После Гааги: Сербия, Хорватия, Босния

После завершения длительной работы Гаагского Трибунала бывшие противники почти согласились признать историческое наследие боснийской войны. Однако оценивают они его по-разному

Белград, 24 ноября 2017, 11:35 — REGNUM  В среду, 22 ноября, Международный суд в Гааге приговорил бывшего боснийского генерала Ратко Младича к пожизненному заключению. Боснийский писатель Мухарем Баздуль о том, как балканские народы воспринимают свое прошлое, и о том, как принятое гаагским трибуналом решение может повлиять на обстановку в регионе, рассказал в интервью немецкому изданию Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Между бывшими противниками вряд ли есть какие-либо разногласия относительно фактов войны, скорее относительно их интерпретации. Никакая авторитетная политическая сила в бывшей Югославии на сегодняшний день не отрицает, что в июле 1995 года в Сребренице имели место ужасные преступления. Однако, когда речь заходит о классификации этого самого преступления — единогласия нет, отмечает писатель.

В Белграде и в Республике Сербской о событиях в Сребренице не говорят как о «геноциде», хотя парламент Сербии в своей резолюции косвенно признал подобную классификацию несколько лет назад. Сербская бомбардировка Сараево во время осады города также никем не отрицается, однако сами сербы оправдывают это тем, что из города бомбардировке также была подвергнута и территория под сербским контролем, поэтому и убитые мирные жители считаются побочным ущербом боевых действий сторон.

В Хорватии почти никто не отрицает преступления хорватской армии 1995 года в результате возвращения захваченной сербами территории. Однако если в Загребе считают, что это были лишь отдельные случаи, то в Сербии считают, что настоящей целью хорватов было изгнание сербов из Хорватии.

Боснийские мусульмане также признают преступления их армии против гражданских лиц, только в отличие от преступлений сербской и хорватской армий, это были единичные случаи, а не следствие политического решения.

Тем не менее преступники были наказаны. Но надо понимать, что в бывшей Югославии не было абсолютных победителей и проигравших. Сербам была предоставлена боснийская Республика Сербская, но при этом они были изгнаны из многих частей Хорватии и половины Боснии, включая города, имевшие важное значение для сербской культуры, такие как Сараево и Мостар, не говоря уже о Косово. Хорваты получили фактически моноэтническую Хорватию. Боснийцы же собственную республику не получили и были маргинализированы, хотя сами они были как раз жертвами.

Однако поразительно совсем другое, подчеркивает Баздуль, — даже в худшие времена, когда война и «этнические чистки» бушевали в Боснии, всего в ста километрах к западу от Белграда десятки тысяч боснийцев мусульманского происхождения могли жить мирно. Причем, многие из них занимали видные позиции в академической, художественной или экономической жизни Сербии.

Сейчас национализм до сих пор доминирует в политической повестке дня Сербии. И несмотря на это, в Сербии политический климат намного более открытый, чем в Боснии или Хорватии, отмечает эксперт. Здесь можно свободно выразить особое мнение, и оно всегда найдет свое СМИ, готовое его опубликовать. Конечно, это не отрицает атак со стороны таблоидов, но такая полемика сама по себе является положительной. Помимо всего прочего, Сербия является единственной страной Европы, где в одном языке бок о бок используются два алфавита, латинский и кириллица, не говоря уже о многих диалектах, которые пришли в страну с сербскими беженцами из Боснии, Косово и Хорватии.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 22 ноября Международный Трибунал бывшей Югославии в Гааге приговорил 75-летнего сербского генерала Ратко Младича к пожизненному заключению. Младич был признан виновным в геноциде, нарушении законов и обычаев ведения войны, преступлениях против человечности и терроре против мирного населения.

Официальную позицию МИД РФ по этому поводу выразила Мария Захарова: «Вынуждены вновь констатировать, что вынесенный Международным трибуналом по бывшей Югославии (МТБЮ) обвинительный приговор в отношении бывшего главнокомандующего Вооружёнными силами Республики Сербской господина Младича является продолжением политизированной и предвзятой линии, которая изначально доминировала в работе МТБЮ».

Официальная реакция сербского руководства на приговор Ратко Младичу была следующей.

«Сегодня день ни для радости, ни для грусти, а для того, чтобы увидеть, какого будущего мы хотим. И мой призыв к гражданам Сербии, начать смотреть в будущее сегодня и подумать о том, где и как будут жить наши дети, каким образом нам сохранить мир и стабильность в регионе», — об этом заявил президент Сербии Александр Вучич, выразив убеждение, что «у сербского общества есть силы двигаться вперёд».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail