Баку грозит Брюсселю, а Минск ищет бонусы: обзор «евроинтеграции» в СНГ

Обзор отношений республик СНГ и структур ЕС в октябре — первой половине ноября 2017 г

Валентина Самойлова, 20 ноября 2017, 18:59 — REGNUM  

Белоруссия

В преддверии саммита «Восточное партнёрство», который должен пройти в Брюсселе в ноябре этого года и куда персонально был приглашён президент республики Белоруссия Александр Лукашенко, в СМИ актуализировались вопросы внешней политики РБ. Так, текущую официальную позицию своей страны уточнил министр иностранных дел Владимир Макей в своем недавнем интервью изданию Financial Times. По его словам, Белоруссия стремится выстраивать самостоятельную внешнюю политику как независимый и полноценный субъект международных отношений.

«Мы не хотим зависеть от кого бы то ни было — будь то Вашингтон, Брюссель или Москва. Мы всего лишь хотим проводить подлинно независимую политику. В этом контексте нашим интересам отвечает диверсификация торгово-экономических отношений, и ЕС играет важную роль в наших планах», — сказал министр журналисту FT.

При этом глава белорусского МИД отметил, что развитие отношений Белоруссии с ЕС требует разработки и подписания нового полноценного договора о сотрудничестве, так как на данный момент взаимодействие между ними происходит на основе подписанного еще в 1989 году соглашения между Советским Союзом и Европейским экономическим сообществом.

«Ситуация уже давно изменилась… Нам нужен конкретный основополагающий документ, отвечающий духу времени. Это в интересах обеих сторон», — сказал Макей в подтверждение своих слов.

Однако он отметил, что не имеет в виду соглашение об ассоциации, аналогичное тем, что подписал ЕС, например, с Грузией, Украиной или Молдавией.

При этом Макей традиционно намекнул на возможную посредническую или даже третейскую роль Белоруссии в отношениях различных стран европейского региона, указывая на необходимость выстраивания нового партнерства в Европе и преодоления конфликтов и противоречий между отдельными ее составляющими.

В Европе с этим, пожалуй, согласны. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль на Минском форуме буквально повторил слова о республике как о «мосте» между Европой и ЕАЭС; сам же форум в Минске стал для Белоруссии своего рода разминкой перед саммитом в Брюсселе. Кроме того, глава МИД Германии выразил надежду на то, что именно Лукашенко станет главой белорусской делегации на саммите.

Рост интереса Евросоюза по отношению к Белоруссии в аспекте укрепления экономического сотрудничества подтверждается также последними заявлениями представителей влиятельных европейских экономических структур. Так, глава представительства Европейского союза в РБ Андреа Викторин заявила на прошедшей 2 ноября конференции «Кастрычніцкі эканамічны форум «Основы будущего», что Евросоюз намерен и дальше поддерживать Минск в переговорах с Международным валютным фондом, чтобы будущее возможное соглашение с этой структурой «улучшило ситуацию в белорусской экономике».

Кроме этого, директор отдела кредитования соседних с ЕС стран Европейского инвестиционного банка Флавиа Паланза сообщила в кулуарах бизнес-форума «Восточное партнерство» о том, что уже в начале 2018 года РБ может получить ряд кредитов на внутренние инфраструктурные проекты. Всё это, со своей стороны, подтвердил европейский комиссар по европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС Йоханнес Хан на недавней встрече с премьер-министром РБ Андреем Кобяковым, отметив в итоге, что ЕС готов содействовать Белоруссии в проведении ею экономических реформ. Также еврокомиссар сообщил о готовности Евросоюза к началу экспертной работы о подготовке нового всеобъемлющего соглашения о сотрудничестве с РБ.

В политическом же аспекте в отношениях сторон сохраняется определенная прохлада и осторожность. Одной из главных претензий Европы к Белоруссии по-прежнему остается вопрос о применении здесь смертной казни, а также общая ситуация по правам человека и демократии. В последнее время эта тема, наравне с темой упрочнения сотрудничества с ЕС, также актуализировалась в информационном пространстве. Её традиционно затрагивают практически все официальные представители Европейского союза и глобальных организаций, когда речь заходит об отношениях с Минском и предстоящем саммите «Восточное партнёрство». Коснулась ее не только британский посол, более пристально тема была затронута в освещаемом докладе Евросоюза по правам человека и демократии в мире за 2016 год. Также 26 октября на сессии Генеральной ассамблеи ООН на эту тему был представлен специальный доклад спецдокладчиком по правам человека в Белоруссии Миклошем Харасти. Последний был особенно жёстко настроен, отмечая, что в глобальном масштабе в республике не происходит никаких изменений в этом аспекте.

Главной интригой и вопросом по-прежнему остаётся — «А зачем это всё-таки Минску нужно?» Ведь «Восточное партнёрство» — формат сложившийся, и сценарии для него пишут в Брюсселе, а не в столицах-участницах. Если Белоруссии необходимо новое соглашение с ЕС, однако очередным Киевом или Тбилиси Минск становиться не желает, то тем самым переговорная база сужается практически до разговоров о погоде.

Впрочем, у Минска действительно есть кое-что, чего нет у Киева, Тбилиси, Кишинёва — членство в ЕАЭС. Другой вопрос, сочтут ли посредническую роль Минска настолько важной, чтобы специально под РБ менять формат членства в «Восточном партнёрстве»?

К тому же, согласно открытой информации, на этот раз в Брюсселе готовят встречное предложение, в т.ч. и для белорусов. Оно носит название «Восточное партнёрство+» и предполагает предоставление отдельных бонусов, которыми пользуются страны ЕС (таможенный союз, шенгенская зона и т.п.). Однако это — за особые заслуги и успехи на пути «реформ». Кто знает, возможно, готовность участвовать в PESCO (новая паневропейская оборонная инициатива) также будет учитываться.

Закавказье

Продолжая тему предстоящего саммита, следует обратить внимание на то, что 13 октября Европейский совет опубликовал текст Соглашения о расширенном и всеобъемлющем партнёрстве между Арменией и ЕС, которое должно быть подписано как раз на этом мероприятии. Причём более интересным представляется не содержание этого документа, хотя и в нём есть важные моменты, а сам факт его публикации более чем за месяц до подписания, чего ранее не предполагалось. В начале сентября глава делегации ЕС в Армении, посол Пётр Свитальский даже заявлял, что текст соглашения не будет разглашаться вплоть до момента подписания. Реальная причина такого шага не объясняется ни официальными представителями ЕС, ни Армении. Стороны ограничиваются формальными пояснениями, отмечая, что публикация документа была предпринята по обоюдному согласию. А глава постоянной комиссии по внешним связям НС Армен Ашотян заявил, что Брюссель просто уже завершил работу по согласованию текста соглашения.

Что касается содержания, то в нём, как уже было сказано, есть несколько принципиальных моментов. Так, это соглашение включает в себя некоторые элементы проекта договора об ассоциации с ЕС, от перспективы подписания которого Армения отказалась в 2013 году, вступив в Евразийский экономический союз. В соответствии с этим, в представленном документе исключен пункт о зоне свободной торговли. Одновременно президент Армении Серж Саргсян со своей стороны поспешил заявить, что в данном проекте рамочного соглашения нет ничего, что противоречило бы участию Армении в ЕАЭС. По его словам, основа этого документа касается модернизации государственного управления, политических реформ и укрепления прав человека.

«Экономики почти не касается. В нашей стране будут действовать те законы, те соглашения, договоры, которые мы подписываем в рамках Евразийского экономического союза», — подытожил он.

При этом после общих позитивных формулировок о всестороннем политическом и экономическом партнерстве и сотрудничестве обнаружены пункты, которые вызвали бурную негативную реакцию в армянском экспертном сообществе. Наиболее «неприятным» в этом смысле назвали положение, фактически обязывающее Армению закрыть единственную в стране атомную электростанцию возле города Мецамор, которая обеспечивает 40% производства электроэнергии в стране. Европейцы даже готовы выделить на это 200 млн. евро, предлагая заменить АЭС альтернативными источниками энергии (ВИЭ).

