Необузданное и разуму неподвластное стремление к громким заявлениям со стороны некоторых выскочек, обезмозгленных публичной политикой, привели к странному обсуждению того, кому, по их мнению, должно отойти Приднестровье — Молдове али Украине? Как в пословице: «Без меня меня женили», хотя «поженить» Приднестровье с кем-либо без его собственной воли уже давно невозможно.

Последствия обстрела Бендер. 1992
Последствия обстрела Бендер. 1992

Более четверти века полумиллионный народ Приднестровья демонстрирует ничуть не менее (а то и более) явственные признаки независимости, нежели соседствующие Украина и Молдова. Кровавые вооруженные столкновения на Днестре — спасибо русским миротворцам — уже далеко позади. В отличие от других земель, ставших предметом территориальных споров, между жителями Молдовы и Приднестровья граница открыта. Люди живут в мире, как и граждане Чехии и Словакии после размежевания.

«За Родину! За ПМР!». 1992
«За Родину! За ПМР!». 1992

Заторы в работе международного формата по урегулированию конфликта между Кишиневом и Тирасполем происходили вовсе не по воле приднестровской стороны. Приднестровская республика, наоборот, всегда как самый заинтересованный в своем благополучном будущем участник дискуссии шла на компромисс. Напомним, что речь идет о «формате 5+2». В переговорах по приднестровскому урегулированию участвуют Молдова и Приднестровье — как стороны конфликта; Россия, Украина, ОБСЕ — как посредники; Евросоюз и США — как наблюдатели. 27 и 28 ноября должны возобновиться переговоры — Австрия, председательствующая ныне в ОБСЕ, наконец одумалась и поспешила созвать встречу «5+2», иначе рисковала остаться и вовсе не у дел.

Что разбудило Вену? Руководство Приднестровья еще раз продемонстрировало приверженность принципу служения интересам людей, проживающих в республике. Не раз мы видели, как политические амбиции Молдовы и желание соперничать с Западом в русофобской предвзятости мешали строить взаимоотношения, отвечающие желанию людей по обе стороны Днестра не просто жить мирно, но и активно находить новые формы сотрудничества и взаимодействия.

К примеру, давно уже назрела необходимость задействовать транзитный потенциал Приднестровья и открыть мосты через реку Днестр, которые были повреждены во время военных действий. Еще в июле 1998 года Молдова и Приднестровье подписали соглашения о вводе в эксплуатацию моста в районе сел Бычок и Гура Быкулуй. Но затем началась фронтальная проволочка, когда молдавская сторона сводила любые переговоры к выдвижению политических претензий.

И только 3 ноября сего года представители по политическим вопросам от Приднестровья и Республики Молдова Виталий Игнатьев и Георгий Бэлан подписали протокольное решение «Об открытии моста через реку Днестр в районе сёл Гура Быкулуй и Бычок».

Этому предшествовало обращение президента Приднестровья Вадима Красносельского к участникам переговорного процесса «5+2», в котором он представил развернутое предложение по налаживанию сотрудничества в инфраструктурной, транспортной и таможенной областях. Первым шагом в этом деле должно было стать открытие моста. Конструктивный и предметный настрой руководства Приднестровья был воспринят с воодушевлением, и уже сегодня по мосту открыто движение. Понятно дело, что Австрия оказалась перед риском быть выброшенной на обочину переговоров, ведь решение было принято без нее.

Первые жертвы в Приднестровье. 1992
Первые жертвы в Приднестровье. 1992

Что мы видим? Приднестровье давно состоялось как ответственный и самостоятельный участник международного общения. Очень хотелось бы надеяться, что партнеры Приднестровья по переговорам поймут это и проявят здравый смысл, вытекающий из новой обстановки в мире. Да, сотрясение Ирака и Испании внутренними конфликтами никак не может быть аналогом ситуации в Приднестровье, но стоит обратить внимание на современные тенденции. Мировое сообщество всё более чутко прислушивается к чаяниям народов, стремящимся к самоопределению, и это объективный процесс.

Когда мы слышим идеи о том, чтобы Приднестровье — на деле давно состоявшееся государство — отдало свой суверенитет том или иному соседу, то невольно хочется спросить: вы хотите наказать жителей этого края за миролюбие, терпение и излишнюю самостоятельность? Не стоит ли начать переговоры с признания того, что миролюбивое великодушие Приднестровья должно быть примером и наукой для соседей?