Сложившаяся к настоящему времени вокруг Трампа общественно-политическая и «расследовательская» ситуация характеризуется двумя основными моментами, которые станут определяющими для дальнейшего развития событий, если не произойдёт ничего экстраординарного, — это наличие стоящей за антитрамповской кампанией мощной организующей, координирующей и направляющей силы и практически полное отсутствие у Трампа того, что обычно называют «командой». В настоящее время о «команде» Трампа как таковой можно говорить исключительно условно, поскольку если исходить из того, что Трамп после своего прихода в Белый дом делал назначения на должности, то формально им назначенная команда, безусловно, есть, но если исходить из поддержки его назначенцами его позиции и взглядов, то тут сразу возникают определённые сомнения в её существовании.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Самый показательный пример последних дней, это ответ Трампа по поводу вмешательства России в выборы, который он дал 16 октября 2017 года во время совместной пресс-конференции с лидером большинства в Сенате Митчем Макконнелом (Mitch McConnell): «Весь этот вопрос России был оправданием поражения демократов на выборах» («The whole Russia thing was an excuse for the Democrats losing the election»), причём повторил это дважды! И сравнение этого ответа с заявлением постоянного представителя США при ООН Никки Хейли(Nikki Haley) 19 октября с.г. на конференции в Институте Джорджа У. Буша (George W. Bush Institute) о том, что вмешательство России в выборы в США — «это война» («that is warfare»). И такое заявление Хейли не случайность, а твёрдая последовательная позиция.

Ранее, например, в показанном CNN 9 июля с.г. интервью, Хейли придерживалась точно такой же точки зрения: «Все знают, что Россия вмешивалась в наши выборы. Всем известно, что они не просто вмешиваются в выборы Соединенных Штатов. Они делают это на разных континентах, и они делают это так, что пытаются создать хаос внутри стран».

Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли
Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли

Т.е. ровно через два дня слова Трампа публично опровергла постоянный представитель США при ООН, которая не могла не знать о выступлении Трампа. А ведь по инсайдерской информации из весьма осведомлённых американских СМИ, она рассматривается как кандидат на пост госсекретаря вместо Тиллерсона, который, впрочем, так же как и Хейли, тоже не скрывает своей убеждённости во вмешательстве России в американские выборы. Кем выглядит Трамп в глазах американского обывателя и международной общественности, наблюдающих за тем, как его высокопоставленные назначенцы публично фактически уличают его во лжи, объяснять не надо. Впрочем, как написал по этому поводу эксперт Global Policy Institute Мартин Сифф (Martin Sieff) ещё в июле с.г.: «стало совершенно ясно, что Трамп не имеет представления о том, как выбирать и обеспечивать свою администрацию теми людьми, которые разделяют его видение». Этим, видимо, и объясняются причины практически моментального увольнения в марте, пожалуй, самого пророссийски настроенного среди близкого окружения Трампа Бориса Эпштейна, который по своей должности специального советника должен был координировать и инструктировать представителей Белого дома, выступающих в СМИ от имени президента. Если добавить отсутствие поддержки Трампа республиканцами в парламенте, которое засвидетельствовало катастрофическое для него июльское голосование за закон о санкциях в отношении КНДР, Ирана и России, то известные лебедь, рак и щука будут самой подходящей иллюстрацией для трамповской «команды», если её, конечно, вообще можно так называть.

К тому же, как сообщила в августе с.г. The New York Times, по указанию главы аппарата сотрудников Белого дома Джона Келли (John Kelly), советники и помощники Трампа для того, чтобы попасть к президенту должны предварительно… записаться?! Исключение сделано только дочери Трампа Иванки, и то для случаев, когда ей требуется обсудить семейные дела. Кроме того, Келли ввёл систему поэтапной предварительной проверки поступающей Трампу информации, которая, прежде чем попасть к Трампу, проверяется сначала секретарём аппарата Белого дома Робом Портером (Robert «Rob» Porter) и потом ещё и Келли. Формально это сделано для того, чтобы оградить Трампа от получения информации сомнительной достоверности, которую затем он мог бы процитировать в официальном заявлении или выступлении на публике, дав повод антитрамповским СМИ для обвинения президента в распространении дезинформации. Но по сути это — удержание президента в определённых информационных рамках, определяемых Келли, и тоже не факт, что абсолютно достоверных, не говоря уже о том, что не Трамп, а его «команда» определяет, что президенту надо знать и в каком объёме. Грубо говоря, «хвост» весьма небезуспешно пытается «вилять собакой».

А вот информационно-расследовательская антитрамповская кампания выглядит как хорошо организованная и щедро финансируемая операция по дискредитации Трампа и его ближайшего окружения из числа членов избирательного штаба, причём заблаговременно спланированная и жёстко управляемая на самом высоком уровне. Вряд ли можно назвать случайностью практически одновременное появление компромата на Трампа и членов его команды в совершенно разных местах и от совершенно разных людей после того, как в начале мая 2016 года стало окончательно известно, что Трамп стал единственным кандидатом от Республиканской партии на президентских выборах.

28 мая 2016 года на Украине стартовала информационная кампания с использованием так называемой «амбарной книги» Партии регионов Украины, в которой записывались факты оплаты наличными за услуги, оказанные руководству партии, ставшей впоследствии поводом для компрометации и отставки Манафорта и захваченной при разгроме офиса ПРУ в Киеве ещё 18 февраля… 2014 года! 3 июня 2016 года живущий в США британский продюсер Роб Голдстоун начинает отправлять Трампу-младшему е-мейлы с предложениями организовать встречу с якобы «российским правительственным адвокатом» Весельницкой для передачи компромата на Х. Клинтон от правительства РФ. И так называемое «досье Стила» («Steele dossier» или «Trump dossier») с компроматом на членов избирательной кампании Трампа тоже, по совершенно «странной случайности», начинается с документа, датированного… июнем 2016 года?!

Клинтон .Статуя свободы.
Клинтон .Статуя свободы.
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Досье», которое представляет собой 35 листов якобы «оперативной информации» от анонимных источников, состоящее из отдельных заметок с июня до декабря 2016 года, было изготовлено бывшим агентом MI6 Кристофером Стилом (Christopher Steele) по заказу вашингтонской фирмы Fusion GPS. Этой фирме, согласно информации The New York Times, в сентябре 2015 года компромат о связях Трампа с РФ заказало консервативное американское веб-издание The Washington Free Beacon, но в апреле 2016 года, видимо, по причине очевидности победы Трампа в праймериз, оно сотрудничество с Fusion GPS прекратило. Однако учредитель и глава (chief executive) Fusion GPS Гленн Симпсон (Glenn Simpson) нашёл нового заказчика этой информации, которым с мая по октябрь 2016 года стала американская юридическая фирма PerkinsCoie адвоката Марка Элиаса (Marc Elias), советника по юридическим вопросам кандидата в президенты США Х. Клинтон, а проплатили ему, а фактически Стилу, за создание этого «досье» избирательный штаб Х. Клинтон и Национальный комитет Демократической партии (Democratic National Committee, — DNC). После выборов Стилу за продолжение расследований было готово платить ФБР, но в связи с оглашением его имени после публикации «досье» от этой сделки отказалось.

С учётом того, что «компромат» Стила, предоставленный для The Washington Free Beacon, никак не воспрепятствовал его победе в праймериз, а по итогам публикации в январе с.г. в СМИ профинансированного уже демократами «досье», несмотря на изложенный в нём «компромат» на совершенно конкретных лиц, никого к ответственности на его основании до сих пор не то что не привлекли, но даже обвинение никому не выдвинули, то о нём и не было бы смысла писать, если бы не показательная раскрутка этой примитивной фальшивки в пропагандистских целях на самом высоком уровне, в т.ч. с использованием руководства разведслужб США, в традициях лучших шоу. 06 января опубликовали рассекреченный доклад разведывательных ведомств США, в котором отмечено, что они относятся к содержащимся в «досье» утверждениям со всей серьезностью, но текста «досье» нет, что, естественно, разогревает интерес публики к его содержанию, раз оно такое «секретное», что, в отличие от доклада, его не рассекретили.

Затем четыре руководителя американских спецслужб, — директор национальной разведки Джеймс Клэппер, директор ЦРУ Джон Бреннан, директор АНБ Майк Роджерс и директор ФБР Джеймс Коми предоставили действующему президенту США Бараку Обаме и новоизбранному президенту («President-elect») Дональду Трампу двухстраничный обзор «досье». Как это принято в США, сразу идёт «утечка», а СМИ и 10 января 2017 года об этом сообщило CNN, чем ещё больше подогрело интерес публики к настолько «секретному» документу, что даже президентам его доложили в сокращённом виде! А 12 января это «секретное досье» опубликовали на сайте BuzzFeed в полном объёме. Как было отмечено в статье, — «чтобы американцы могли составить собственное мнение об обвинениях в отношении избранного президента, которые распространялись на самых высоких уровнях правительства США». В статье также было отмечено, что содержащиеся в «досье» утверждения «не подтверждены», в нём «содержатся ошибки», кроме того оно «включает специфические, непроверенные и потенциально непроверяемые утверждения о контактах между помощниками Трампа и российскими оперативниками».

После этого возникает вполне закономерный вопрос, если даже журналистам после прочтения этого «досье» стало понятно, что оно «содержит ошибки» («contains errors») и «потенциально непроверяемые утверждения» («potentially unverifiable allegations»), а упомянутый в «досье» Коэн уже на следующий день после публикации сканов «досье» заявил корреспонденту популярной нью-йоркской медиа-компании Mic Селесте Кац (Celeste Katz), что «тот, кто создал это, сделал это из своего воображения», то на каком уровне и какое должно было быть давление, чтобы четыре (!) руководителя американских спецслужб публично позорили себя утверждениями о важности этого «досье»?! ФБР изучало «поэтапно» получаемые с июля прошлого года материалы этого «досье», после его опубликования допросило всех упоминаемых в нём фигурантов с американской стороны, а после назначения спецпрокурора изученный-переизученный его «компромат» агентами ФБР принялась «изучать» и его команда?! Более того, как заявил глава комитета по разведке Сената республиканец (!) Ричард Берр, несмотря на то, что члены комитета зашли в тупик с изучением «досье», они всё равно будут продолжать расследование его обстоятельств до конца текущего года или до первого полугодия 2018 года, хотя понятно, что они таким образом поддерживают антитрамповскую информационную кампанию?!

И это на фоне заявления председателя комитета по разведке Конгресса Нуньеса, который ещё 19 марта с.г. заявил в интервью Fox News об отсутствии доказательств сговора Трампа и членов его команды с правительством РФ, а в настоящее время, несмотря на сопротивление демократов, упорно добивается полного раскрытия источников финансирования Fusion GPS для создания этого «досье». Но если Нуньес республиканец, то бывший и.о. директора ЦРУ Майкл Морелл (Michael Morell), заявивший 05 августа 2016 года в рекламной предвыборной статье в пользу Х. Клинтон в The New York Times, что избрание Трампа нанесёт ущерб национальной безопасности США, и назвавший Трампа завербованным Путиным «unwitting agent» (прим. — «непреднамеренный агент», т. е., агент, которого используют «втёмную») Российской Федерации, по поводу сговора команды Трампа с российским правительством 15 марта с.г. на брифинге, организованном американским сайтом безопасности Cipher Brief, весьма образно заявил, — «там дым, но нет огня, совсем» («there is smoke, but there is no fire, at all».

Тем не менее, нисколько не смущаясь отсутствием «огня», антитрамповская команда наращивает давление усердным раздуванием «дыма», активно действуя другими методами, и пытается старательно затянуть информационно-пропагандистскую удавку не только расследованиями. Например, демократка-конгрессвумен Зо Лофгрен (Zoe Lofgren) 18 августа с.г. внесла в конгресс проект резолюции с предложением отправки Трампа на медицинскую и психиатрическую экспертизы для определения его способности занимать должность руководителя государства, поскольку, по её мнению, у Трампа могут обнаружить начальную стадию слабоумия. А затем применить к нему 25-ю поправку к конституции (25th Amendment states), согласно которой вице-президент и большинство Кабинета министров могут временно отстранить президента от должности, объявив его «неспособным исполнить полномочия и обязанности своего офиса» в письме Конгрессу. В этом случае вице-президент становится действующим президентом, а если президент не согласен с этим решением, его могут отстранить от власти голосованием в обеих палатах парламента большинством в две трети голосов. Как показало почти стопроцентное июльское голосование в парламенте за закон о санкциях в отношении Ирана, КНДР и РФ, которым ограничили полномочия Трампа, это не такой уж несбыточный вариант.

19 сентября с.г. 70-летний голливудский режиссёр Роб Рейнер (Rob Reiner) возвестил о создании «Комитета по расследованию действий России» («Committee to Investigate Russia»), который, по заявлению организаторов, в число которых вошёл редактор журнала The Atlantic Дэвид Фрум, является «некоммерческим, непартийным ресурсом, призванным помочь американцам признать и понять серьезность продолжающихся нападений России на нашу демократию». Однако, судя по составу консультативного совета комитета и «ключевых игроков» («key-players»), деятельность которых требует «расследования», причём «русских и украинских» (!?), цель создания комитета не в том, чтобы американцы «поняли», а в том, чтобы их убедить, что «нападение» таки было, даже если этому нет доказательств.

Как написал об этом комитете колумнист агентства Bloomberg Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky) в своей статье 20 сентября: «Возможно, самая поразительная его особенность заключается в том, что ни один российский эксперт в нём не участвует»?!

Особо впечатляет в составе «консультантов» личность экс-директора Национальной разведки Джеймса Клэппера, который, будучи «при должности», проспал строительство Китаем искусственных островов на архипелаге Спратли, начало операции России в Сирии, а за выделенные в 2014 году американской разведке $500 миллионов для ежегодной подготовки на территории Турции 5000 специально отобранных сирийских бойцов антиасадовской оппозиции было подготовлено, как сказал глава Центрального командования США (US Central Command, CENTCOM) генерал Ллойд Остин (Lloyd Austin) в Комитете Сената США по вооружённым силам 16 сентября 2015 года: «мы можем говорить о четырёх или пяти»?!

Понятно, что никакой «расследовательской» деятельности комитет вести не будет, но как пропагандистский ресурс он уже со старта отметился нашумевшим видеороликом, в котором для пущей убедительности снялся известный киноактёр Морган Фриман (Morgan Freeman), поскольку известен, как исполнитель роли Бога в фильме «Брюс всемогущий» («Bruce Almighty»), и его голос для американцев должен был, видимо, звучать, как «голос свыше», которому нельзя не верить. Примечательно, что Фримен в ролике, как и Хейли на конференции, тоже говорит о войне: «На нас напали. Мы… в состоянии войны» («We have been attacked. We are… at war»). Такое впечатление, что они озвучивали одну и ту же методичку.

Видимо, для того, чтобы стремление к свержению Трампа поддержать финансово, американский миллиардер Ларри Флинт (Larry Flynt) дал в воскресном (15 октября с.г.) выпуске The Washington Post объявление с предложением «$10 миллионов за информацию, ведущую к импичменту и отстранению от управления Дональда Трампа», которое занимает полную газетную страницу! Как написал в объявлении Флинт: «Я не ожидаю, что кто-нибудь из приятелей из миллиардера Трампа сдаст его, но я уверен, что есть много людей, которые в курсе, и для которых 10 миллионов долларов — это очень большие деньги». Безусловно, предложение к устранению президента США от владельца ежемесячного порнографического журнала, каковым является издаваемый им Hustler, это просто превращение внутриполитической борьбы в США в откровенную порнографию, тем не менее, за такие деньги можно получить если не реальную информацию, то хотя бы информацию, которая может послужить поводом для обозначенной Флинтом цели, а как уже показала «расследовательская кампания», для этого реальная информация и не особо нужна.

А 20 октября с.г. к кампании за отстранение Трампа от власти подключился ещё один американский миллиардер и спонсор Демократической партии Том Стайер (Tom Steyer), написавший в своём Твиттер: «Трамп угрожает нашей Конституции, нашим свободам и нашим жизням. Пришло время начать процедуру импичмента. Присоединяйтесь к нам». В твите также ссылки на видеообращение Стайера, котором он говорит, что Трамп подвел США «к порогу ядерной войны», «пренебрегает законом», «получает деньги от иностранных правительств», «угрожает СМИ», и ссылка на сайт для сбора подписей за импичмент. И, надо полагать, это далеко не последняя инициатива по отстранению Трампа от власти.

В принципе, голосов для того, чтобы отстранить Трампа от власти в настоящее время, было бы достаточно и в Конгрессе, и в Сенате, разница только в том, что демократы готовы голосовать за отстранение по любому формальному поводу, а той части республиканцев, которая согласна их поддержать, необходим серьёзный повод, для того, чтобы оправдать свой поступок перед однопартийцами, а ещё лучше, — подать его, как «принципиальное очищение партии». При этом и те, и другие вынуждены учитывать предстоящие 6 ноября 2018 года выборы, в ходе которых будут переизбираться все 435 конгрессменов (в т.ч. 244 республиканца), 33 сенатора из 100 (при 52 республиканцахв Сенате в н.в.) и 39 из 50 губернаторов, которые в данной ситуации можно назвать избирательным «уравнением с множеством непредсказуемостей». Таких, например, как поимка в Ливии в ночь на 30 октября с.г. спецназом США Мустафы аль-Имама (Mustafa Al-Imam), предполагаемого главного организатора нападения на американское консульство в Бенгази в 2012 году, в результате которого погиб посол США в Ливии Кристофер Стивенс (Christopher Stevens) и еще три сотрудника дипмиссии. Сложно ожидать, что аль-Имам даст показания о том, что для нападения на консульство использовалась информация из личной электронной почты Х. Клинтон, но сам судебный процесс, который будет проходить в США как раз накануне выборов, безусловно, ударит по репутации не только Х. Клинтон, но демократов в целом, что, естественно, скажется на их итогах. Зато Трамп на сайте Белого дома особо подчеркнул, что поимка аль-Имама совершена по его указанию.

Гроб посла США в Ливии Дж. Кристофера Стивенса прибыл на базу США Эндрюс, штат Мэриленд
Гроб посла США в Ливии Дж. Кристофера Стивенса прибыл на базу США Эндрюс, штат Мэриленд
(cc) Erin A. Kirk-Cuomo

В настоящее время совершенно ясно только то, что основная борьба развернётся за губернаторские посты, поскольку из 31 губернатора-республиканца переизбирается 25, а из 18 губернаторов-демократов переизбирается 14, и, особенно, за попадание в Палату представителей, в которой переизбираются все конгрессмены, и потому у демократов теоретически есть шансы если не завоевать большинство, то хотя бы сократить численный перевес республиканцев и среди губернаторов, и среди конгрессменов. С сенаторами дело у них обстоит гораздо хуже, поскольку переизбирается 25 сенаторов-демократов и только 8 сенаторов-республиканцев, которым к тому же переизбрание не должно доставить особых хлопот, исходя из результатов голосования в ходе последних президентских выборов. В традиционно республиканских штатах Миссисипи, Небраска, Теннесси, Юта и Вайоминг преимущество Трампа выражалось двузначными цифрами, в Аризоне и Техасе, хотя и с меньшим преимуществом, но победил Трамп, а в Неваде хотя и выиграла Х. Клинтон, но там переизбирается действующий сенатор (с 2011 года) Дин Хеллер (Dean Heller), который считается безоговорочным фаворитом в своём округе. А вот десяти демократам придётся добиваться победы в штатах, проголосовавших за Трампа, причём в половине этих штатов (Индиана, Миссури, Монтана, Северная Дакота и Западная Вирджиния) у Трампа было двузначное преимущество! Таким образом, у республиканцев даже есть неплохие шансы получить в Сенате заветные 60 голосов, необходимые при принятии важных законопроектов и одобрении кандидатур судей Верховного суда. В этом случае на решение республиканцев демократы вообще никак не смогут повлиять.

Кроме того, у демократов есть и существенные внутренние «непредсказуемости». Сложно сказать, на что действительно рассчитывал DNC, запуская в свой внутренний «ослиный избирательный огород» (осёл — символ Демократической партии) «постороннего козла» в виде независимого сенатора от штата Вермонт Берни Сандерса, но результат он получил впечатляющий, — Сандерс одержал победу в праймериз над Х. Клинтон в 21 штате и получил 61% голосов американцев, голосовавших на праймериз Демократической партии за пределами США! И если 85,7% голосов в его родном Вермонте абсолютно объяснимо, то свыше 70% ещё в пяти штатах и свыше 60% ещё в четырёх штатах, это уже сложно объяснить. Разве что тем, что Х. Клинтом рядовым избирателям-демократам чертовски надоела, а другие лидеры-демократы, которые решили поучаствовать в президентской гонке, в партии вообще авторитетом не пользуются. К тому же в 6 штатах Сандерс проиграл Х. Клинтон всего лишь от 0,2% до 2% голосов, а ещё в двух набрал свыше 47% голосов.

А это означает, что на выборах 2018 года он вполне может «сыграть свою партию» на демократическом избирательном поле и поддержать независимых кандидатов с весьма высокой степенью вероятности их успеха ни много ни мало в 29 штатах из 50, в которых в ходе праймериз он сам набрал от 85,7% до 46,3% голосов, чем существенно поломать планы демократам, отомстив таким образом DNC за его мошенничество в ходе праймериз в пользу Х. Клинтон, которое, вполне возможно, помешало ему стать президентом США. Впрочем, в этом случае демократы и у Сандерса могут найти «русский след», с учётом того, что в его президентской кампании 2016 года принимал участие постоянно живущий в США белорус, к тому же не имеющий гражданства США, — Виталий Шкляров.

Но «непредсказуемости» есть и у республиканцев, поскольку их самая основная проблема — это Трамп или, точнее, определение позиции Республиканского национального комитета (Republican National Committee, — RNC) и парламентариев по отношению к нему. И хотя выборы через год, с Трампом необходимо определяться уже в ближайшее время для того, чтобы хотя бы решить, с какими лозунгами идти на избирательную кампанию, которая фактически уже началась. И более того, Трамп даже начал в ней активно участвовать! После критики Трампа представляющий в н.в. Аризону сенатор-республиканец Джефф Флейк (Jeff Flake) был вынужден отказаться от переизбрания вследствие отсутствия шансов против Келли Уорд (Kelli Ward), бывшей членом Сената от Аризоны в 2013—15 г.г., и которую Трамп поддержал, после чего в опросах JMC Analytics и GBA Strategies Флейк уступает ей более 25%. И это не удивительно, поскольку более 56% зарегистрированных республиканцев в Аризоне заявили, что будут голосовать за кандидата в Сенат, которого поддержит Трамп.

По информации The New York Times, в августе с.г. Макконнелл в приватном порядке возмущался Трампом по причине его нежелания изучать основы руководства правительством и находить взаимодействие с обеими палатами Конгресса, вследствие чего высказал сомнения в способностях Трампа возглавить партию на выборах в 2018 году. Это вполне может соответствовать действительности, поскольку Макконнелл неоднократно публично высказывал свои сомнения в способности Трампа разобраться в сути президентских полномочий и упрекал его в нежелании отказаться от критики RNC. По сведениям источников газеты, оба настолько не терпели друг друга, что политики даже избегали личного общения друг с другом, а в телефонных разговорах уровень конфронтации зашкаливал. Но также вполне возможно, что совместная пресс-конференция Трампа и Макконнелла 16 октября должна была продемонстрировать преодоление противоречий и достигнутое единство RNC и президента. Как это «единство» будет выглядеть, если президент и его однопартийцы и дальше будут кардинально противоречить друг другу, сложно себе представить, но полное отсутствие доказательств сговора Трампа с Россией такому «единству» вполне может поспособствовать.

Ничего в этом плане не изменил ни первый итог работы команды спецпрокурора в виде ареста в июле с.г. за дачу ложных показаний агентам ФБР одного из экс-советников Трампа Джорджа Пападопулоса (George Papadopoulos), пытавшегося в предвыборный период по своей инициативе организовать встречу Трампа с Путиным, ни даже второй итог в виде предъявления обвинения и взятия под домашний арест Манафорта и его делового партнёра Рика Гейтса (Rick Gates), продемонстрированный 30 октября с.г. широкой публике, после которого стало очевидно, что широко разрекламированная новая «расследовательская гора» Мюллера, в которой задействованы почти двадцать человек плюс два «больших жюри», родила старую «информационную мышь», поскольку в числе 12 (!) пунктов обвинения Манафорту и Гейтсу, включая такой грозный, как «заговор против правительства США», нет ни одного (!), который бы касался цели, для который спецпрокурор был назначен?! Что незамедлительно в тот же день констатировал Трамп в своём Twitter: «…итак, нет НИКАКОГО СГОВОРА!» («…Also, thereis NO COLLUSION!») и подтвердил адвокат Манафорта Кевин Даунинг (Kevin Downing): «Президент Дональд Трамп был прав. Нет никаких доказательств того, что команда Трампа вступала в сговор с правительством России», добавив, что ни один из 12 предъявленных пунктов обвинения ни Манафорт, ни Гейтс не признали!

Впрочем, это вряд ли изменит общую ситуацию, поскольку, как написал популярный американский журналист Иезекил Квеку (Ezekiel Kweku) ещё 09 марта с.г. на MTV News: «Единственное, что кажется совершенно ясным, это то, что «вопрос всей России» («the whole Russia thing») не собирается уходить, есть ли темный заговор за всем этим или нет». Так что в отношении дальнейшего развития событий можно только повторить коронную фразу (сatchphrase) Трампа, которую, как сообщило 07 сентября с.г. агентство AssociatedPress, президент чаще всего употребляет в своих публичных выступлениях при любой ситуации: «Посмотрим» («We'll see»).

Читайте ранее в этом сюжете: Превращение Трампа из успешного бизнесмена в политического лузера