Кто и зачем насаждает в России «инновационные» трущобы и фавелы?

К итогам одной нашумевшей «дискуссии»…

Владимир Павленко, 30 ноября 2017, 07:21 — REGNUM  

Разруха — не в клозетах.

Разруха — в головах.

Проф. Преображенский, литературный герой М. А. Булгакова из повести «Собачье сердце»

Удручающее впечатление осталось от полемики двух «мэтров» нашей политики — условно «оппозиционного» Алексея Кудрина и столь же условно «правящего» Сергея Собянина. Наглядный, буквально кричащий пример тотального и, скорее всего, необратимого вырождения и деградации нашего «политического класса», причиной которого является его отрыв от земли и людей и воспарение в заоблачные выси неких абстрактных, если не сказать абсурдных, экономических теорий. Впрочем, абстракцией эти теории являются только для нас, простых смертных; их же собственные забугорные разработчики, как и «отечественные» лоббисты-небожители настырно навязывают их нам, руководствуясь планами, которые давным-давно сверстаны и озвучены на Западе. И причин популярности этих сомнительных, если не сказать ликвидационных, планов у нас в стране две. Во-первых, тотальная прозападная ориентация так называемой элиты, к которой принадлежат оба полемиста, убежденные, что «магистральный» путь России — это вхождение в «мировую экономику». И в этой убежденности с хлестаковской «легкостью в мыслях необыкновенной» готовые игнорировать весь российский исторический опыт — царский, имперский, советский, любой… Во-вторых, абсолютная, безоговорочная безграничная приверженность экономическому детерминизму, то есть принципу обусловленности всего сущего экономикой, прочно засевшему в мозгах Кудрина и Собянина еще со студенческой скамьи. Отринув толком не изученный ими, видимо, марксизм, поднявший на щит эти, затем по сути пересмотренные им, идеи, и не попытавшись ничего в этой «экономистской» догматике понять, а тем более переосмыслить, оба участника «диалога» очень походили на замшелых «политэкономов» кануна 1990-х годов. С той лишь разницей, что, рассуждая о «приоритете экономики», те еще как-то держались за «передовое учение», а эти давно избавились и от него, и от связывавших по рукам и ногам партбилетов и откровенно руководствуются интересами капиталистических корпораций, в том числе властных и околовластных.

Теперь по существу этого «диалога», красноречиво связавшего будущее страны с ролью мегаполисов-агломераций, чего ни один из спорщиков и не думал оспаривать, считая самим собой разумеющимся. Хотя идея агломераций, формально принадлежащая либертарианской, ультракосмополитической теории так называемых «гиперглобалистов» во главе с американским ученым японского происхождения Конъюите Омае, на самом деле происходит прямиком из гитлеровского «Генерального плана Ost», предполагавшего создание в рейхскомиссариатах оккупированного СССР немецких колоний-поселений. Городской центр с преобладанием колонистов из «фатерланда» и обслуживающих их коллаборантов из числа местных «элитариев» дополнялся опоясывающими концентрическими кругами, в которых по мере удаления от центра такой агломерации должен был расти удельный вес погруженной в колониализм «аборигенской» обслуги.

Сегодня такая модель практикуется в ряде стран «третьего мира», известных своими трущобами-фавелами с процветающей в них уличной преступностью.

Если же копнуть еще глубже в прошлое, то по сути речь идет об обновленном варианте средневековых полисов-городов, представлявших собой самостоятельные административные единицы, за что, как увидим ниже, и ратует Собянин, а еще раньше в свойственной молодости неприкрыто откровенной форме высказался глава МЭР Максим Орешкин.

Вот аргументы наших сегодняшних «буревестников» грядущего в России «нового Средневековья», как будто срисованного с идей Жака Аттали о новом кочевничестве «элитариев-космополитов», не имеющих Родины и не замечающих границ. Кудрин: «Различия между городом и селом внутри страны больше, чем между нашими и иностранными городами». «Будущее мировой экономики — битва агломераций» и т.д. Собянин: «15 миллионов жителей села и провинциальных городов — лишние», там «нет потенциала развития». «Концентрация занятости и рабочих мест — естественный тренд», дающий «производительность труда, технологии, образование, человеческий капитал». И запредельно-беспредельное: «Создайте из 30 миллионов провинциальных жителей три Москвы и получите 40% прироста ВВП…»

А вот нацисты еще собирались соединить мегаполисы первоклассными магистралями, а территорию между ними сохранить в девственной природной чистоте, освободив от «лишнего» населения. То же самое в пересчете на конец XX века предлагал и К. Омае, только магистрали уже предполагалось строить не железнодорожные суперширококолейные (до трех метров шириной), как в рейхе, а высокоскоростные. И общее число таких мегаполисов, из которых сплетается сеть «глобального города», противостоящего «глобальной деревне» и одновременно обдирающего ее по схеме романа Герберта Уэллса «Машина времени», примерно одинаковое с тем, о чем говорил Кудрин. В разработках «гиперглобалистов» говорилось о трехстах агломерациях, а у Кудрина фигурирует цифра 380 таковых. Двадцать из них — и здесь у них с Кудриным дословное совпадение — допускалось и, как видим, допускается пока к размещению в России. Видимо, по негласным договоренностям, это не что иное, как «квота» нашей «элиты» на этом «празднике жизни». За нее она и держится. И вот еще что важно. Соответствующие зондирующие информационные «вбросы» и «пробросы» на уровне правительственном и Старой площади начали появляться еще несколько лет назад. Стало быть, нынешнее обсуждение «будущего экономики», более походящего на ее окончательный развал в рамках пресловутого либерального реванша, лишь подтверждает, что никто в архив этих планов не сдавал, и что олигархический «крот антиистории» не устает рыть, подкапываясь под самый фундамент российской государственности.

И что там в унисон с перечисленными персонажами про «лишних» людей твердил г-н Собянин, очень сильно, по слухам, переживающий, что «не понят» и «не принят» москвичами, которых своей идеологией и деятельностью усиленно противопоставляет остальной стране?

И что, разве другая половина мировой экономики, размещенная вне мегаполисов, никому не нужна, а рост ВВП — самоцель, оправдывающая любые, самые циничные социальные эксперименты?..

Да и это далеко не все, что не могло не шокировать. От городской экономики Собянин, со всей неприкрытой очевидностью обнаружив властные амбиции, от которых недавно публично открещивался, перешел к политическим выводам, многие из которых своей нарочитой «наивностью» буквально «подкупали». На примере Тюменской области, которую возглавлял, рассказал о том, как «технический» сити-менеджер позволил областной столице развиваться за счет децентрализации. С передачей власти на региональный и муниципальный уровни. Забыл или не знает, что именно такую модель развала государств под прикрытием «еврорегионализации» в Европе применяют уже более тридцати лет? Но при этом обвинил региональных губернаторов в «зажиме» городских властей, ибо развитие «только в большом городе» (а на селе и в райцентре, стало быть, деградация?). Причем не увидел в одновременном отстаивании этих двух позиций не только когнитивного диссонанса, но даже противоречия, продемонстрировав уникальный уровень методологической всеядности. Еще напал на административно-территориальное деление страны именно за то, что оно не позволяет плодить города-миллионники, в которых, не уставая повторял, что только и теплятся жизнь и развитие. При этом запутался в государственном устройстве других стран, к опыту которых апеллировал, назвав США и Германию «не федерациями» (???).

Почему-то вспомнились протестные события 2009 года в Пикалево, которые тогдашний премьер Владимир Путин разгребал вручную, заставив, и отнюдь не рыночным способом, побледневшего от страха олигарха Дерипаску подписать брошенной ему через стол ручкой все, что требовалось. Интересы Кудрина и Собянина, которым «одноэтажная Россия», видимо, поперек глотки, для которых она — «территория упадка», лишенная конкурентоспособности, неотделимы от олигархических? Ну и зачем ТАКАЯ базарная, виноват, «рыночная» экономика? И такие «властители дум»?

Кому нужны идеи и смыслы, в центре которых не ЧЕЛОВЕК, а обезличенный «человеческий капитал», измеряющий людей сугубой стоимостью их мозгов и рабочих рук, плюющий на их интеллектуальное, нравственное развитие, на их Космос, на все то, что делает нас не сборищем атомов-индивидов, а народом? Тем самым народом-победителем, который сломал хребет многим завоевателям и в своем историческом творчестве куда больше доверяет чувству Родины, принципам справедливости и нравственному императиву «Не в силе Бог, но в правде», чем процентным показателям и критериям «экономической эффективности»?

Крамольная мысль, которая витает в воздухе. Организуй мы жизнь по Кудрину и Собянину (на самом деле они не полемисты, а «птенцы» разных «элитных» гнезд, то есть кланов или «башен», чем их противоречия и ограничиваются), кранты пришли бы стране уже давно. Ибо такие огромные государства, как Россия, соединяются не экономическими, а совершенно иными скрепами. Ясно ведь, что регионы из разных концов экономически больше тяготеют к сопредельным внешним соседям, чем к собственным центру и другим регионам, и следовательно экономикой существование таких стран не оправдывается. Здесь нужна совсем другая система координат, о существовании которой Кудрин и Собянин если и догадываются, то считают ее уделом чуждых «настоящей» цивилизации «динозавров» или «ватников» с «варварами». В основе таких координат находится не «децентрализация», а как раз наоборот — предельная организация и консолидация власти и общества, скрепленное национальной идеей/идеологией единство жизненных и политических ценностей, опора на социальную справедливость и коллективизм вместо нынешней атомизации. И случайно ли, буквально издеваясь над этими ценностями, полемистам вторит Антон Силуанов, считающий увеличение социальных расходов «угрозой для экономики». Тот самый глава Минфина, которого Собянин предложил Кудрину взять на перевоспитание.

Спрашивается, что для кого — экономика для людей или люди для экономики?

И как назвать «эконома», возомнившего себя «государственным деятелем», если он, пускаясь в пространные рассуждения о геополитике, без всякого стеснения называет огромные территории «проблемой России», а расселение населения с целью ее удержания, практиковавшееся на Руси веками, — ошибочным? Границы, по Собянину, держат не люди, а «человеческий капитал» их скопищ в городах-миллионниках, которые нужно расположить по периметру границ. Остальную же территорию надо бросить, ввиду нерентабельности ее полноценного освоения; в лучшем случае, наверное, работать на ней вахтовым методом, как, помнится, в свое время предлагал Гайдар, записной гуру всех подобных идей.

Основной вопрос здесь заключается в том, предлагается ли эту территорию ввиду собственной политической близорукости действительно бросить или речь идет об ее зачистке под чужую колонизацию, как это, помнится, предлагали спецслужбистские анонимы из четвертой книжки «Проекта Россия»?

Хотя ответ на этот вопрос имеет разве что символическое значение. Разница существует лишь в нравственном поле; в политическом смысле она отсутствует, ибо, как уже говорил более ста лет назад Павел Милюков, глупость и измена приводят к одинаковым последствиям.

Подобные несуразности более чем часового эфира можно перечислять еще долго («Все б это было так смешно, когда бы не было так грустно…»). Но что в сухом остатке? Прежде всего самодостаточность России, позволяющая ей выстраивать свою экономическую и политическую модель, не оборачиваясь на остальной мир. Давно ведь известно: «что русскому хорошо, то немцу — смерть». И не только немцу. Мы так долго издевались над крылатой метафорой «У советских — собственная гордость», что некоторые, особенно руководящие, действительно уверовали в благостность отсутствия и такой, и любой другой гордости, превратив низкопоклонство перед Западом в фирменный управленческий стиль. Уверен, что, оторвавшись от жизни, они не представляют себе и десятой доли той гаммы сильных и сложных с точки зрения политкорректности чувств, которые их откровения вызывают у сограждан.

Еще в сухом остатке крайнее удивление узостью геополитического мышления этих «гуру», которые, даже пристально всматриваясь в политическую или даже физическую карту мира, не в состоянии осознать несопоставимость масштабов, а следовательно и управленческих алгоритмов России и Запада. И уверены, будто европейский «хвост» и дальше в состоянии вилять громадным и великим евразийским Севером, и будто осчастливиться таким вилянием пуще жизни мечтает и сам Север.

Ну и, наконец, если говорить о прорывной модели развития, которую Россия не раз демонстрировала в своей истории, то всякий раз это осуществлялось не «во взаимодействии», а вопреки внешнему миру, в рамках если не автаркии, то определенной замкнутости в границах собственной территории и собственных интересов. Кстати, прорывов таким образом добивалась не только Россия, но и другие самодостаточные страны — США в XIX веке, Китай — в конце XX столетия, после загнавших его под западные санкции событий на Тяньаньмэнь. И единственный противоположный пример «всеобщей» открытости и интеграции, связанный с милой сердцу нашей «элиты» Европой, на которую нас призывают держать равнение, — не что иное, как продукт прямой послевоенной оккупации. Сначала военной, а затем экономической — по пресловутому «плану Маршалла».

Не потому ли имя этого деятеля, подчинившего Старый Свет американскому диктату, с регулярной периодичностью и сладострастным придыханием продолжает всплывать в «отечественных» околовластных кругах уже не первое десятилетие?

И последнее, что вытекает из просмотренного, — это феноменальная недостаточность для России рыночной экономики, объясняющая все провалы последней четверти века, которую в будущих учебниках назовут эпохой даже не застоя, а стагнации и упадка. Становится окончательно ясно, что план и рынок, которые нам в пропагандистских целях противопоставляли друг другу с «перестроечных» времен, на самом деле отнюдь не антагонисты. Просто план — это стратегия, а рынок — тактика. И когда тактическими задачами наполняется вся жизнь, а стратегические объявляются бессмысленными и неинтересными, тогда эта жизнь и превращается в наблюдаемое нами «броуновское движение» червячков, усиленно проедающих свои «ходики» и «туннельки» в догнивающем на корню яблочке. В этом вся суть переживаемого нами момента, а также ответ на вопрос одного из «перестроечных» сатириков о том, «как бы заглянуть в эти «закрома Родины»?». Ну что, заглянули? Расхлебывать теперь после возвращения от «новой» к традиционной нормальности придется долго и трудно. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail