«Голый король»: как худрук Пермского театра уехал на вечные гастроли

Артисты Пермского театра оперы и балета с недоумением воспринимают политику худрука: они хотят работать на Пермь, но не на Курентзиса, который в своей погоне за славой не чурается заниматься и тем, что не относится к сфере его компетенции

Антон Исаков, 16 ноября 2017, 15:47 — REGNUM  

Первая половина ноября выдалась насыщенной для Пермского театра оперы и балета, несмотря на то, что в Перми этого никто не заметил. Труппа, гастролирующая по западным странам, как кажется пермякам, прославляет город в глазах «просвещенных» европейцев, поэтому отсутствие культурной жизни в Перми искупляется бурной деятельностью на благо города в Германии и других странах ЕС.

Художественный руководитель Пермского театра оперы и балета пребывает в вечных гастролях, ненадолго заскакивая в город, где ему платят зарплату. После чего вновь исчезает, оставляя театр наедине с собой. Что происходит с домом, когда он не нужен хозяину? Об этом я хочу поговорить в данной статье.

Вечные гастроли во славу Перми?

Удивителен и достоин восхищения патриотизм пермяков, самоотверженность которых не знает границ: готовность смириться с отсутствием оперной жизни в городе ради его славы поражает.

Но если задуматься… Что дает любителю оперы популяризация его родного города в глазах Запада? В Перми станет больше спектаклей? Очевидно, что нет, так как уничтожение репертуарного театра, о котором я писал в предыдущих статьях, видимо, является целью политики художественного руководителя Теодора Курентзиса.

Кстати сказать, данный факт подтверждают результаты работы маэстро в Новосибирске. Об этом красноречиво свидетельствует художественный руководитель Михайловского театра Владимир Кехман, проработавший в должности генерального директора Новосибирского государственного театра оперы и балета два года:

«После его (Курентзиса) ухода в Новосибирске не осталось ни одного его спектакля. Если бы он отработал, как Айнарс Рубикис, год или два… Но он работал в Новосибирске почти десять лет, ничего не оставил театру и очень много оттуда забрал».

Поэтому стоит отдать должное пермякам, готовым поступиться своей тягой к искусству ради славы родного города, как, наверное, ей поступались сибиряки. Судить о славе Новосибирской оперы я не буду, пусть об этом подумают читатели, здесь же важно обратить внимание на другое.

Мне, к сожалению, придется разочаровать некоторых наивных мечтателей. Оказывается, на Западе Теодор Курентзис занимается не прославлением Перми и Пермского театра оперы и балета, он занимается пиаром своей собственной, безусловно, талантливой персоны.

Для понимания этого достаточно взглянуть на рекламные афиши, с которыми маэстро покоряет Запад.

Как нетрудно убедиться, о Перми не сказано ни слова, также ни слова не сказано про оркестр Курентзиса musicAeterna. В афише для них не нашлось места.

Данный факт не является исключением из правил, он, наоборот, иллюстрирует определенную тенденцию, которая, по словам самих артистов, выступивших в Баден-Бадене с оперой «Богема», отражает суть карьеристских устремлений господина Курентзиса. Так, по словам музыканта, принимающего участие в гастрольном турне и пожелавшего остаться неназванным, поклонники оперного искусства в Европе ничего не слышали о Перми и пермском театре, зато знакомы с его художественным руководителем, который вчера был в Новосибирске, сегодня в Перми, а завтра где-нибудь еще.

Для сравнения возьмем афишу Мариинского театра, который также выступит с гастролями в Баден-Бадене.

Всемирно известный театр, представлять который нет необходимости, тем не менее всему миру заявляет о своем имени, о своем городе, демонстрируя тем самым, что его слава — это заслуга целой плеяды выдающихся дирижеров, балетмейстеров и артистов, а не конкретного человека, который, каким бы одаренным он ни был, ничто без почвы, которая его питает.

Артисты Пермского театра оперы и балета с недоумением воспринимают подобное поведение маэстро, они хотят работать на Пермь, но не на Курентзиса, который в своей погоне за славой не чурается заниматься и тем, что не относится к сфере его компетенции: оказывается, он выпускает духи с запахом слез, а также снимается для модных журналов с обнаженным торсом. Конечно, в этом нет преступления, обычная пиар-кампания, приносящая неплохие дивиденды, но определенно добавляющая штрихи к нарисованному мной выше портрету.

Агрессивная реклама

Об этом не стоило бы и говорить, если все это резко не контрастировало с тем, что происходит в Пермском театре с начала сезона. Многие поклонники обратили внимание на агрессивную рекламу, призывающую оказать посильную материальную помощь театру, которой раньше в таких объемах просто не было.

Реклама повсюду: в буклетах, в интернете, в СМИ. Она стала чересчур навязчивой, а в некоторых случаях просто унизительной для самого театра.

Так, перед открытием текущего сезона было объявлено о праздновании важной даты — двухлетии собственного благотворительного фонда. В честь этого события было принято решение сделать подарки для первых 10 «жертвователей». Дальше следует предоставить слово самим организатором подобного «праздничного сюрприза»:

«В честь этих значимых событий мы подарим первым 10 жертвователям диски с записью опер Моцарта Cosi fan tutte или Le Nozze di Figaro (пожертвование должно составлять не менее 7000 рублей единоразово); куклу ручной работы «Балерина» (пожертвование должно составлять не менее 15 000 рублей единоразово)».

Данная акция не нуждается в комментариях. На мой взгляд, розыгрыш подарков подобным образом оскорбителен как для театра, так и для его поклонников.

Думается, что в такое положение театр был поставлен его руководством. Вынужденные искать любые средства, любыми способами, театральные «предприниматели», кажется, и сами не в восторге от подобных решений.

В то время как Курентзис разъезжает по всему миру с бесконечными гастролями, расходуя на это деньги пермских налогоплательщиков, тем, кто остается в Перми, приходится прибегать к подобного рода приемам, вызывающим естественное отторжение.

Стоимость билетов

Но это еще не все, колоссальное возмущение у поклонников театра вызывает стоимость билетов, которая не идет ни в какое сравнение с ценами в других театрах страны, в том числе и в ведущих.

Билеты на «Щелкунчика», премьера которого состоится в декабре этого года, доходят в своей цене до 15 тыс. рублей. Подобное можно наблюдать лишь в Большом театре, да и то не на всех спектаклях. В партер Мариинского театра на того же «Щелкунчика» 31 декабря можно попасть за 10 тыс. рублей.

Если взять для сравнения любой провинциальный театр, например Саратовский академический театр оперы и балеты, то контраст будет еще более очевиден. Стоимость билетов тут варьируется от 300 до 450 рублей, а репертуар поражает своим разнообразием.

Разумеется, гостями саратовского театра часто становятся артисты лучших театров мира (тогда цена несколько повышается). Чтобы посмотреть на приму-балерину Большого театра Екатерину Крысанову, саратовскому зрителю необходимо выложить всего 1 тыс. рублей. После этого смешно слушать про то, как Курентзис развивает Пермскую оперу.

Очевидно, что подобное завышение цен в Пермском театре неадекватно. В Новогодние праздники, конечно, цены выше, но и в простые дни они тоже кусаются. Среднестатистический житель города не может позволить себе такую роскошь, тем более сходить в театр вместе с семьей. Происходит массовое отчуждение зрителя от высокой культуры. Для чего это делается? Руководство театра хранит молчание.

Ажиотаж

Ситуация осложняется ажиотажем, вызванным популярностью Курентзиса. Сам по себе ажиотаж, как мне кажется, не является чем-то негативным, проблема заключается в том, что билеты раскупаются приезжими, что приводит к дополнительным сложностям именно для пермяков. Проблему мог бы решить банальный запрет на покупку билетов по интернету, по крайне мере в первые дни продаж. Так или иначе, они все равно были бы раскуплены, но пермяками, изголодавшимися по оперному и балетному искусству.

Сложно постичь замысел тех людей, которые хотят видеть тень господина Курентзиса в Пермском крае, вероятно, им нужен некий бренд, возможно, это неизбытое наследие бывшего губернатора Олега Чиркунова, мечтавшего превратить Пермь в «культурную столицу Европы», вместе с провокатором от искусства Маратом Гельманом и радикальным экспериментатором Борисом Мильграмом. Конечно, в этом трио Курентзис наиболее талантлив и ярок, но проблема заключается в том, что его здесь нет, а вместе с ним исчезает и один из старейших театров России.

Читайте ранее в этом сюжете: Реформы Теодора Курентзиса: Что ждет Пермский театр оперы и балета?

Читайте развитие сюжета: «Корабль, идущий ко дну»: директор Пермской оперы прочел городу лекцию

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail