Ракка, фактическая столица «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), была недавно освобождена поддерживаемыми США силами, что стало знаковым событием, которое тем не менее можно охарактеризовать скорее как конец начала, нежели начало конца борьбы с этой террористической группой. Более того, после потери оставшейся части своей быстро убывающей территории ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), скорее всего, вернется к своей прежней подпольной деятельности и будет планировать возвращение. Именно этим и занимался ее предшественник — «Аль-Каида в Ираке» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), позднее ставшая «Исламским государством в Ираке» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — после того, как эта группировка была почти уничтожена во время произведенного администрацией Джорджа Буша-младшего наращивания численности войск США в Ираке, пишет Джеймс Филипис в статье для The National Interest.

Терроризм
Терроризм
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Когда вооруженные силы США вышли из Ирака в 2011 году, разведка страны рассчитывала на то, что эта численность группировки сократилась приблизительно до 700 боевиков. Понесшая поражение на поле боя, она выжидала, и ее терпение окупилось. Когда бесправные арабы-сунниты в Ираке и Сирии восстали против «враждебных и коррумпированных правительств», главенствующие роли в которых играли не сунниты, «Исламское государство в Ираке» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) было уже готово использовать ситуацию на свою пользу.

За удавшимся восстанием последовали и другие успешные шаги. Так, к 2013 году к группировке присоединилось большое число сирийских и иностранных добровольцев, стремившихся бороться с «жестоким режимом» сирийского президента Башара Асада. После этого организация переименовала себя в «Исламское государство Ирака и Леванта» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). К концу 2014 года ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) захватило значительную часть востока Сирии и запада Ирака, объявив о создании «халифата». Этот «халифат» привлек к себе более сорока тысяч иностранных боевиков и занимал сопоставимую по размерам со штатом Мэриленд территорию, на которой проживало примерно десять миллионов человек.

На сегодняшний день, по некоторым оценкам, в рядах ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке и Сирии находится от шести до десяти тысяч боевиков. Группировка контролирует около десяти тысяч квадратных километров по реке Евфрат, формирующей сирийско-иракскую границу, а также анклавы близ Дамаска, в центральной Сирии и на западе Ирака. Несмотря на то что группировка находится на грани военного поражения, ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) представляет собой устойчивую и адаптивную сеть, взрывной рост которой обусловлен неэффективным управлением властей в Багдаде и Дамаске, воспринимаемых как враждебные и не отвечающие интересам арабов-суннитов.

Поэтому если эти правительства по-прежнему не смогут удовлетворить потребности арабов-суннитов, то стоит ожидать возвращения «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или аналогичной экстремистской организации, которая бросит вызов Багдаду и Дамаску.

Более того, ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будет по-прежнему представлять собой угрозу на международной арене. Несмотря на постепенный демонтаж «халифата», его идеология, распространяемая многочисленными группами в социальных сетях, переживет падение «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), заражая новых молодых мусульман. Кроме того, не стоит забывать о том, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) набирает силу в Африке и Азии, особенно на Синайском полуострове, в Западной Африке и на Филиппинах. К тому же она по-прежнему представляет собой серьезную угрозу для ЕС.

Так, «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) направило сотни боевиков в страны Европы и Турцию, где они сформировали спящие ячейки и скоординировали ряд терактов совместно с местными сторонниками. В 2017 году ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) взяло на себя ответственность за три террористических атаки в Великобритании, жертвами которых стали 37 человек, взрыв в Стамбуле, где погибло 39 человек, а также за теракты по меньшей мере в семи других странах.

По мере крушения «халифата» в Сирии и Ираке многие противостоящие друг другу государства и группы стремятся раньше других заполнить образовавшийся вакуум власти. Так, «режим» Асада при поддержке Ирана и России заявил о своей решимости восстановить контроль над всей Сирией. Для Москвы важнее всего обезопасить запад Сирии, где находятся ее базы. Кремль тем не менее предоставил авиаподдержку продвижению колонн сирийских и иранских воинских формирований, направляющихся в провинцию Дейр-эз-Зор на востоке Сирии. Они пытаются быстрее поддерживаемых США Демократических сил Сирии (ДСС) — оппозиционной группировки, в которой ведущую роль играют курды — захватить нефтяные и газовые месторождения и другие стратегически важные активы.

Иран также стремится к своей стратегической цели, состоящей в создании дуги влияния через Ирак и Сирию в Ливан. Благодаря такой дуге Тегеран сможет консолидировать свое региональное доминирование, увеличить материально-техническую поддержку ливанской «Хезболлы» — основного инструмента продвижения интересов Тегерана в регионе, — а также предотвратить появление еще одной суннитской исламской экстремистской угрозы для себя и своих союзников. С помощью такого влияния Иран сможет обойти Турцию, подорвать влияние США и занять такие позиции, которые будут представлять большую угрозу для Израиля.

Тегеран развернул в регионе тысячи бойцов Корпуса стражей Исламской революции (КСИР), прежде всего, для обучения и консультирования верного Дамаску сирийского ополчения. Члены КСИР также вошли в ряды примерно двадцати тысяч бойцов «Хезболлы» и более десятка других шиитских формирований из Ирака, Афганистана и Пакистана.

Сейчас Иран пытается «перекрутить сирийский калейдоскоп» так, чтобы он и его партнеры смогли оказывать большее давление на Израиль. Иракское шиитское формирование, контролируемое Ираном и развернутое в Сирии, «Хезболла аль-Нуджаба» уже сформировало силы «Освобождения Голанских высот» и публично заявило о своей готовности принять меры против Израиля. И Иран, и Израиль, похоже, готовятся к войне в Сирии и Ливане.

Турция, которая первоначально оказывала поддержку оппозиции в Сирии против Асада, теперь, похоже, в большей степени поглощена обеспечением безопасности на собственной границе, разгромом восстания курдов на востоке страны и недопущением сирийскими курдами создания независимого государства, которое могло бы стать источником поддержки курдских сепаратистов внутри нее самой.

На этом фоне смутным представляется то, какой будет будущая политика США в отношении Сирии. Так, президент США Дональд Трамп уже заявил, что после падения Ракки Вашингтон «скоро перейдет в новую фазу» в Сирии и окажет поддержку местным силам безопасности. Тем не менее масштабы и продолжительность такой поддержки США остаются неясными, особенно в свете известного отвращения президента к альянсам и строительству наций.

Вашингтон направил более пятисот военнослужащих сил специального назначения в Сирию и около пяти тысяч военных в Ирак, прежде всего в учебных и консультативных целях. Официальные лица Пентагона готовятся к следующему этапу кампании против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Они будут поддерживать наступление ДСС против исламистов, продвигаясь вниз по реке Евфрат к границе с Ираком, где они, как ожидается, соединятся с иракскими войсками, идущими по другую сторону границы. Однако вполне возможно, что эти планы были сорваны быстрым продвижением возглавляемых Ираном сирийских войск и «Хезболлы». При поддержке российских воздушных ударов эти войска отрезали самую прямую линию продвижения ДСС в направлении аль-Букамала, ключевой цитадели «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вблизи границы.

Особенно важным событием стало строительство российского понтона, благодаря которому войска смогли пересечь Евфрат и не дали бойцам ДСС продвигаться по дороге на восточном берегу реки. Пересечение реки означало наличие поддержки со стороны России усилиям Ирана по созданию безопасного сухопутного моста из Тегерана в Дамаск. Оно также стало нарушением соглашения о деконфликтации между Вашингтоном и Москвой.

Теперь администрации Трампа придется решать, каким образом дать отпор все более конфронтационному поведению Москвы в Сирии. Более того, Белому дому необходимо определиться еще и с тем, как сдерживать Иран и сокращать его растущее влияние в Сирии и других частях региона. В свою очередь, ДСС, в которых ключевую роль играют курды, являются одной из наиболее значимых военных сил в Сирии. Они также представляют политическую проблему для Вашингтона. По большей части арабское население города Ракки не доверяет курдам, опасаясь, что они навяжут местному населению новую оккупацию, а не освободят их от радикалов.

Более того, поддержка США сирийских курдов также вызывает неприятие у Турции — союзника США по НАТО, который ведет собственную войну против Рабочей партии Курдистана (РПК), считающейся террористической организацией в США и ЕС. Сирийские курды усугубили ситуацию, подняв в Ракке гигантский баннер лидера РПК Абдуллы Оджалана, который находится в тюрьме в Турции по обвинению в терроризме.

Уместен вопрос, насколько глубоко и решительно привержена администрация Трампа возглавляемых курдами ДСС. Ответа на этот вопрос пока нет. Сложившийся альянс является наиболее жизнеспособным вариантом того, как не дать Дамаску и Тегерану консолидировать под собой восток Сирии, но он может и привести к подрыву отношений Вашингтона с Турцией и суннитскими арабами, которые в скором времени начнут выражать недовольство курдским правлением.

Таким образом, как с помощью ДСС, так и без нее Вашингтон должен сохранить свою вовлеченность в дела Сирии и Ирака после поражения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Только так он сможет не допустить появления нового «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и помешать планам Тегерана «повернуть региональный калейдоскоп» так, чтобы он в большей степени соответствовал его интересам.