Включили в соглашение и вопрос об урегулировании Карабахского конфликта. Несмотря на обтекаемые и неоднозначные формулировки о необходимости мирного его разрешения, здесь достаточно чётко обозначена посредническая роль ЕС и ключевая важность переговоров, проводимых сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Это уже вызвало негативную реакцию Азербайджана, который наряду с отрицательной реакцией на сам факт публикации текста соглашения между Арменией и ЕС вновь начал акцентуировать тему острых отношений с Евросоюзом и возможности своего выхода из Совета Европы.

Официальный же Ереван доволен развитием событий в связи с предстоящим подписанием соглашения с ЕС. Министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян назвал это «достижением» саммита «Восточное партнерство». Напомним, что подготовка этого соглашения при активном участии Армении идёт с 2015 года, а уже с начала этого года армянская сторона констатировала общее положительное завершение переговоров. Так, 27 февраля об этом прямо заявил президент Армении по итогам переговоров с председателем Европейского совета Дональдом Туском. А уже 21 марта 2017 года Армения и ЕС парафировали Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве.

В ЕС прогрессом довольны, отмечают, что подписание Соглашения станет основой для продолжения активного сотрудничества с Арменией во всех сферах, а также продолжения реализации различных программ ЕС по осуществлению гражданских, политических, правовых и прочих реформ. Об этом 17 октября заявила руководитель офиса Совета Европы в Армении Наталья Вутова.

Уверенность в том, что соглашение между ЕС и Арменией будет подписано уже 24 ноября, на самом форуме «Восточное партнерство», выразил уже упомянутый выше еврокомиссар Йоханнес Хан:

«Хочу сразу же чётко заявить, что соглашение с Арменией будет подписано, в этом нет сомнений, и почти наверняка это произойдет в рамках саммита либо прямо во время саммита».

Официальный Ереван в лице вице-спикера Национального собрания Армении Эдуарда Шармазанова также подтвердил это намерение.

Как уже было сказано выше, опубликование текста соглашения ЕС и Армении вызвало резкую реакцию Азербайджана — в первую очередь в контексте карабахского конфликта, так как, по мнению Баку, в его разрешении Евросоюз склоняется к позиции Еревана. Таким образом, возможное подписание этого соглашения 24 ноября ставит под вопрос дальнейшее развитие отношений между Азербайджаном и Евросоюзом (между которыми, как поспешили напомнить официальные представители Азербайджана, также готовится отдельное соглашение о сотрудничестве), а также вновь поднимает вопрос о целесообразности членства Азербайджана в Совете Европы. Хоть Баку не ставит в прямую зависимость свой выход из СЕ и подписание Арменией соглашения с ЕС в текущей редакции, но в общей риторике, особенно в азербайджанских СМИ, этот акцент прочитывается явственно, причем можно отметить рост его актуализации и категоричности высказываний. В частности, в одном из последних выступлений помощник президента Азербайджана по вопросам внешней политики Новруз Мамедов заявил, что Армения «оккупировала» часть территории страны-члена Совета Европы.

«Однако этому оккупанту никто ничего не говорит. Речь идёт о том, захочет ли Азербайджан остаться в составе СЕ или нет. Это решение может принять только Азербайджан. Азербайджан же терпелив. Азербайджан, когда ему это понадобится, может предпринять любой шаг в защиту своих интересов», — продолжил он.

Это уже похоже на прямую угрозу Баку в отношении Европы.

Другие официальные представители Азербайджанской Республики менее категоричны, даже вслух озвучивают несогласие с идеей выхода из СЕ, однако в их словах также читается ожидание другого поведения Евросоюза перед угрозой такого исхода.

«Я не думаю, что выход Азербайджана из Совета Европы — это правильная идея. Несмотря на двойные стандарты и несправедливость в отношении Азербайджана, полагаю, что мы должны оставаться в этой организации и продолжать отстаивать свою позицию», — сказал в одном из своих комментариев заместитель министра иностранных дел Махмуд Мамедкулиев.

Не спешит со своей стороны «сглаживать углы» и Евросоюз. Так, 11 октября в Страсбурге делегаты Парламентской ассамблеи Совета Европы одобрили резолюцию, которая критически оценивает ситуацию с соблюдением прав человека в Азербайджане, а также призывают последний наконец-то выполнить все ранее озвученные требования по прекращению репрессий, освобождению политзаключенных и созданию условий для работы неправительственных организаций и СМИ. А уже 25 октября Комитет министров Совета Европы уведомил Азербайджан о намерении начать юридическую процедуру из-за неисполнения постановления ЕСПЧ по делу Ильгара Мамедова (Лидер демократического оппозиционного движения «Республиканская альтернатива», в 2014 году приговорён к 7 годам тюрьмы по обвинению в организации массовых беспорядков), предъявив своеобразный «ультиматум», что если до 29 октября последний не будет освобожден, будет инициирован судебный процесс о нарушении Европейской конвенции, что в итоге может привести к исключению Азербайджана из Совета Европы.

В итоге ультиматум на Азербайджан не подействовал, ЕСПЧ признал нарушение прав Ильгара Мамедова на справедливый суд, что стало уже вторым решением ЕСПЧ в его пользу. Однако до исключения республики из СЕ может и не дойти: президент Азербайджана Ильхам Алиев явно тяготится вниманием Европы к этому делу и грозит покинуть СЕ сам.

Средняя Азия

В Алма-Ате в начале ноября прошел форум «Неделя Евразии в ОЭСР-2017». В рамках форума с генсеком Организации экономического сотрудничества и развития Анхелем Гурриа встретился премьер-министр Республики Казахстан Бакытжан Сагинтаев. Они обсудили вопрос вступления РК в Комитет по конкуренции ОЭСР в 2019—2020 годах. Сотрудничество Казахстана с ОЭСР продолжается с 2008 года в рамках Евразийской программы конкурентоспособности, участниками которой являются страны Центральной Азии, Кавказа и Восточной Европы. И для Казахстана упрочнение сотрудничества с ОЭСР важный шаг в процессе наращивания своего экономического влияния и в регионе, и на континенте. Генсек ОЭСР также отметил заинтересованность сотрудничества с Казахстаном, назвав последний «региональным локомотивом».

В последнее время Казахстан подтверждает это название в глазах Европы, наращивая свой потенциал в том числе и как страны-транзитёра. За последние 8 лет грузооборот коридору «Западная Европа — Западный Китай» на территории Казахстана увеличился в три раза. И в дальнейшем также ожидается только рост, в подготовке к чему разрабатываются планы в министерстве по инвестициям и развитию. Вице-министр по инвестициям и развитию РК Роман Скляр заявил недавно, что ближайшая техническая модернизация железнодорожного коридора на участке Алма-Ата Шу позволит увеличить пропускную способность в три раза.

Европейский инвестиционный банк подписал в Вашингтоне рамочное соглашение с Узбекистаном о деятельности банка на территории этой страны. Эта договоренность была достигнута по итогам заседания Совета «ЕС Узбекистан» 17 июля в Брюсселе. Это создает дополнительные условия для инвестиционной деятельности европейских структур в Узбекистане.

С другой стороны, Евросоюз затягивает реализацию так называемого «текстильного протокола» с Узбекистаном. Этот протокол, вступивший в силу 1 июля 2017 года после того, как Ташкент выполнил условия ЕС по отказу от использования детской силы в хлопковом производстве, до сих пор принят к исполнению таможенными службами Евросоюза. По словам последних, они официально не извещены о действии протокола.

Тем временем в ЕС фактически признали выборы президента Киргизии, которые состоялись 15 октября, хоть и отметили ряд нарушений в ходе голосования. Представитель Евросоюза заявил, что «миссия наблюдателей выявила заметные недостатки, такие как подкуп голосов, давление на избирателей, ограничение свободы СМИ и использование административного ресурса». Однако в то же время в ЕС отметили прогресс Киргизии в усовершенствовании избирательных процедур и обеспечении прозрачности выборов. А посол ФРГ в Киргизии Петер Шольц заявил о важном прецеденте мирной передачи власти уже бывшим президентом Алмазбеком Атамбаевым своему преемнику Сооронбаю Жээнбекову, набравшему в первом же туре более 50% голосов избирателей.

Читайте ранее в этом сюжете: Что предначертано Белоруссии Господом? Обзор «евроинтеграции» в СНГ

Читайте развитие сюжета: «Повода для самоуспокоения нет»: Лукашенко о кризисе в экономике Белоруссии

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail