Октябрь 2017 года показал, что представители оборонной промышленности и министерства обороны Белоруссии довольно активно пытаются искать новых партнёров в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС). По предположению ряда белорусских СМИ ВТС России и Белоруссии осуществляется не на равных условиях, и поэтому Минску ничего не остается, кроме как искать альтернативные рынки. Так ли это? Есть ли у ВПК Белоруссии реальная альтернатива России?

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

В числе наиболее значимых переговоров по военно-промышленной технике можно отметить несколько. Во-первых, переговоры о дальнейшем сотрудничеств в середине октября в Абу-Даби на заседании совместного белорусско-эмиратского комитета по ВТС между председателем государственного военно-промышленного комитета Белоруссии Олегом Двигалевым и генерал-майором Мухаммедом Мурад аль-Балуши, начальником объединенного тыла Генерального штаба вооруженных сил ОАЭ. Во-вторых, Белоруссия обратила пристальное внимание и на Вьетнам, и в течение трех дней в октябре стороны обсудили реализацию совместных проектов и варианты работы в будущем. Также с 23 по 26 октября представители оборонной промышленности Белоруссии и Турции провели переговоры, а турецкий заместитель министра национальной обороны Шуай Алпай даже посетил несколько белорусских предприятий ВПК в республике. На белорусский ВПК в целом и на производство, ремонт и модернизацию авиационной техники и средств ПВО обратил внимание командующий силами воздушной обороны ВС Киргизии полковник Кылычбек Айдаралиев.

На фоне этих событий в белорусском медиапространстве стали появляться сообщения о том, что такая активность Белоруссии в сфере военно-промышленного комплекса связана с тем, что в 2014 году президент РФ Владимир Путин поставил перед командованием войск, руководителями оборонных предприятий задачу по импортозамещению военной техники. Однако такое решение обусловлено не чем иным, как осложнением сотрудничества в этой сфере с другими странами из-за западных санкций против России.

Что касается белорусского военного экспорта, то с момента распада СССР этот показатель составил более $3 млрд (исключая экспорт в Россию, который подсчитать достаточно проблематично, из-за их закрытости). При этом поставки шли в самых разных уголках мира — в Юго-Восточной Азии (Мьянма и Вьетнам) и Южной Азии (Непал и Пакистан), в Африке (Ангола, Эфиопия, Алжир и т.д.) и Южной Америке (Перу). На Ближнем Востоке (Йемен, Сирия, Иран и Ирак) и странах постсоветского пространства (Армения, Азербайджан, Россия и т.д.). Белоруссия также реализовала немало оружия. Но в подавляющем большинстве случаев речь шла о продаже советского оружия со складов, как правило, бывшего в использовании.

Из нового и относительного нового оружия, которое имеет отношение к военно-промышленному-комплексу Белоруссии, стоит отметить модернизации советских зенитных ракетных комплексов — «Бук-МБ», С-125−2ТМ «Печора-2ТМ» и Т-38 «Стилет» (модернизация «Оса-АКМ»), а также противотанковые ракетных комплексы украинско-белорусского производства «Скиф». Однако в общей сумме поставок они не составляют заметной доли.

Самоходный зенитно-ракетный комплекс БУК-МБ
Самоходный зенитно-ракетный комплекс БУК-МБ
George Chernilevsky

Основная доля новой продукции военного назначения производится Минским заводом колёсных тягачей (МЗКТ). Шасси этой белорусской компании используют для самых разных типов российской военной техники: мобильных межконтинентальных баллистических ракет «Тополь-М» и «Ярс» (МЗКТ-79 221), оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М» и зенитных-ракетных комплексов С-400 (МЗКТ-7930) и многих других. Очевидно, что подавляющее количество поставок новых изделий этого типа приходится на Россию. Без них МЗКТ вряд ли сможет долго просуществовать.

Причем для производство своих тягачей МЗКТ хотя и использует российские и западные компоненты, но выпускаемый продукт все равно можно вполне обоснованно считать национальным. Правда, переговоры о покупке белорусского завода Россией постоянно срываются, поэтому будущее МЗКТ пока чётко не определено. Из-за этого российский концерн, объединяющий предприятия, разрабатывающие и выпускающие ПВО и ПРО, «Алмаз-Антей» уже начал устанавливать ЗРК С-400 на шасси производства Брянского автомобильного завода вместо продукции МЗКТ.

Читайте подробнее: ВПК России не может зависеть от лицемерного союзника в Минске

Немало Россия покупает и прицельных комплексов: сотни модернизируемых до уровня Т-72Б3 основных боевых танков получают белорусский тепловизионный прицел «Сосна-У». Ранее оснащаемые украинскими тепловизорами самоходные ПТРК «Хризантема-С» также теперь получают их белорусские аналоги.

Модернизированный Т-72Б3 образца 2016 года с дополнительной защитой
Модернизированный Т-72Б3 образца 2016 года с дополнительной защитой
Vitaly V. Kuzmin

Всё это свидетельствует о том, что идея о полной замене российского рынка альтернативными сомнительна. Очевидно, что западным производителям шасси МЗКТ и другие белорусские компоненты не нужны. Из других крупных производителей военной техники можно отметить только Китай. Минск и Пекин действительно развивают сотрудничество, в том числе создав тяжёлую реактивную систему залпового огня «Полонез», использующую китайские ракеты A-200 и шасси МЗКТ.

Читайте подробнее: Фокус и его разоблачение: Белорусский ВПК — что же в нем белорусского?

Тем не менее это сотрудничество приносит больше финансовой выгоды Китаю, гарантированно продающему свою продукцию, а вот сможет ли Белоруссия реализовать на экспорт большое количество «Полонезов» — большой вопрос. Пока интерес к системе имеет только Азербайджан. О том, что Баку стоит приобрести реактивную систему залпового огня «Полонез» белорусского производства, заявил 13 октября генерал-лейтенант в отставке, бывший командир корпуса ВС Азербайджана, эксперт минобороны Яшар Айдемиров.

Читайте также: «Показать, что не хуже Армении»: ВТС Белоруссии и Азербайджана

Продажа Китаю шасси для той или иной техники (особенно для межконтинентальных баллистических ракет) возможна, но продлится такое сотрудничество недолго, так как китайские специалисты наверняка в течение нескольких лет создадут собственную нелицензионную копию изделия, как нередко случалось в прошлом, в том числе и с некоторыми российскими образцами.

Поэтому говорить сегодня о том, что для белорусского ВПК найдётся стопроцентная альтернатива российскому рынку, практически невозможно. При этом нет ничего зазорного в поиске новых покупателей для своей продукции — тех же новых ПТРК «Шершень», тепловизоров и модернизированной советской военной техники. Наращивание объёмов экспорта российской военной техники в третьи страны также очень выгодно Минску, которой снабжает её многими элементами.

Читайте ранее в этом сюжете: Белоруссия по примеру России разрушает ОДКБ

Читайте развитие сюжета: Белоруссия упрощает визовый режим с ОАЭ