барак Обама объявил о своей политике «поворот к Азии», и японское правительство приняло решение утвердиться на спорных островах Сенкаку (как они завладели островами, никогда подробно не объяснялось). Это открыло ящик Пандоры.

Решение японского правительства о покупке островов было воспринято Китаем как отказ от признания исторических событий, к тому же оно было подстегнуто решимостью Соединенных Штатов защищать острова, как если бы на них нападали. Напомним также, что США были составителем Каирской декларации 1944 года (цель заключалась в том, чтобы лишить Японию всех островов в Тихом океане, которые она захватила с начала Первой мировой войны). Однако США пренебрегли своими обязательствами и отдали острова Японии в 1972 году. Спустя 20 лет КНР заявила, что не согласна с этим решением, и в 1992 году объявила эту территорию «исконно китайской». — Вокруг этой ситуации и может разразиться первый конфликт, если кто-то решится не только открыть, но и достать содержимое ящика Пандоры.