Решение Топонимической комиссии Санкт-Петербурга переименовать ряд улиц вновь вызывает, мягко говоря, недоумение уже не только у жителей города, но и у депутатов заксобрания. Проблема в том, что улицы, которые готовят к переименованию, не являются безлюдными: на них расположены жилые дома, жители которых имеют собственное мнение по данному вопросу. И право высказать свою точку зрения — как и прочие петербуржцы. Но вот как раз этот аспект планируемого деяния городские власти и упускают.

Украинская десоветизация на улицах нашего города
Украинская десоветизация на улицах нашего города
Kievvlast.com.ua

Между тем, спросить мнение народа советует спикер петербургского парламента Вячеслав Макаров («Единая Россия»):

«Топонимическая комиссия не представляет, я считаю — слышите меня? — мнения, суждения всех жителей города Санкт-Петербурга. Еще раз надо подумать, прежде чем выступать с такого рода предложениями. Еще раз повторяю: надо спросить у жителей города», - настаивает спикер заксобрания.

Возвращение исторических названий происходит по довольно расплывчатым критериям. Согласно действующему законодательству, историческим считается такое название, которое было широко известно в прошлом или настоящем. Стоит отметить, что нынешние названия, существующие десятилетиями, более чем широко известны жителям, в отличие от тех, которые улицы носили век или два назад, и которые сейчас кажутся чуждыми. Впрочем, как сказала об этом депутат заксобрания Ольга Ходунова (КПРФ), этой «ширины» никто не измерял, да и жителей города не спрашивают, хотят ли они, собственно, переименований.

-я Советская улица
-я Советская улица
Peterburg23

Если честно, жителей спрашивали, однако властями эти мнения просто игнорировались: они продолжают настаивать на возвращении к понятным только им истокам.

О каких же улицах идет речь и что за «историчность» несут в себе их названия?

Улицу Восстания решено переименовать в Знаменскую, а находящиеся рядом, в центре, 1−10 Советские станут 1−10 Рождественскими. Улица Восстания, отходящая от одноименной площади, ранее называлась Знаменской, а свое нынешнее название получила в честь событий 1917 года — причем не октября, как можно было подумать, а февраля, связанного непосредственно со свержением в России самодержавия (силами, правда, не большевиков, а тогдашних же родичей и присных царя). Знаменская церковь, располагавшаяся на площади, была разобрана в 1936 году, сейчас на ее месте стоит наземный вестибюль метро «Площадь Восстания», а в центре площади — обелиск городу-герою Ленинграду.

Улицы с 1 по 10 Советские вовсе не всегда были Рождественскими, куда более историчным было бы назвать их Песками, каковое название и носила данная местность. Но, видимо, если в Петербурге будет «Улица Пескова 1», «Улица Пескова 2», то это может быть неверно истолковано, а потому решено вернуться к Рождественским, каковое название они носили по имени существовавшей там Рождественской церкви.

Несколько клерикальную направленность переименований нельзя не заметить, и в некотором роде стремление властей к высшим смыслам могло бы даже быть поощрительно. Хотя и напоминает распространившуюся в 90-х годах точку зрения, будто творить можно все, что угодно, но если вовремя каяться — то за это ничего не будет. Жители города нередко считают, что улицами Рождественскими и Знаменскими их хотят приблизить к религии, но ведь от практики никуда не спрячешься, а эти улицы находятся в центре города, где полно не молящихся, а пьяниц и проституток. Увы, сколько не говори «халва», во рту слаще не станет.

Улица
Улица
uralskweek.kz

Улицу Чапаева принято решение назвать Большой Вульфовой, а улицу Котовского — Малой Вульфовой. Этот Вульф, имя которого Топонимическая комиссия решила увековечить, был англичанином, который в давние времена имел в этих краях дом и ткацкую фабрику. В 1952 году одна из Вульфовых улица стала называться в честь героя гражданской войны, командира кавалерийских соединений Григория Котовского, а другая — в честь прославленного героя опять же гражданской войны, знаменитого Василия Чапаева. И Котовский, и Чапаев сыграли огромную роль в истории России, и стали заметными фигурами общественного сознания. Странен выбор Комиссией именно этих героев, которые как раз заслужили безусловно положительную оценку большинства народа, а уж несметное количество анекдотов про Василия Ивановича говорит о том, что он стал подлинным элементом народного сознания, сравнимым разве что с Ходжой Насреддином на Востоке.

Атака на них — это один маленький шаг в сторону большого переформатирования целого культурного ядра, которого системные либералы так и не смогли добиться в пору безраздельного властвования в 90-е, однако продолжают отчаянно цепляться за уходящий вагон. Увы, славы им это не добавит, а вот градус недовольства в обществе поднимет. Кто знает, может, в этом и состоит скрытая цель? Очевидная провокационность — повторяем, очевидная, лежащая на поверхности провокационность — решения Топонимической комиссии хорошо укладывается в генеральную линию общелибероидного «чем хуже, тем лучше». В известном определенными традициями Питере, кстати, события «Снежной революции» 2011−2012 годов развивались быстрее, нежели в Москве, был даже брошен первый коктейль Молотова. А возглавляли эту революцию опять-таки рукопожатные единомышленники из либерального лагеря, которые пытаются раскачать лодку российской государственности всеми доступными путями.

Подпись
Подпись
rafabordes

Решение Топонимической комиссии — это не завершение дела, требуется еще подпись губернатора города Григория Полтавченко. Полтавченко — как раз не либерал, он известен своими монархическими симпатиями. Однако что-то заставляет предположить, что между консерваторами-монархистами и русофобами-либералами нет принципиальных разногласий, когда дело касается уничтожения советского наследия. Будь то в культуре, промышленности или социальных достижениях. Вспоминаются горькие слова Александра Зиновьева, теоретика антисоветизма, который говорил о крушении советской власти:

«Мы целились в коммунизм, а попали в Россию».

Похоже, что господа из Топонимической комиссии берут этот способ прицеливания в качестве основного принципа. Так что же, им Россия никоим образом не сдалась? А простодушные монархисты — рискуют в один непрекрасный момент облиться слезами над Россией, которую они опять потеряли, следуя советам своих хитрых соратников.

Сейчас перед властями Петербурга практически есть два пути. Первый: воспринять историю как она была на самом деле, со всеми ее поворотами. Это выбор, позволяющий смотреть вперед и что-либо планировать, потому что принятое и понятное прошлое — это опора для будущего. В любом случае, как его не воспринимай: это закон выполняется в психологии, культуре и тем более в истории.

Второй путь — закрыть себе дорогу к здравой оценке будущего, заложить мину замедленного действия, закрывая глаза на то, что не на улицах Восстания и Чапаева, а именно на Рождественских, Знаменских и прочих вульфовых бушевал доведенный до революции народ. И, опираясь на неумные страхи, стараться замазать неугодную часть прошлого, объявив его не существовавшим. А ведь это — тот же самый самообман, прятки от себя, психологическое капсулирование, которое взрывает психику, а в политике означает большой риск повторить ошибку предшествующих деятелей, подготовив себе их же судьбу.

Читайте развитие сюжета: Полтавченко поддержал переименование Советских улиц в Рождественские