Разговоры об «оккупации» Финляндии СССР могут спровоцировать конфликт

Слова депутата Госдумы Виталия Милонова об «оккупации Финляндии» могут «на пустом месте» ухудшить двусторонние добрососедские отношения, считает эксперт

Санкт-Петербург, 22 ноября 2017, 16:54 — REGNUM  Заявления депутата Государственной думы Виталия Милонова («Единая Россия») о желаемом безвизовом режиме между РФ и Финляндией и об «оккупации» Финляндии в годы Второй мировой войны являются очевидной глупостью и проявлением негосударственного подхода. Такое мнение высказал в беседе с корреспондентом ИА REGNUM заведующий кафедрой истории нового и новейшего времени Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук, профессор Владимир Барышников.

Напомним, депутат Виталий Милонов, призывая к форсированию введения обоюдного безвизового режима между Россией и Финляндией, заявил о необходимости признания российской стороной оккупации финской территории в ходе советско-финской («зимней») войны 1939−1940 годов. По мнению Милонова, этому мешают «определенные анахронизмы в обществе».

Во-первых, уверен историк Владимир Барышников, безвизовый режим с Финляндией, которая входит в Евросоюз и зону Шенгена, в настоящее время является не более чем фантазией.

Что же касается итогов «зимней войны», то здесь правильнее говорить об итогах Второй мировой войны, когда часть Карельского перешейка и северного Приладожья окончательно вошли в состав нашего государства по Парижскому миру 1947 года. Именно их, вероятно, предлагает пересмотреть Виталий Милонов, предположил историк.

«При такой постановке вопроса можно еще кое-что «передать» нашим соседям, как на Западе, так и на Востоке. В частности, например, недалеко от Петербурга уступить Эстонии еще и Ивангород. Несмотря на его статус депутата, он явно не государственник, если так утверждает. Где господин Милонов, собственно, в дальнейшем собирается жить? В Финляндии или в России? Если в Финляндии, тогда понятно, почему он заявляет такие вещи», — сказал Барышников.

По мнению профессора СПбГУ, «подобные поверхностные суждения говорят о том, что человек, вероятно, плохо знает историю». Барышников напомнил, что территория, об «оккупации» которой говорил Милонов, вошла в состав российского государства еще в 1721 году, то есть практически со времен основания Петербурга.

«Как отметил Петр I, Выборг являлся «подушкой Петербурга», обеспечивая столице России соответствующую военную безопасность с севера. Только события 1917 года и приход к власти большевиков позволили установить границу с Финляндией по старому таможенному рубежу и таким образом проигнорировали «завещание» Петра», — подчеркнул эксперт.

Когда речь идет о советско-финляндской войне 1939−1940 годов, то на самом деле ни Советский Союз, ни Финляндия нападать друг на друга не собирались, уверен Владимир Барышников.

«Я этим вопросом занимался глубоко и могу со всей уверенностью утверждать, что никогда бы между нами не возникла война, если бы не началась Вторая мировая война. Именно в этих условиях необходима была безопасность второго по величине и значимости города Советского Союза. Граница между Финляндией и СССР проходила тогда всего в 32 км от центра Ленинграда. Более того, советско-финляндская граница была самой продолжительной на западе СССР. При этом СССР постарался с Финляндией договориться и вел в течении целого месяца, осенью 1939 года, переговоры об изменении границы, чтобы создать более устойчивую возможность обороны», — подчеркнул историк.

При этом уже с 1937 года Москва на официальном уровне стремилась получить от Финляндии определенные гарантии того, что ее территория не будет использована в качестве плацдарма для нападения на СССР. Для Советского Союза было бы идеальным вариантом, если бы Финляндия превратилась в союзника СССР, вопросов же об изменении границ тогда вообще не ставилось бы, уверен Барышников.

Что же касается территориальных изменений, то, напомнил историк, речь осенью 1939 года не шла о Выборге или всём Карельском перешейке, а лишь о том, чтобы передвинуть на несколько десятков километров границу в сторону запада.

«Это даже не затрагивало основные финские укрепления — линию Маннергейма. Но финны на это не пошли, и по завершении войны финны потеряли и всю линию Маннергейма, и Выборг. Когда эта война началась, будущий президент Финляндии Юхо Кусти Паасикиви сказал, что это «война Эркко», министра иностранных дел. Маршал Карл Густав Маннергейм, когда узнал о том, что началась война, ругался такими словами, которые его адъютанты никогда даже не слышали. Говорил, что вы, политики, довели дело до войны, а мы, военные, вынуждены будем расхлебывать. Вот господин Милонов сейчас как раз делает примерно то же самое: создаёт конфликтную ситуацию, но на совершенно пустом месте, а реальные госдеятели вынуждены будут, вероятно, это расхлебывать», — возмутился Владимир Барышников.

Напомним, война завершилась подписанием мирного договора 12 марта 1940 года. Вместо изначально предлагавшегося Москвой отступления финского государства на 50 километров от Ленинграда граница между СССР и Финляндией оказалась отодвинута на 120−130 км. Финляндия потеряла 11% своей прежней территории, включая Выборг и весь Карельский перешеек, западное и северное Приладожье, ряд островов Финского залива и острова Выборгского залива. Затем эти условия были подтверждены соглашением о перемирии 1944 года, а далее были зафиксированы в Парижском мирном договоре.

Читайте также: Падение «Маннергейма»

"Но Советский Союз не оккупировал Финляндию. По этому поводу финны даже шутят, что «в годы Второй мировой войны три столицы воюющих европейских государств не были захвачены противником. Это — Москва, Лондон и Хельсинки». Разговоры же о том, что Сталин спал и видел, как бы присоединить Финляндию, — глупость. Если бы хотел, то в 1944 году он это мог бы сделать», — подчеркнул Владимир Барышников.

С другой стороны, напомнил историк, финские войска вместе с германской группой армий «Север» держали блокаду Ленинграда в 1941—1944 годах, а также захватили значительные территории советской Карелии, то есть те земли, которые никогда и не входили в состав Финляндии. Тем не менее, в отношениях двух наших стран, фактически, всё это уже очевидно перевернутая страница истории, подчеркнул Барышников.

«Важно, что наша страна сохраняет с Финляндией дружественные отношения, и это самое главное. И тут я хотел бы закончить фразой, которую в свое время сказал финский президент Урхо Калева Кекконен. Он сказал, что «для Финляндии важно друзей иметь как можно ближе к своим границам, а врагов — как можно дальше от них». Эту фразу, вероятно, тоже неплохо было бы иметь в виду и господину Милонову, поскольку с Финляндией у нас после окончания Второй мировой войны сложились весьма хорошие отношения, которые продолжаются и до сих пор и, видимо, их не следует разрушать», — добавил Барышников.

Читайте ранее в этом сюжете: Милонов признал «оккупацию» Финляндии и выступил за безвизовый режим

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail