1 ноября Google, Facebook и Twitter предстали перед комитетами разведки Сената и Палаты представителей США, поведав о своей роли и потенциальной способности предоставить России возможность вмешаться в выборы в США в 2016 году.

Выборы в США
Выборы в США
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Вы видите разницу между Центральным разведывательным агентством [США] и российскими разведывательными службами?» — спрашивает сенатор Том Коттон на первых слушаниях.

«Мы не предлагаем наш сервис для наблюдения за каким-либо правительством», — отвечает адвокат компании Twitter Шон Эдгетт.

«Значит, вы примените к нашему разведывательному сообществу ту же политику, которую вы применили бы к разведывательным службам противника?» — снова задает вопрос Коттон.

«Как глобальная компания, мы должны последовательно применять наши стратегии», — уходит от ответа Эдгетт.

«Вы несете эту ответственность, — заявил сенатор из Калифорнии Дайан Фейнштейн, читая «лекцию» юристам трех компаний. — Вы создали эти платформы. И теперь ими злоупотребляют. И вы должны что-то сделать. Или это сделаем мы».

Либеральные СМИ, а также т.н. «исследователи по дезинформации в социальных сетях», полагают, что технологические платформы несут прямую ответственность и должны защищать своих пользователей от манипуляций и пропаганды. «Хуже всего, что они неоднократно скрывали, насколько пропаганда действительно проникает на их платформы», считают критики.

«Я не думаю, что вы понимаете, — заявил на слушаниях демократ Дайанн Фейнстейн, в чьем родном штате и работают все три компании. — То, о чем мы говорим, — это катастрофическое изменение. То, о чем мы говорим, — это начало кибервойны… крупная иностранная держава способна участвовать в президентских выборах и посеять раздор и недовольство по всей стране. Мы не собираемся закрывать на это глаза, джентльмены. И это очень важно».

«Twitter, Facebook и Google, это вообще американские компании? Или они находятся в каком-то другом глобальном мире, может быть, в каком-то месте, которое называется киберпространством?» — задается вопросом издание Atlantic.

«В 2015 году исследователи писали о ботах ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), распространяющих пропаганду джихада в Twitter, и публикации рекрутинговых видеороликов на YouTube. Технологические компании серьезно отнеслись к этому вопиющему инциденту, но мало что сделали для уничтожения террористической сети. …официальные ответы компаний как будто взяты из одного и того же учебника: они отрицают, они преуменьшают, и они пытаются дискредитировать расследование», — пишет издание Politico.

В ноябре 2016 года Facebook отрицал, что «фальшивые новости» вообще когда-либо размещались на платформе. Девять месяцев спустя уже допускалось, что во время выборов велись операции, но со сноской о том, что в ней участвовали «всего 100 000 объявлений», которые видели 10 миллионов человек. Это объяснение снова пересмотрели в понедельник, 30 октября, и признали, что реальное количество пользователей, которые видели контент, было ближе к 120 миллионам. Twitter также заявил, что исследователи использовали неправильные данные.

«Обе компании предприняли попытки запутать все, удалив страницы… И всё же каждый день приносит новые открытия, обнаруживающие дополнительные страницы, группы, каналы YouTube, бот-аккаунты и контент…», — не унимается Politico.

В более широком смысле всё это расследование подчеркивает растущее разочарование на Капитолийском холме технологической индустрией в целом. Впервые за многие годы в Вашингтоне серьезно обсуждается законодательство, устанавливающее новые ограничения на действия владельцев социальных сетей — особенно когда речь заходит о политической рекламе, несмотря на наличие и ведущуюся работу в этой отрасли специально обученных команд лоббистов.

Доступность этих платформ, действительно, трудно переоценить. Можно сказать, что мысли двух миллиардов людей управляются тем, с чем они сталкиваются на сайтах социальных сетей, таких как Facebook, YouTube и Twitter. Теперь всё чаще эти сайты используются для потребления новостей. Согласно данным Pew Internet Research, более 60% американцев говорят, что получают новости из социальных сетей. Это означает, что то, как подают информацию нескольких «инженеров» социальных сетей, влияет на то, как она перемещается — что, в свою очередь, влияет на политические разговоры и во многом формирует стиль политического общения и поведения в обществе.

Facebook
Facebook

Связь между платной рекламой, продвигаемыми сообщениями и общим контентом на Facebook размыта. Всё появляется в одной и той же новостной ленте. Легкость и доступность рекламного инструмента Facebook, а также тот факт, что платформа может быстро сделать контент популярным, объясняет, почему рекламодатели так его любят. Конечно, это является составной частью бизнес-модели Facebook, Google, Twitter и других компаний. Покупка и продажа рекламы осуществляются с помощью программного обеспечения без формальных и неформальных «человеческих» проверок, которые присутствуют в традиционных рекламных продажах.

«Этика данного формата влечет за собой понимание и принятие ответственности за действия пользователей — из-за того, как сделан продукт. Facebook, Twitter и YouTube не являются нейтральными инструментами. Их продукция активно привлекает внимание людей и продает это рекламодателям, что одновременно является и очень прибыльным делом, но также уязвимым — подверженным манипуляциям. Например, со стороны таких сторон, как Россия. На слушаниях на этой неделе руководители данных проектов должны сказать, как они собираются решить эту проблему. Как они собираются снять напряженность… и обеспечить, чтобы их пользователи видели достоверную информацию и общались с реальными людьми?» — задает вопрос Politico.

«Речь идет не о пересмотре президентских выборов в 2016 году в США, — говорит сенатор-республиканец Ричард Берр, председатель Сенатского разведывательного комитета. — Это не о том, кто выиграл или проиграл. Это касается национальной безопасности. Речь идет о корпоративной ответственности. И речь идет о преднамеренных и многогранных манипуляциях американским народом агентами враждебной иностранной державы».

«Мы не оптимистичны. На сегодняшний день технологические компании оказались неспособны или не желают заниматься самоликвидацией. Их органы саморегулирования обычно отвечают только после значительного внешнего давления со стороны правительства и общественного шума.

Когда «поддельные новости» реально стали важной «новостью», Facebook решил сотрудничать с государственными организациями по проверке фактов. Но [со стороны Facebook]… наблюдалось мало активного поиска альтернативных решений. Люди имеют право знать, когда ими манипулируют. Также разумно ожидать, что в первую очередь сами социальные сети будут защищать их от манипуляций. Именно поэтому нам нужен более эффективный подход к решению проблем, которые создали социальные сети. Платформы, которые продают рекламу, должны внедрять методы типа «Знай своего клиента». Например, в финансовой отрасли, чтобы предоставляется представление о том, кто платит за целевые сообщения. Платформы, которые решают разрешить анонимным пользователям [размещение контента], должны четко указывать, когда эти анонимные пользователи автоматизированы. Зарегистрировав бота, отметьте это. Мы не должны узнавать, что происходит на этих платформах только тогда, когда специалисты вне отрасли сталкиваются с проблемами со стороны», — считает Politico.

Также всё громче звучит мнение о необходимости создать регулирующее агентство, чтобы убедиться, что платформы социальных сетей на самом деле следуют этим правилам — что они честны и активны. Эти энтузиасты ссылаются на примеры других отраслей. О том, что когда манипуляции с клиентами происходят в других сферах, в процесс вступают регулирующие органы. Например, в финансовой — есть регулирующий орган финансовой индустрии (FINRA), Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) — независимое правительственное агентство, которое было запущено во время Великой депрессии.

«Несмотря на то, что социальные сети являются, в некотором смысле, рынком идей, ни одна организация в настоящее время не несет ответственности за решение широкомасштабных системных проблем, которые к ним относятся. Никто не несет ответственности за то, чтобы предупреждать о массовых кампаниях дезинформации, которые нацелены на определенную публику с необычайной точностью.

Facebook, Twitter и YouTube — это не только продукты, которые используют люди, но и медиа-среды, в которых живут миллиарды людей. Это не партийная проблема; это структурная проблема, и она затрагивает всех. Это влияет на общество, и влияет на демократию. Пришло время перейти от анализа к профилактике с реальным надзором. Нравится нам это или нет, но этот небольшой набор платформ стал нашей новой цифровой публичной площадкой. Пришло время внедрить управление, подотчетность и прозрачность», — пишет Politico.

Примечательно, что при этом ангажированность большинства американских СМИ Конгресс никак не волнует. Как и наличие абсолютно явной либеральной цензуры.

На прошедших слушаниях компания Twitter заявила, что обнаружила 2752 счета, контролируемых россиянами, и более 36 000 российских ботов опубликовали свои сообщения 1,4 миллиона раз во время выборов. Впервые на этой неделе Google также обнародовал, что он якобы нашел 1108 видеороликов с 43-часовым содержанием российской пропаганды на YouTube. А также рекламную и медийную рекламу России, сообщает Washington Post.

Невидимка
Невидимка
Иван Шилов © ИА REGNUM

На слушаниях все три юриста компаний заявили, что были потрясены тем, что внезапно узнали о российских действиях, но они также заявили, что контент, якобы размещенный россиянами, — это чрезвычайно небольшая часть общего потока информации на их платформах. Все трое также пообещали продолжить сотрудничество с комитетом, пообещав попытаться узнать больше о том, что произошло, и, возможно, поддержать ограничивающее законодательство.

Примечательно, что ни Марк Цукерберг, ни Сундар Пичаи, ни Джек Дорси на встречу не приехали.

«Я разочарован, что здесь вы, а не ваши руководители», — сказал сенатор Ангус Кинг, обращаясь к юристам компаний.