17 марта 2014 года произошло воссоединение Крыма с Россией.

Стефано Торелли. Аллегория победы Екатерины II над турками и татарами. 1775
Стефано Торелли. Аллегория победы Екатерины II над турками и татарами. 1775

Это событие вызвало бурную реакцию на Западе. Оно было расценено как отказ России от той приниженной роли, которая была ей предписана в результате поражения в холодной войне и распада Советского Союза. Наиболее остро, само собой, на это отреагировали киевские власти, притом что именно учиненный ими незадолго перед тем антиконституционный мятеж резко активизировал распад Украины, проблематизировав в том числе нахождение в новой необандеровской Украине совершенно несозвучного ей Крыма.

Захватившие власть в Киеве заявили, что начинают против России священную войну, которая должна закончиться возвращением в состав Украины Крыма и Донбасса. Но одно дело — объявить войну, а другое — претворить свои слова в действительность. В Донбассе это попытались сделать, рассчитывая на неспособность местного населения, сугубо мирного и не обладающего военным потенциалом, сопротивляться пусть слабой, но регулярной украинской армии. Новой власти удалось затащить эту армию в Донбасс и побудить к неконституционным насильственным действиям против населения, объявленного неотъемлемой частью украинского народа. Почему против тех, кто именуется частью собственного народа, надо применять танки, установки залпового огня и тяжелые бомбардировщики? На этот вопрос в Киеве отказывались отвечать вообще или же лукаво ссылались на «отражение русской агрессии».

Но если в Донбассе киевская власть, приступив к военному усмирению восставших мирных жителей, использовала жупел русской агрессии, прекрасно отдавая себе отчет в том, что это именно жупел, то в Крыму всё было иначе. Там действительно располагалась крупная регулярная российская военная сила — Черноморский флот со всеми относящимися к нему наземными службами. Эта крупная российская военная сила была размещена на данной территории на договорной основе, и атаковать ее с помощью украинской армии было очевидным безумием.

Советские солдаты с флагом на крыше разрушенного здания Панорамы «Оборона Севастополя» в освобожденном Севастополе. Май 1944
Советские солдаты с флагом на крыше разрушенного здания Панорамы «Оборона Севастополя» в освобожденном Севастополе. Май 1944
Борис Шейнин

Таким же безумием было и разжигание в Крыму гражданской войны между местным как бы украинским населением и населением, ориентированным на Россию, а по сути, конечно же, именно русским: такого ориентированного на Россию населения в Крыму было слишком много, а крымские украинцы не горели желанием вести безнадежную войну с преобладающими в Крыму русскими, поддержанными мощной российской регулярной военной силой.

Воссоединение с Россией Крыма, никогда не имевшего никаких органических связей с той Украиной, которая сегодня активно проектируется как нерусская и антирусская территория, было более чем естественно и закономерно. Единственной реальной ставкой киевских властей на противодействие этому закономерному воссоединению была ставка на крымских татар, традиционно являющихся значительным фактором крымской жизни.

Поход крымских тарар во главе с ханом Девлет Гереем на Москву. Лицевой летописный свод. XVI век
Поход крымских тарар во главе с ханом Девлет Гереем на Москву. Лицевой летописный свод. XVI век

Россия, присоединив Крым, предоставила крымским татарам максимальные гарантии защиты их прав, такие гарантии, которые Украина в предшествовавшие годы им не предоставляла. И, тем не менее, наличие антирусских исламских (таких, как «Хизб ут-Тахрир» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или националистических («Серые волки») крымско-татарских сил на полуострове, территория которого после распада СССР бурно осваивалась радикалами, давало необандеровской власти потенциальную возможность для антирусских действий.

При этом проблема для авторов проекта «Украинство» всегда состояла в том, каким образом идеологически интерпретировать свой союз с исламистами и протурецкими националистическими радикалами, не разрушая рамок означенного проекта. Необандеровская власть могла, конечно, ограничиться ситуационной моделью, согласно которой союз этот строится на общей ненависти к России. Но одно дело — применять такую модель, например, по отношению к антирусским силам в Средней Азии. И совсем другое — применять ее же по отношению к силам, сочетающим в своих действиях антирусскость с исламизацией или тюркизацией Крыма. Ведь, по убеждению этих сил, Крым после победы над русскими должен стать или независимым, то есть не входящим в Великую Украину, или же по факту вернуться в состав турецкой Османской империи, о необходимости восстановления которой заявляет нынешний президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Поставить во главу угла борьбу с прорусскими «сепаратистами», взяв в союзники исламистов и пантюркистов, заведомо гораздо более радикально-сепаратистски настроенных, — такой проект выглядит слишком явно неконструктивно. И это понимали даже сильно неадекватные и предпочитающие упрощенчество киевские необандеровские вожди. Соответственно, возник запрос на некую идеологию, в рамках которой явно «несвидомые» протурецкие и проарабские исламские крымские радикалы должны были предстать в виде чего-то более близкого, чем «москали». Что же это за идеология и как она вписывается в осуществляемый столетиями проект формирования яростно антирусской Украины, он же — проект «Украинство»?

Для ответа на этот вопрос приглядимся внимательно к истории Крыма.

Крым с его стратегическим местоположением на Черном море, плодородной почвой и мягким климатом, в древние времена последовательно захватывали и заселяли различные народы: тавры, киммерийцы, скифы, римляне, готы, гунны, хазары, армяне, половцы (кипчаки) и, наконец, татаро-монголы.

Татаро-монголы пришли на землю полуострова в XIII веке, и Крым стал одним из татарских улусов.

После распада Золотой Орды один из ее осколков в 1441 году превратился в независимое Крымское ханство.

Однако уже в 1478 году краткий период независимости закончился, ханство стало вассалом Османской империи. Турки использовали крымчан в своей борьбе с русским государством и с Польшей, поощряли их разбойные набеги на русские земли.

К середине XVI века Крымское ханство, оставаясь по-прежнему вассалом Турции, весьма усилилось и начало всерьез угрожать Русскому царству.

Так, в 1571 году крымский хан Девлет Гирей со своей многотысячной армией совершил опустошительный поход на Москву. Кремль уцелел, но все деревянные предместья и посады Москвы были сожжены дотла.

Уже на следующий год крымское войско было наголову разбито русскими в битве при Молодях. Однако угроза нападения крымских татар сохранялась еще в течение долгого времени.

Медаль «Победителю» в честь Кючук-Кайнарджийского мира. 1774
Медаль «Победителю» в честь Кючук-Кайнарджийского мира. 1774

В 1774 году, по итогам русско-турецкой войны, был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор, по условиям которого Турция признала Крымское ханство независимым.

Но турки не пожелали смириться с потерей полуострова. Одно за другим в независимом Крыму разгорались антирусские восстания, поощряемые Турцией.

Стало очевидно, что спокойствие южных рубежей России может быть достигнуто лишь после присоединения Крыма. И в 1783 году полуостров был включен в состав России. Тем самым крымскую угрозу удалось ликвидировать.

Татарской знати после присоединения были предоставлены все права и льготы российского дворянства. Гарантировалась неприкосновенность религии. Мусульманское духовенство освобождалось от уплаты налогов. Татары освобождались от воинской повинности.

Несмотря на всё это, часть крымских татар не пожелала остаться в России и перебралась в Турцию, где и по сей день проживает многочисленная крымскотатарская диаспора.

В 1792 году, по итогам очередной русско-турецкой войны, Турция официально признала Крым российской территорией. Однако попытки турецкого правительства распространить на полуострове свое влияние продолжились и после этого.

Не одной Турции не нравилась власть России над Крымом.

Так, во время Крымской войны 1853−1856 годов войска англо-французской коалиции под предлогом помощи Турции в ее «неравной борьбе с русской агрессией» атаковали полуостров.

После революции 1917 года, во время Гражданской войны, полуостров долго переходил из рук в руки. Вслед за немцами, пришедшими сюда в 1918 году, в 1919—1920 годах на острове побывали французские и английские интервенты.

Крымскотатарские националисты особенно надеялись на помощь Германии — традиционного союзника Турции, которая продолжала иметь на Крым свои виды. Весьма активно они строили союз и с украинскими националистами. Отдельного внимания в этом отношении заслуживает фигура Джафера Сейдамета.

Джафер Сейдамет — один из наиболее видных крымскотатарских деятелей времен Гражданской войны. Он был членом Курултая крымскотатарского народа, провозгласившего в декабре 1917 года Крымскую народную республику. Сейдамет стал министром иностранных дел и военным министром правительства этой республики.

В поисках союзников Сейдамет развил бурную политическую активность. Так, в июле 1917 года в Киеве он вместе с группой крымских татар провел переговоры с председателем новосозданной Центральной Рады националистом М. Грушевским. По воспоминаниям Сейдамета, Грушевский во время их встречи говорил о том, что «русская революция приведет Россию к упадку», что «существует необходимость в заключении тесных договоренностей между народами, не являющимися русскими», что этим народам необходимо создать свои вооруженные силы и что «усилия по свержению русского централизма всеми возможными средствами» является их «национальным долгом».

В октябре 1917 года Сейдамет в Киеве добился от Петлюры сразу нескольких обещаний: о содействии украинских моряков из состава Черноморского флота, об отправке крымчанам боеприпасов из арсеналов Одессы и об облегчении мусульманамским соединениям, находящимся на румынском фронте, перехода в Крым. Грушевский и генеральный секретарь Центральной Рады по национальным делам А. Шульгин одобрили это соглашение. Грушевский тогда же пообещал Сейдамету, что в готовящемся Универсале Рады Крым не будет упомянут как часть Украины. Что и было исполнено.

В январе 1918 года полуостров заняли отряды красногвардейцев, Крымская народная республика перестала существовать. Сейдамет бежал в Турцию. В марте съезд Советов, земельных и революционных комитетов провозгласил создание в Крыму Советской социалистической республики Таврида.

В апреле 1918 года Крым, как уже говорилось, оккупировали немцы. А в июне того же года было провозглашено еще одно «независимое» образование, ориентированное на немцев, — Крымское краевое правительство во главе с генералом М. Сулькевичем. Джафер Сейдамет, вернувшись в Крым, занял в этом правительстве пост министра иностранных дел.

21 июля 1918 году Директория направила германскому правительству послание, в котором предлагалось «преобразование Крыма в независимое нейтральное ханство», опирающееся «на германскую и турецкую политику».

Но проект создания сепаратистского крымскотатарского государства вновь провалился. Сейдамет находился с дипломатической миссией в Германии, когда в ноябре 1918 года правительство Сулькевича отказалось от власти. В Россию Сейдамет больше не вернулся, оставшуюся часть жизни он провел в эмиграции в Турции. При этом Сейдамет оставался крайне политически активен.

Идеи Сейдамета пришлись по душе польскому Генштабу и лично главе Польского государства Юзефу Пилсудскому, мечтавшему о развале России. Польский проект подрыва России через этнонациональные меньшинства получил название «прометеизма»: Польша изображалась его авторами в роли героя древнегреческого мифа Прометея, несущего факел свободы «порабощенным народам России» и терзаемого за это царским орлом. Сторонники прометеистского направления во внешней политике Польши строили планы построения широкой федерации антироссийских государств. В эту федерацию предполагалось включить Украину, Белоруссию, Прибалтику, Финляндию, Кавказ и пр.

В апреле 1920 года, в условиях наступления польской армии на Украину, Джафер Сейдамет даже предложил Пилсудскому принять мандат на владение Крымом. На прошедшей в ноябре того же года встрече с Пилсудским Сейдамет сообщил, что «народ Крыма» хочет создать самостоятельную татарскую республику по образцу Эстонии и Латвии. После чего началось активное сотрудничество крымскотатарских эмигрантов с польскими властями.

А вот что пишет о Сейдамете Лев Соцков, ветеран Службы внешней разведки (СВР), составитель издания недавно рассекреченных архивов СВР: «Им [Сейдаметом] очень интересовались поляки, которые охотно занимались проблемами сепаратизма в России, к нему благоволил Пилсудский, с ним работал 2-й отдел польского Генштаба. По оперативным данным, в Стамбуле с Сейдаметовым поддерживал связь резидент польской разведки Дубич, поляки даже выплачивали ему жалованье порядка 1000 злотых ежемесячно…»

Намерение поляков разорвать Россию по этнонациональным швам тогда не осуществилось. После окончательного установления советской власти, в Крыму воцарилось относительное спокойствие.

Немецкие солдаты в окружении крымских татар. Крым. 1942
Немецкие солдаты в окружении крымских татар. Крым. 1942

Интересно, что накануне Великой Отечественной войны Сейдамет начал активно сотрудничать с немцами. Вышеупомянутый Лев Соцков писал: «Накануне войны и позже Сейдаметов переключился на работу с немцами, неоднократно выезжал в Германию, где встречался с руководящими деятелями НСДАП, в Стамбуле с ним работал резидент германской разведки в Турции де Хаас. В период оккупации Крыма потребовалось сформировать правительство области. Для консультаций по этому поводу Сейдаметов выезжал в Берлин, но тогда нацистское руководство еще не определилось с формой управления Таврией — слишком лакомой была земля».

А вот выдержка из агентурного сообщения, хранящегося в архивах СВР:

«15 сентября 1941 г.
Лидер крымчаков Сейдаметов побывал в Германии, где был принят Гитлером.
После возвращения развил активную деятельность, неоднократно собирал своих сторонников в «Палас-отеле», поддерживает тесные контакты с руководителями других национальных организаций, и всё это делается по прямому указанию немцев».
Во время Великой Отечественной войны большая часть крымских татар поддержала немцев, предоставивших им после захвата полуострова крупные привилегии. Немцы массово вербовали татар в ряды своей армии, поручали им карательные операции. Были среди татар и партизаны-антифашисты. Но в целом отношения между крымскими татарами и остальным населением полуострова крайне напряглись.
Интересны нынешние оценки коллаборационизма крымских татар их радикальными лидерами. Так, в интервью 2014 года Мустафа Джемилев, долгие годы перед тем занимавший пост главы Меджлиса крымскотатарского народа (организация, деятельность которой запрещена в РФ), начинает с отрицания коллаборационизма татар на основании того, что, мол, их всех призвали в Красную Армию. При этом он совершенно «забывает» о таком известном факте, как массовое дезертирство крымских татар из армии. После чего Джемилев переходит к своему основному тезису — оправданности коллаборационизма: «Но, тем не менее, если и было сотрудничество — а оно, наверное, в какой-то мере было, — то оно вполне было оправдано той политикой, которую вела советская власть по отношению не только к крымским татарам, но и ко всем…»

Официальной фигурой, представлявшей крымских татар при немцах, стал Мустафа Эдиге Кырымал (Шинкевич). Об этом весьма значимом персонаже также необходимо сказать несколько слов.

Мустафа родился в Бахчисарае. По происхождению он литовский татарин. Его дядя был муфтием мусульман Литвы.

После начала Великой Отечественной войны, в декабре 1941 года, Кырымал ездил в Берлин, где создал лояльный немцам эмигрантский Крымскотатарский комитет, претендовавший на роль крымскотатарского представительства. В 1942 году Кырымал вернулся в Крым, где вошел в состав Симферопольского мусульманского комитета, созданного по инициативе оккупационных властей. В январе 1943 году немцы признали берлинский штаб Кырымала, переименованный в Крымскотатарский национальный центр, главным официальным представительством крымских татар. В ноябре 1943 года Кырымал становится членом Крымскотатарского отдела (Krimtataren Leitstelle) при министерстве оккупированных восточных областей А. Розенберга. Этот отдел должен был давать указания Кырымалу и его соратникам.

Во время войны вновь начинает активно продвигаться идея развала России при помощи «порабощенных народов». 21−22 ноября 1943 года руководство «Украинской повстанческой армии» (УПА) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) во главе с Романом Шухевичем провело на Ровенщине так называемую «Первую конференцию порабощенных народов Востока Европы и Азии». В этой конференции участвовали состоявшие в рядах УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) антикоммунисты разных национальностей. Именно от данной конференции нынешние крымские татары отсчитывают свой союз с бандеровцами против России.

Начало сотрудничеству украинских и крымскотатарских националистов действительно было положено во время войны. Так, по утверждению руководителя пресс-службы Службы внешней разведки (СВР) Украины Александра Скрыпника, в документах СВР времен войны встречаются упоминания о том, что в 1944 году в УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) служили крымские татары.

Не только оуновцы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стремились объединить против России населяющие ее народы. Собирал «Комитет освобождения народов России» и русский коллаборационист генерал Власов.

А 18 ноября 1944 года, по инициативе вышеупомянутого нациста Розенберга, в Берлине состоялось еще одно, альтернативное власовскому, собрание «представителей порабощенных Россией народов». В этом заседании от украинцев принял участие глава ОУН (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Андрей Мельник, а от крымских татар — вышеупомянутый глава Крымскотатарского национального центра Кырымал.

После освобождения Крыма от фашистской оккупации, весной 1944 года советскими властями были проведены расследования фактов сотрудничества крымских татар с немцами и получены доказательства их массового коллаборационизма. Дальнейшее их проживание у границы СССР было признано нежелательным, и в мае 1944 года около 180−190 тысяч крымских татар депортировали в Среднюю Азию.

Тут надо отметить, что такая мера, как депортация, во время Второй мировой войны применялась многими государствами. Так, в США депортировали в лагеря японцев также целыми семьями. Всего было депортировано около 120 тысяч человек. Цифры сопоставимые, при этом американские японцы, в отличие от крымских татар, не отличились службой нацистам.

После Великой Отечественной войны, в условиях начинавшейся холодной войны между США и СССР, идея развала России при помощи населяющих ее народов оказалась весьма востребована. В 1946 году в Мюнхене сподвижник Бандеры Ярослав Стецько создал при покровительстве западных спецслужб «Антибольшевистский блок народов» (АБН). АБН требовал освобождения «порабощенных Россией» народов. Структура эта была, по сути, вторым изданием прометеизма. С тем отличием, что накал русофобии в ней был еще выше и яростней.

В рамках АБН наладилось тесное сотрудничество украинцев, крымских татар, кавказских и других народностей в деле развала России. Лидеры крымскотатарских радикалов в наши дни с удовольствием рассказывают об участии их представителей в этом бандеровском комитете.

Так, уже упоминавшийся выше бывший глава Меджлиса крымскотатарского народа (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Мустафа Джемилев сообщил в 2014 году в интервью одному из украинских изданий: «Что касается взаимосвязи Крыма с Украиной в прошлом. Еще в начале 50-х годов в Германии украинские националисты создали так называемый «Антибольшевистский фронт народов». Туда входили многие национальности, в том числе и крымские татары».

Ярослав Стецько с женой на одном из конгрессе Антикоммунистической лиги азиатских народов, Тайвань. 1955
Ярослав Стецько с женой на одном из конгрессе Антикоммунистической лиги азиатских народов, Тайвань. 1955

Штаб-квартира АБН находилась в Мюнхене. Там же после войны проживал именитый коллаборационист Мустафа Кырымал, о котором шла речь выше. Кырымал стал одним из ведущих экспертов мюнхенского Института по изучению истории и культуры СССР, готовившего антисоветских активистов. В этом университете рука об руку с Кырымалом трудились такие видные деятели белоэмигрантского Народно-трудового союза (НТС) и бывшие коллаборационисты, как К. Ф. Штеппа, А. Г. Нерянин, Н. А. Троицкий и А. Г. Авторханов — будущий духовный учитель чеченских сепаратистов.

Таким образом, после войны, в эмиграции, под заботливым присмотром западных спецслужб окончательно сформировался союз между украинскими бандеровцами, крымскотатарскими националистами, а также чеченскими и пр. радикалами. АБН позже примет участие в создании Всемирной антикоммунистической лиги (ВАКЛ) — еще одной структуры так называемого Черного интернационала, который на протяжении десятилетий будет работать на задачу обрушения СССР и России.

Здесь надо добавить, что Мустафа Кырымал и по сей день является культовой фигурой для крымскотатарских радикалов. В 2007 году активисты Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) перенесли его прах из Мюнхена в Бахчисарай. Здесь останки торжественно перезахоронили на территории исторического комплекса «Зынджырлы медресе» рядом с могилами Исмаила Гаспринского и Амета Озенбашлы, почитаемых крымскими татарами как выдающиеся деятели (последний также был замешан в коллаборационизме).

В конце советского периода и в особенности после распада в 1991 году Советского Союза крымские татары начали массово возвращаться на полуостров. Развал СССР способствовал экспорту в Крым радикальных течений ислама из Турции, Ирана и Пакистана, а также из арабских стран: Саудовской Аравии, Египта и Кувейта. В Крыму открывались представительства иностранных исламских организаций. Эти организации финансировали возвращение эмигрантов, строительство мечетей, обучение крымских богословов в странах Ближнего Востока.

Уже тогда эти процессы начали активно использовать в своих целях крайне антироссийски настроенные группы украинских националистов, вышедшие из подполья и начавшие интегрироваться во властные структуры нового государственного образования. На полуострове они в основном опирались на крымскотатарских радикалов, также враждебно настроенных по отношению к России.

С подачи этих радикалов в Крыму происходят стихийные захваты земель. Крымские татары начинают требовать предоставления им приоритетных политических прав.

В 1991 года крымские радикалы вновь созвали съезд крымскотатарского народа — Курултай. Был образован также Меджлис крымско-татарского народа (организация, деятельность которой запрещена в РФ), заявивший претензию на роль руководящего органа местной мусульманской общины (уммы).

Главой Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) был избран вышеупомянутый Мустафа Джемилев. Сын депортированного крымского татарина, Джемилев тесно общался с украинскими националистами. Так, по рассказу историка В. Трухачева, став диссидентом, «во время одной из своих отсидок Джемилев познакомился с Юрием Шухевичем — сыном нацистского коллаборациониста Романа Шухевича. Есть сведения, что на советские годы пришлись первые контакты Джемилева с украинским националистом Степаном Хмарой». Сам Джемилев позже говорил о Хмаре: «Особенно Степана я уважаю, хотя и не разделяю его взглядов. Хмара, как и Лукьяненко, — порядочные люди. В зоне не сломались».

У Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) явно были непосредственные контакты и с Организацией украинских националистов, ОУН (б) (организация, деятельность которой запрещена в РФ). После распада СССР, в 1992 году, еще один лидер крымских радикалов Рефат Чубаров, бывший на тот момент заместителем Джемилева в Меджлисе (организация, деятельность которой запрещена в РФ), направил приветствие очередной конференции ОУН (б) (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В этом приветствии Чубаров заявлял: «Я <…> чувствую себя счастливым человеком потому, что сбылась мечта украинского народа о построении Украинского Государства, о возрождении своей нации. <…> К сожалению, у нас ситуация намного хуже, впереди еще много работы. Большую поддержку нам оказывают украинские националисты, и мы очень благодарны за это им и киевлянам. Думаю, что наше сотрудничество в построении украинской государственности завершится построением Украинского независимого государства и национальной государственности крымских татар в составе независимой Украины. Слава Украине!».

Тут надо сразу оговорить, что в реальности после развала Советского Союза крымские татары не получили от Киева ни независимого государства, ни приоритетных политических прав. При этом уровень жизни простого народа — как украинцев, так и крымских татар — резко снизился. Что не мешало лидерам Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) продолжать поддерживать отношения с украинскими националистами.

Деятели Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) откровенно поддерживали связи с чеченскими сепаратистами.

Еще в начале 1990-х годов Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ) начал налаживать контакты с правительством самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия. Впоследствии Джемилев рассказывал: «Мы обменивались письмами с Джохаром Дудаевым, поздравляли его с объявлением независимости. Посылали людей именно от меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в ставку Джохара Дудаева».

Во время начавшейся в 1994 году войны в Чечне в рядах ичкерийских террористов оказались отряды крымских татар, а также украинских националистов. При этом в Крыму организуется санаторное лечение раненых в Чечне боевиков.

Летом 1996 года под предлогом борьбы с мафией крымские татары устроили погромы в Феодосии, в ходе которых осуществлялись поджоги автомобилей, домов, магазинов, кафе. Организовывал погромы крымскотатарский криминальный авторитет Алимхан Бахчисарайский, которого в те годы, по аналогии с очень популяризированным чеченским террористом Басаевым, называли «вторым Басаевым».

Тогда же крымские татары начинают формировать отряды самообороны — так называемые отряды аскеров. По уверениям Джемилева, татары создавали эти отряды исключительно в целях защиты от преступных посягательств. При этом известно, что на территориях, подконтрольных аскерам, совместно проходили подготовку члены ультраправой украинской партии УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и крымскотатарских радикальных организаций.

Известный ичкерийский полевой командир Салман Радуев рассказывал в 1996 году об участии украинцев и крымчан, включая высших руководителей украинских силовых структур, в чеченском конфликте: «В Киеве — Скипальский Саша ГУР возглавляет, депутат еще. К нам людей посылал через Корчинского Диму, потом еще через Джемилева Мустафу аскеров».

Напомним, что Дмитрий Корчинский был одним из основателей и какое-то время — реальным главой вышеупомянутой ультраправой организации УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (ее формальным лидером считался сын бандеровского главаря Р. Шухевича вышеупомянутый Юрий Шухевич). Боевики УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) принимали непосредственное участие в военных действиях на стороне самопровозглашенной Ичкерии. Кроме того, эта организация оказывала активную информационную поддержку чеченским сепаратистам на территории Украины, публиковала информационные материалы о них как о «доблестных борцах против русских захватчиков» и т. д.

Помимо Корчинского, на стороне ичкерийских сепаратистов воевали многие известные украинские националисты, впоследствии принявшие активное участие в государственном перевороте 2014 года. По данным Следственного комитета России, преступления в отношении российских силовиков на территории Чеченской Республики в период 1994—1995 годов совершали Дмитрий Ярош, Игорь Мазур, Олег Тягнибок, Александр Музычко, Арсений Яценюк.

После завершения первой чеченской кампании украинские националисты продолжили сотрудничество с чеченскими исламистами. По словам самого Корчинского, он создал «Институт для работы на Кавказе». Этот институт занимался формированием широко антироссийского фронта, публиковал антироссийскую литературу, распространявшуюся в Поволжье и других исламских регионах России.

А с началом второй чеченской кампании на территории Крыма эмиссары ичкерийских радикалов развернули вербовку наемников. Плодотворную почву для рекрутирования молодежи полуострова в террористические структуры подготовили радикальные крымскотатарские и исламистские организации, появившиеся в Крыму в период «незалежности». При этом отсутствие на Украине объединяющей государственной идеологии, постсоветский политический «беспредел» и экономические сложности сами по себе толкали молодежь в объятия радикализма.

Киевские власти делали ставку на крымских радикалов, представляя их как «подлинных крымчан», в отличие от пророссийского большинства полуострова. Как выразился однажды глава Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Мустафа Джемилев: «В Киеве вспоминают про крымских татар, когда идет резкое обострение ситуации явными пророссийскими шагами. В запасе всегда есть крымские татары, которые защитят Украину. Говорят даже, что настоящий украинец в Крыму — это крымский татарин…».

Отношения между крымскими татарами и киевскими властями, однако, отнюдь не были безоблачными. Крымские татары выдвигали достаточно серьезные требования, как экономические — предоставление земли, жилья и т. п., — так и политические. В разные периоды различные крымскотатарские политики требовали тех или иных национальных квот во властных структурах. Главным же требованием было предоставление национально-территориальной автономии, причем на территории всего полуострова, где крымские татары составляют меньшинство. Киев претензии крымских татар в основном игнорировал, вызывая с их стороны недовольство и упреки.

Плотное сотрудничество Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и чеченских экстремистских организаций продолжилось и в нулевые годы. Ичкерийские сепаратисты тренировались и отдыхали в Крыму. В 2003 году Леонид Грач, член комитета Верховной Рады по борьбе с организованной преступностью и бывший спикер парламента Крыма, выражал по этому поводу живую обеспокоенность, однако это мало что изменило.

Продолжалось взаимодействие и между бандеровцами и крымскими экстремистами. Так, будущий активист Евромайдана бандеровец Дмитрий Ярош с боевиками из созданной им организации «Тризуб им. Степана Бандеры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) проводил тренировочные военные сборы на базах Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в предгорьях Бахчисарая.

В радикализации Крыма активное участие принимала Турция. Тут надо оговорить, что интерес Турции к Крыму, представляющему собой важнейший узел геополитических, военных и экономических интересов, полностью не исчезал никогда. При этом в начале XX века Турция, перестав быть империей и начав благодаря реформам Мустафы Кемаля Ататюрка строить национальное государство, данный интерес в значительной мере утеряла. Однако такое положение дел продолжалось менее столетия. В настоящее время, когда турецкие власти всё более открыто склоняются к неоосманизму, они вновь начали активно выказывать интерес к территориям, некогда находившимся в орбите влияния Османской империи.

Отметим, что кроме сугубо прагматических есть и иные причины, по которым Крым особо значим для Турции. Татарская династия Гиреев родственна турецким Османам: мать Сулеймана Великолепного происходила из Гиреев. Большое значение для турок имеет еще и то, что один из основателей идеологии пантюркизма Исмаил Гаспринский был родом из-под Бахчисарая. Благодаря Гаспринскому полуостров является в глазах тюрок чем-то вроде «родины» идеологии пантюркизма.

С середины 1990-х годов в Крыму существует радикальная партия «Адалет», всегда находившаяся под особым покровительством Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и являющаяся при этом подразделением турецких «Серых волков» («Бозкурт»).

«Серые волки» — одна из наиболее жестких террористических пантюркистских организаций, активно ведущая диверсионную деятельность на исламских территориях России. Ее целью является создание, в том числе за счет российских территорий, мировой тюркской сверхдержавы — «Великого Турана». Несмотря на то, что члены организации, казалось бы, привержены исламу, в идеологии «Серых волков» явным образом проглядывается язычество. Образ мифического небесного волка (или волчицы) как общего предка всех тюрок — ключевой для «Бозкурта». Волчью голову изображают на знаменах, а характерный жест с поднятым вверх мизинцем и указательным пальцем знаменует ни что иное как волчью морду.

Примечательно, что в 2009 году боевик турецких «Серых волков» Юсуф Зия Арпаджик, приехав в Крым, выступил с прямой угрозой в адрес России:

«Если Россия всё же решит пойти войной на Крым, она ощутит сопротивление всего тюркского мира. Относительно любой политики России у нас продуманы адекватные меры… Нужно помнить, что в России множество тюркских республик, и нападение на Крым вызовет волну протестов и недовольства. Россия станет раздираемой изнутри».

Насаждением радикализма в Крыму усердно занималась и «Хизб ут-Тахрир» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — одна из крупнейших экстремистских организаций, стремящаяся к построению халифата (мирового исламского государства) путем джихада (войны с неверными) и запрещенная в России и многих странах мира.

Русские, украинцы и крымские татары. Этническая карта по итогам переписи населения 2014
Русские, украинцы и крымские татары. Этническая карта по итогам переписи населения 2014
PlatonPskov

«Хизбутчики» в Крыму также активно поддерживались Меджлисом (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Как пояснил в 2014 году глава умеренной крымскотатарской организации «Милли Фирка» Васви Абдураимов, у Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «нет собственных боевых единиц, готовых отстаивать его интересы силовыми методами. И они готовы использовать для этих целей боевиков Хизб ут-Тахрир (организация, деятельность которой запрещена в РФ)».

Действовали в Крыму и другие радикальные организации, в том числе экстремистское движение «Нурджулар» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Еще одной страной, активно экспортировавшей мусульманский радикализм в Крым, была Саудовская Аравия. Причем если Турция экспортировала на полуостров распространенный тут наиболее мягкий, ханафитский толк ислама и суфизм, то Саудовская Аравия привносила наиболее жесткий толк ислама — ханбализм, в том числе его наиболее агрессивное ответвление — ваххабизм.

Крупнейшие проарабские организации Крыма — это Всеукраинская межобластная ассоциация «Альраид», а также созданное при ее активном участии «Духовное управление мусульман Украины «Умма». Официальными партнерами и спонсорами «Альраид» являются, среди прочих, министерства по делам религий и вакфа Кувейта и Катара, саудовские фонды и пр.

Неоднократные просьбы администрации Крыма запретить регистрацию радикальных структур на полуострове последовательно отклонялись Киевом. В результате уже в нулевые годы радикалы контролировали в Крыму десятую часть трехсот мусульманских общин.

Что касается Европы, то она по-своему вмешивалась в крымскую политику. Так, осенью 2013 года, в преддверии ожидавшейся ассоциации Украины с Евросоюзом, представители стран ЕС начали уже весьма по-хозяйски требовать «восстановления прав крымских татар». 19 сентября 2013 года комиссар Европейского союза по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле предложил провести в Симферополе в мае следующего года, в канун 70-летия депортации татар, международный форум. Европейцы собирались говорить на этом форуме о «преодолении исторической несправедливости» в отношении депортированных крымских татар.

Тут надо оговорить, что Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с 2012 года является членом европейской организации «Платформа европейской памяти и совести». Эта «Платформа» требует проведения над коммунизмом «Нюрнберга-2» — международного суда, подобного осудившему в 1946 году фашизм. В своем выступлении в 2012 году на съезде «Платформы» Мустафа Джемилев заявил: «Суд Нюрнберг-2… нужен… Отсутствие этого важного процесса может привести к возрождению неосоветской империи и неокоммунизма…». На самом деле «Нюрнберг-2» нужен для осуждения всей советской истории, а также России как государства-правопреемника СССР. И Международный форум на тему депортации крымских татар, предлагавшийся европейскими политиками, должен был стать вехой на пути именно такого осуждения России.

Кстати, характерно, что членом вышеупомянутой «Платформы» от Украины является, помимо Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ), киевский «Центр исследования освободительного движения», возглавляемый В. Вятровичем. Напомним, что Вятрович, по совместительству — председатель «Украинского института национальной памяти» (УИНП), определяющего на сегодняшний день всю государственную историческую концепцию Украины.

В октябре 2013 года Курултай крымскотатарского народа выпустил Обращение к Президенту Украины В. Януковичу на тему защиты международным сообществом прав крымских татар. В ноябре это обращение еще раз подтвердил Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В обращении говорилось, что «инициатива проведения Международного форума по вопросу восстановления прав крымскотатарского народа на своей Родине нашла исключительно позитивную поддержку со стороны международного сообщества». Януковича, по сути, резко отчитали за игнорирование концепции форума, направленной ему верховным комиссаром ОБСЕ Торсом. Правительству Украины поставили на вид, что столь прохладное отношение «к предложениям об оказании скоординированной усилиями ООН, ОБСЕ, Совета Европы и Европейского Союза международной финансовой и в иных формах ресурсной помощи Украине в обустройстве и восстановлении прав крымскотатарского народа вызывает разочарование и отчаяние десятков тысяч семей крымских татар, оказавшихся по возвращении в Крым без жилья, работы и элементарных условий для развития». Однако Янукович так и не оказал содействия международному сообществу в его намерении вершить судьбу крымских татар.

Не было, как известно, подписано и Соглашение об ассоциации с Евросоюзом. После чего бандеровцы и организовали Евромайдан в Киеве.

На этот раз на майдан хлынули все крымские радикалы, в том числе и тренировавшиеся в Крыму наемники, успевшие пройти боевую школу в Ливии, Сирии и других «горячих точках». Как отмечал заместитель Джемилева Ахтем Чийгоз: «Организовываются группы для поездки в Киев… Крымские татары хотят максимально быть представлены на Майдане».

И Джемилев, и новый глава Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Рефат Чубаров приезжали на майдан официально поддержать своих соратников. Кроме того, Чубаров стал членом совета так называемого Народного объединения «Майдан».

"Духовное управление мусульман Украины «Умма» также горячо поддержало Евромайдан. Так, 3 января 2014 года муфтий этой структуры Саид Исмагилов на своей странице в «Фейсбуке» назвал информационную войну против майдана «информационным растлением». И рассказал о якобы распрекрасных целях майданщиков: «Мы стоим, за себя и друг за друга, за свои права и свободы, против коррупции, насилия и обнищания широких слоев граждан при сказочном обогащении особо «избранных»… Мы — победим!»

Лидеры крымскотатарских радикалов оказывали своим единомышленникам отнюдь не только информационную поддержку. Финансовая помощь из Турции организаторам бандеровского мятежа шла в том числе через Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

30 января 2014 года хакеры из известной группы Anonimus взломали переписку зампредседателя Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Аслана Омера Кырымлы с заместителем главы «Тризуба им. Степана Бандеры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Андреем Тарасенко, впоследствии возглавившим «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Вот одно из характерных сообщений Тарасенко: «Все идет по плану. Мы уже готовы приступать ко второй части пьесы. Как договаривались на прошлой неделе, мои ребята вместе с братьями из «Карпатской Сечи» и УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) по первой команде подъедут за инструментами куда нужно. От тебя требуется только обозначить координаты складов в Симферополе, Севастополе, Керчи, Феодосии и Евпатории, а также время встречи. Да, есть еще одна просьба. Дичи много, нужно больше охотничьего снаряжения, шлемов и палок. Не забудь про газировку в стеклянных бутылках, а также топливо для них. Также не помешают противогазы и средства первой медицинской помощи. Я понимаю, что наши турецкие друзья и так уже много сделали, но ты меня знаешь — я никогда не прошу лишнего. Дичь оказалась не пугливая, коктейли на них не действуют. Нужно что-то посерьезней. Надеюсь, ты меня понял. За деньги не беспокойся — всё будет в лучшем виде, но попозже. В конце концов, ты же знаешь что в случае нашего успеха, ты получишь гораздо больше».

Ичкерийские сепаратисты также помогали своим украинским собратьям в организации Евромайдана. Так, по данным СМИ, в декабре 2013 года с Северного Кавказа в Киев прибыли четыре специалиста по организации городских беспорядков. Кроме того, на майдане засветилась Зулихан Магомадова, жена бывшего командира ичкерийских боевиков, а ныне «председателя комитета по обороне и безопасности» парламента непризнанной Ичкерии Абубакара Магомадова. А 20 февраля на майдане появился флаг «Ичкерии».

Ослабление власти на Украине в связи с майданом оживило мечты Турции о возвращении Крыма. Характерно, что 29 января 2014 года влиятельная турецкая газета Hurriyet заявила, что заключенный в 1783 году русско-турецкий договор о передаче Крыма России оговаривал-де невозможность его передачи третьей стороне. И хотя в 1991 году, при распаде СССР, Турция промолчала, сегодня она «вправе изменить свою позицию». То есть турки прозрачно намекнули, что незаконность передачи Хрущевым Крыма Украине якобы дает им возможность заявить о своих претензиях на полуостров.

Параллельно с выходом в свет данной публикации начались крупные татарские митинги в Крыму, возглавленные Джемилевым и Чубаровым. 26 февраля перед Верховной радой Крыма собрались два огромных митинга, организованных Меджлисом (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и партией «Русское единство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Противостояние чуть было не закончилось кровавой бойней. При этом, по утверждению вышеупомянутого В. Абдураимова, «там были три тысячи боевиков «Хизб ут-Тахрир» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которые действовали в прямой связке с Меджлисом (организация, деятельность которой запрещена в РФ)».

Радикалы агитировали крымчан не ходить на референдум 16 марта 2014 года о присоединении Крыма к России.

Открытое давление оказывала и Турция. Так, Девлет Бахчели, лидер турецкой «Партии националистического движения», радикальным крылом которой являются «Серые волки», заявил накануне референдума: «Наши братья, проживающие в Крыму, переживают нелегкое для них время. Мы должны защитить права наших братьев».

После начала карательной операции в Донбассе муфтий «Духовного управления мусульман Украины «Умма» Исмагилов выступил с призывом к мусульманам Украины ехать туда воевать: «Не Украина на кого-то напала, совершенно очевидный факт, что напали на Украину. Поэтому мы, как мусульмане страны, как люди, которым Украина дала все возможности свободно исповедовать и проповедовать ислам, предоставила все гражданские права и свободы, мы должны участвовать в коллективной защите нашей общей родины».

Надо сказать, что обмен боевиками между украинскими националистами, крымскими и чеченскими сепаратистами и ближневосточным террористическим «Исламским государством» (ИГИЛ) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) происходит на взаимной основе. Как некогда украинцы и крымчане ездили воевать в Чечню, так после начала войны в Донбассе ичкерийцы, в том числе прошедшие подготовку в Сирии в рядах ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), создали отдельное воинское формирование — «Батальон шейха Мансура».

По словам западного журналиста, побывавшего осенью 2015 года на базе этого подразделения под Мариуполем, вошедших в батальон террористов привлекла возможность «воевать на Украине против русских, которых они назвали «оккупантами нашей страны, Ичкерии». При этом создавалось данное формирование при участии «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). И это не единственный пример сотрудничества украинских экстремистов, в том числе состоящих во властных структурах Украины, с международными террористическими организациями, такими как ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Так, осенью 2015 года МВД Кувейта пресекло деятельность преступного сообщества, занимавшегося поставками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) оружия, купленного на Украине, в том числе переносных зенитно-ракетных комплексов. Также о поставках украинского оружия террористам в Сирии через турецкую территорию сообщали источники в курдском ополчении.

При этом многие украинские политики не стеснялись открыто призывать к поддержке организации, признанной во всем мире террористической.

Например, Дмитрий Корчинский заявил, что спецслужбы Украины не должны арестовывать боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), потому что они — «наш единственный действенный союзник в войне против московского империализма».

А советник министра внутренних дел Украины, депутат Антон Геращенко опубликовал на своей странице в «Фейсбуке» призыв к украинцам выкладывать в Сеть личные данные работающих в Сирии российских военнослужащих для того, чтобы «игиловцы и их собратья в России, которых немало на Кавказе, смогли бы потом их найти и отомстить по канонам «Шариата». В тот же день Главное управление разведки МО Украины опубликовало на своем сайте развединформацию о российском военном контингенте в Сирии.

Говоря об ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), нельзя не отметить, что еще до отделения Крыма от Украины вербовщики из этой организации вели активную работу на территории полуострова. Как заявил муфтий Таврического муфтията Руслан Саитвалиев, на ноябрь 2014 года только из Крыма в ряды ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) было завербовано около 500 человек. А по словам главы госкомитета правительства Крыма по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Заура Смирнова, после воссоединения Крыма с Россией вербовщики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сбежали на территорию Украины.

Таким образом, до воссоединения с Россией в Крыму активно клубилась проигиловская деятельность, причем явно не без попустительства Киева.

Воссоединение Крыма с Россией помешало планам Запада и исламских стран сделать полуостров точкой концентрации антироссийского радикализма. Однако и сегодня новые киевские власти и их международные кураторы возлагают большие надежды на эксцессы в Крыму. Крымскотатарские радикалы прилагают все усилия к тому, чтобы эти надежды оправдались.

16 марта 2014 года, в день крымского референдума, Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ) выпустил обращение, в котором заявил о непризнании его результатов и желании остаться в составе Украины. В обмен на лояльность лидеры Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) требовали от Украины «права на самоопределение».

Уже на следующий день Рада зарегистрировала, а 20 марта спешно приняла соответствующий законопроект.

29 марта Курултай постановил, ни много ни мало, добиваться «национально-территориальной автономии крымско-татарского народа на его исторической территории — в Крыму». При этом в очередной раз было упомянуто о непризнании Курултаем и Меджлисом (организация, деятельность которой запрещена в РФ) результатов референдума. Рефат Чубаров заявил, что Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ) готов по поручению Курултая «войти в отношения с международными организациями, Советом Европы, Европейским союзом, ОБСЕ, парламентами и правительствами государств по вопросам обеспечения права крымскотатарского народа на самоопределение в форме национально-территориальной автономии на своей исторической родине».

Несмотря на ряд дружественных жестов, сделанных российским руководством, верхушка Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) утверждала, что российская власть осуществляет против крымских татар «репрессии» и продолжала активно интриговать против России.

Так, 12 марта 2014 года В. Путин в телефонном разговоре с Джемилевым заверил его в намерении всячески помогать крымским татарам.

А уже 14 марта Джемилев встретился с заместителем генсека НАТО А. Вершбоу и призвал Североатлантический альянс и ООН применить силу против России. «Войска ООН или НАТО начинают применять свои силы, когда уже широкомасштабно льется кровь… Мы хотели бы применения силы до того, как нас начнут резать», — заявил Джемилев.

Спустя три дня Джемилев получил публичное заверение от турецкого премьер-министра Реджепа Эрдогана в том, что Турция не признает присоединения Крыма к России.

А 31 марта 2014 года Джемилев обратился в СБ ООН с просьбой предпринять «эффективные меры по освобождению нашей страны (имеется в виду Крым — Д. С, С. С.) от оккупации».

Крымские радикальные организации также встали в оппозицию к России.

К примеру, муфтий вышеупомянутого «Духовного управления мусульман Украины «Умма» Саид Исмагилов обвинил Россию в намерении притеснять татар по причине якобы существующей «русской бытовой исламофобии».

А «Альраид» заявила по поводу референдума о присоединении Крыма: «Крымскотатарский народ вновь оказался в тяжелейшей ситуации, став заложником бесчестных геополитических интриг… и боится в очередной раз потерять свою родину».

Было совершенно очевидно, что Указ Путина от 21 апреля о реабилитации репрессированных крымских татар не смягчит меджлисовских радикалов.

Президент России Владимир Путин с представителями крымскотатарской общины. Сочи, 16 мая 2014 года
Президент России Владимир Путин с представителями крымскотатарской общины. Сочи, 16 мая 2014 года
Kremlin.ru

И 22 апреля Джемилеву на 5 лет запретили въезд на территорию Крыма. Оставшимся на Украине деятелям Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ), на здании которого 19 апреля появился украинский флаг, дважды было вынесено предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности и о возможности закрытия.

18 мая 2014 года вышеупомянутый бандеровец Ярош, один из лидеров Евромайдана, на тот момент являвшийся руководителем «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), заявил, что на территории Крыма необходимо развязать «широкомасштабную партизанскую войну» с использованием «крымско-татарского фактора».

Не прошло после этого и двух недель, как 30 мая ФСБ России сообщило о задержании в Крыму «диверсионно-террористической группы «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), подозреваемой в подготовке терактов».

3 июня 2014 года президент США Б. Обама и президент Польши Б. Коморовский демонстративно вручили Джемилеву в Варшаве премию «Солидарность» в размере 1 млн евро. Глава Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стал первым лауреатом этой премии, учрежденной непосредственно перед тем в честь 25-летия падения коммунизма в Польше. При этом присутствовавший на церемонии бывший президент Польши Лех Валенса поблагодарил Джемилева за «прекрасную, мирную и мудрую борьбу, которая пока не увенчалась победой», и призвал его бороться и дальше.

На своем официальном сайте Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ) продолжал выражать соболезнования по поводу гибели «героев АТО», проводящих карательную операцию в Донбассе, и называть сопротивление Донбасса «терроризмом».

Наконец, 5 июля 2014 года Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ) принял решение о прекращении сотрудничества с российскими властями и призвал своих членов выйти из состава правительства. Предлогом стало увольнение из Госсовета Крыма рекомендованного туда Меджлисом (организация, деятельность которой запрещена в РФ) бывшего вице-премьера правительства полуострова Ленура Ислямова.

Решение верхушки Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) о разрыве отношений с Россией вызвало раскол внутри самой структуры: часть меджлисовских делегатов отказалась покинуть крымское правительство.

После демарша Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стало понятно, что пытаться договариваться с его лидерами далее бессмысленно. Чубарову так же, как и Джемилеву, на 5 лет запретили въезд на территорию Крыма.

Антироссийская деятельность лидеров Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) после этого приняла окончательно военизированный характер.

29 июля 2014 года Джемилев заявил журналистам о создании крымскотатарского батальона «Крым»: «Создается батальон «Крым». Пока мы не говорим про его дислокацию».

20 августа П. Порошенко назначил Джемилева на должность Уполномоченного Президента Украины по делам крымскотатарского народа.

Официальные представители Евросоюза продолжили активно общаться с лидерами Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Так, в мае 2014 года Джемилев вновь обсуждал пресловутый Международный форум по вопросу восстановления прав крымских татар с комиссаром Евросоюза Штефаном Фюле. А в сентябре Чубаров беседовал о «современных репрессиях против крымских татар» с председателем секции политики представительства ЕС в Украине Ганнесом Шрайбером.

В сентябре же появилось обещанное Джемилевым подразделение — правда, не батальон, а сотня — «Крым» (в составе батальона «Днепр-1»). Подразделение приняло участие в карательной операции в Донбассе. На странице «Отдельной сотни «Крым» в Фейсбуке сообщалось, что это подразделение объединило «украинских мусульман, воюющих вместе с другими добровольческими и регулярными подразделениями против агрессии России».

Вскоре меджлисовцы начинают призывать власти Украины организовать блокаду Крыма. 26 февраля 2015 года Джемилев, еще недавно так «переживавший» за судьбу крымчан, заявил на пресс-конференции, что Киев должен прекратить поставлять на территорию полуострова продукты питания, электроэнергию и воду. «Блокада прежде всего вызовет злобу Аксенова и Константинова, потому что им и так сейчас несладко… Простые же крымчане, которые поддерживают Украину, звонят мне каждый день и сами просят об этом. Они готовы терпеть, лишь бы освободиться от оккупантов», — утверждал он.

Сергей Валерьевич Аксёнов
Сергей Валерьевич Аксёнов
Council.gov.ru

8 сентября 2015 года Чубаров заявил: «Мы готовим полную блокировку Крыма с материка».

А к концу сентября представители Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Всеукраинского союза ветеранов АТО» начали блокаду дорог, соединяющих Крым с Украиной. В этот же день Мустафа Джемилев опубликовал на своей странице в «Фейсбукe» требования участников блокады к властям России — в частности о снятии запрета на въезд в Крым для себя и своего подельника Чубарова. Порошенко выразил поддержку данной акции, заявив, что ее целью является «скорейшее восстановление государственного суверенитета» над полуостровом.

В начале октября экстремисты повредили опоры ЛЭП, подающие в Крым электроэнергию. При попытке восстановить линию ремонтные службы встретили сопротивление со стороны представителей Меджлиса !1, «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Гражданского корпуса батальона «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

20−22 ноября 2015 года в результате подрыва двух оставшихся после первого теракта опор ЛЭП подача электроэнергии в Крым со стороны Украины была полностью прекращена. Вооруженные экстремисты две недели препятствовали доступу ремонтных служб к месту теракта. Затем подачу электроэнергии частично восстановили, но через три недели опоры ЛЭП вновь были повреждены. К этому моменту, однако, Россия уже в значительной мере восполнила потребности региона в электричестве за счет энергомоста «Кубань-Крым», проложенного по дну Черного моря.

В акции с ЛЭП очевидным образом видны «уши» представителей вышеупомянутых ультраправых турецких «серых волков». Так, 7 декабря всё тот же Ленур Ислямов, ставший главой штаба акции по гражданской блокаде Крыма, выложил на своей странице в «Фейсбукe» фото, на котором он позирует на фоне лагеря устроивших блокаду экстремистов в компании «серых волков», поднимающих руки в своем классическом приветствии.

В декабре 2015 года Ислямов заявил, что формируется «батальон имени Номана Челебиджихана». И что этот батальон готовится для вхождения в Крым, дабы очистить полуостров «от сепараторов, которые там засели».

В январе 2016 года ФСБ России возбудила уголовные дела в отношении участников блокады Крыма. Джемилев, Чубаров и Ислямов были объявлены в федеральный розыск.

В начале апреля 2016 года Джемилев сообщил о находящемся у границ Крыма «батальоне смертников».

А 26 апреля 2016 года Меджлис (организация, деятельность которой запрещена в РФ), наконец, признали в России экстремистской организацией, его деятельность была запрещена.

При этом на Западе и на Украине деятели Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) продолжают пользоваться неизбывной популярностью.

Так, 11 мая 2016 года украинская Рада призвала международное сообщество признать депортацию крымских татар 1944 года геноцидом (на Украине такое постановление было принято за полгода до этого). Это — новый шаг на пути к «Нюрнбергу-2» над Россией, к которому давно призывает Запад.

Запрещение Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в России вовсе не означает, что данная организация потеряла влияние в Крыму. Как указывают глава Департамента этнологии и межэтнических отношений Севастопольской Академии Наук Л. Усманов и активист Национального движения крымских татар И. Белялов, высокопоставленные члены Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) заблаговременно вошли в состав отнюдь не запрещенных общественных организаций «Къырым» и «Инкишаф». Влияние Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в мусульманских общинах Крыма сохраняется.

Что касается вышеупомянутой Всеукраинской межобластной ассоциации «Альраид», то она продолжает преспокойно действовать в Крыму под названием ассоциации «Созидание». 22 декабря 2015 года президент этой ассоциации Мохамад Тоха заявил в эфире «Первого крымского» телеканала, что деятельность «Созидания» в Крыму поддерживает Духовное управление мусульман Крыма и министр образования Крыма Н. Г. Гончарова.

Как отметил в марте 2015 года уже упоминавшийся муфтий Таврического муфтията Руслан Саитвалиев: «Безусловно, некоторое количество радикальных течений, в том числе представители ваххабитов и «Хизб ут-Тахрир» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), уехали из Крыма. Но значительная часть их адептов остается в Крыму и ведет здесь работу. Эти течения развивались здесь все 23 года пребывания полуострова в составе Украины. Конечно, это всё не могло просто за один раз испариться». По словам Саитвалиева, радикалы в Крыму продолжают получать финансирование из Катара, Саудовской Аравии и ряда других государств через «Созидание». Муфтий указал, что деятельности этих радикалов на полуострове способствует Духовное управление мусульман Крыма: «Мы ни разу не видели, чтобы ДУМК активно противостоял экстремистам в Крыму. Более того, в распоряжение радикальных течений предоставлены мечети, в которых они пропагандируют свою идеологию. Большая часть мечетей Крыма сейчас находится в руках ваххабитов и «Хизб ут-Тахрир» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Запрещенной литературы там вроде бы как и нет, но агитация и пропаганда всё равно ведутся». Саитвалиев подчеркнул, что обстановка в Крыму может обостриться: «Нам известно, что около 400 крымчан воевали в Сирии на стороне «ИГ» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Впоследствии они приехали в Украину, когда Мустафа Джемилев формировал батальон «Крым», и воевали против войск ДНР и ЛНР. Есть опасность, что они могут вернуться в Крым».

В июле 2016 года Руслан Бальбек, бывший на тот момент вице-премьером Крыма, высказал свое опасение в связи с тем, что тренировочные лагеря «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) располагаются на Украине у северных границ Крыма, на юге Херсонской области. Вице-премьера небезосновательно беспокоило такое соседство.

За активностью Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и крымских радикалов, за их дружбой с чеченскими сепаратистами и прочими борцами с Россией угадываются очертания союза, заключенного представителями национальных меньшинств еще при нацистах и скрепленного усилиями АБН в эмиграции. Этот союз сегодня восхваляется как украинскими официальными властями, так и представителями Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Так, в декабре 2016 года на Ровенщине, в селе Будераж Здолбуновского района, прошла Научно-практическая конференция под названием «Антибольшевистский блок народов как предпосылка создания единого фронта против кремлевской агрессии». Мероприятие это было посвящено вышеописанной «Первой конференции порабощенных народов», состоявшейся 21−22 ноября 1943 года. Перед его началом собравшиеся освятили памятный знак первой конференции, находящийся на территории средней школы. Во встрече наряду с представителями местных властей, депутатами Рады, советником министра образования и науки Украины и внуком председательствовавшего на первой конференции Ростислава Волошина Юрием Оленченко участвовал председатель распущенного Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Рефат Чубаров.

Члены конференции обсудили «особую миссию» Украины — «сдерживать российскую агрессию и быть примером для других народов, страдающих от Кремля». А заместитель председателя Ровенской ОГА Светлана Богатырчук-Кривко отметила: «Наверное, это символично, что 21 ноября 43 года была Конференция порабощенных народов, 21 ноября — Оранжевая революция и начало Евромайдана и Революции Достоинства». Интересная мысль о неслучайном совпадении дат, не правда ли?!

Характерно, что представлявший на конференции 2016 года крымских радикалов Чубаров говорил о собравшихся на первую конференцию «делегатах порабощенных народов» (они же интербригада фашиствовавшей УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)) в категории «мы»: «Есть большая Украина. То, что заложили наши представители много лет назад, должно быть доведено до конца. Я верю, что наши народы будут свободны в своем выборе и в жизни. А другие народы не будут иметь такого давления, которое оказывается на них сейчас».

В 2017 году украинские власти пообещали находящимся «в изгнании» лидерам Меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вожделенную автономию, которую, правда, они в состоянии им предоставить только на бумаге. Единственным практическим следствием такого шага может быть лишь дополнительная радикализация крымскотатарских националистов, халифатистов и пантюркистов.

Очевидно, что, несмотря на установившееся в Крыму после воссоединения с Россией относительное спокойствие, полуострову уготована роль естественной площадки для бандеровско-исламистских договоренностей в рамках неотменяемых вакловских проектов и планов.

При этом необходимо рассматривать несколько типов отношений между сражающимися против «москальской» власти в Крыму поклонниками Бандеры, утверждающими, что ненавидят москалей за то, что они являются по крови «ужасными тюрками», — и крымскими сторонниками пантюркизма, ратующими за вхождение Крыма в Турцию.

Один из типов этих отношений — союз против общего врага, каковым является Россия. В рамках такого антироссийского союза наблюдались самые необычные комбинации.

Как известно, Запад неоднократно использовал в своих целях конфликт между Россией и Османской империей, и упомянутая выше Крымская война представляла собой лишь один из подобных случаев. Западные страны, когда им было нужно, выступали против России на стороне Османской империи. При этом совершенно игнорировался тот факт, что Россия является христианским государством, а население Турции исповедует ислам, который ни при каких условиях, в отличие от православия, не способен построить содержательных отношений с христианством вообще и с католицизмом, в частности. Между тем большая европейская политика использовала османов не только в борьбе против Российской империи. Франция использовала османский фактор для борьбы с Габсбургами. Кайзеровская Германия заключила союз с Турцией, еще не отказавшейся от османской исламской идентичности. А гитлеровская Германия строила отношения с постосманской Турцией.

Ситуационные связи между украинскими бандеровцами, часто лживо выдающими себя за ревнителей христианства, и радикальными исламистами должны рассматриваться как основные, когда это касается бандеровско-исламистских антироссийских договоренностей. Но можно ли всё сводить к таким ситуационным связям? Вряд ли. Тем более, что помимо европейско-турецкого, налицо целый ряд других экзотических союзов, заключенных против России.

Так, бандеровцы в целом и, прежде всего, запрещенная в России радикальная националистическая организация УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ), всегда настойчиво поддерживали тюркско-исламский Азербайджан, естественным образом тяготеющий к близкой для него Турции, которая, как уже упоминалось, со временем всё более отчетливо склонялась к неоосманизму. Может ли такая поддержка квалифицироваться как ситуационный союз УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с врагами России, порожденный стремлением всегда и по любому поводу быть на стороне врагов России? На самом деле так может быть квалифицирован, к примеру, союз УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с так называемой Ичкерией — это, конечно, был ситуационный союз против России. Но в вопросе о Карабахе всё не так просто. УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) понимала, что армянский Карабах вносит свою лепту в распад СССР и потому должен быть союзником по причине своей антисоветскости. И, тем не менее, УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) настойчиво стремилась к построению именно разного рода украинско-исламистских антихристианских коалиций.

Еще одним таким проектом является польский «прометеизм». Напомним, что прометеистский проект предполагал объединение против России Украины, Белоруссии, Прибалтики, Финляндии и Кавказа. Жители Кавказа уж точно не могут быть целиком освобождены от тюркско-исламских верований, казалось бы, рассматриваемых бандеровцами как враждебные.

Польский прометеизм — весьма амбициозный проект. В конечном счете, его амбиции, конечно, состоят в том, чтобы заменить Россию на евразийском пространстве. И тут поляки, настроенные наиболее великодержавно и экспансионистски, — роль таких настроений в сегодняшней польской политике нельзя ни преувеличивать, ни преуменьшать, — стремятся переиграть историю и сделать Польшу некоей большой и по сути многоконфессиональной империей. Такой империей, в которой православно-русское ядро будет заменено католическо-польским. А исламо-тюркская периферия — окажется перетянутой на сторону католическо-польского ядра некоей фантастической с точки зрения истории, но манящей супервеликой Польской империи.

При этом проект «Великая Украина» так же несовместим с проектом «Великая Польша», как несовместимы великопольский и великорусский проекты. Страшная резня в 1943 году поляков бандеровской УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), зачищавшей таким образом исторически спорные территории, свидетельствует, казалось бы, о том, что никакого союза тут быть не может. И, тем не менее, мы наблюдаем украинско-крымско-польский союз — как во времена Пилсудского, так и в новейшее время.

Что касается содержательного диалога между исламом и католицизмом, то он возможен на основе австро-венгерских имперских чаяний, адаптированных к ситуации XXI века. Австро-Венгрия Габсбургов была не только многонациональной, но и многоконфессиональной, что вовсе не мешало ей иметь накаленное католическое ядро. Ревнители нового панъевропейского проекта говорят о расчленении России и присоединении ее отдельных частей к создаваемой сегодня сверх-Европе. Такой проект предполагает сосуществование различных конфессиональных сегментов расчлененной России в рамках единого панъевропейского великого антироссийского начинания. На этой базе тоже возможен диалог между бандеровцами и исламом.

И, наконец, нельзя не рассматривать самый экзотический вариант такого диалога — неофашистско-языческий.

Такой диалог явным образом тоже ведется. При этом «для публики» язычество может стыдливо прикрываться более или менее тонким покровом христианства или ислама. Но, называя себя христианами или мусульманами, современные язычники не могут не транслировать своего, совершенно не сочетающегося с гуманистическими мировыми религиями, мировоззрения. И вступают в союзы, в том числе, и на этой мировоззренческой языческой основе.

Та же самая УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вовсе не ушедшая с политической сцены, а встроенная в украинский националистический радикализм, позиционируя себя как организацию радикально христианскую, воевала против русских плечом к плечу с весьма специфическими чеченскими исламистами.

Один из основателей УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Дмитрий Корчинский после выхода из нее создал новую радикальную организацию — «Братство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Дмитрий Корчинский
Автопогрузчик под управлением Дмитрия Корчинского идёт на «Беркут». Киев, ул. Банковая, 1 декабря 2013 года
Дмитрий Корчинский
Дмитрий Корчинский
Автопогрузчик под управлением Дмитрия Корчинского идёт на «Беркут». Киев, ул. Банковая, 1 декабря 2013 года
Mstyslav Chernov

В одном из интервью Корчинский называл себя и своих единомышленников «воинством Христа» и заявлял, что рассматривает Украину «как авангард крестового похода». «Батальон «Святой Марии», созданный нами, — это действительно христианский батальон. И мы хотим национально-освободительную войну превратить в войну религиозную, в крестовый поход. <…> Так называемая Русская православная церковь — это наибольшая угроза христианству из сегодня существующих… грех эрпэцизма, сергианства… Естественно, они являются большими врагами, чем, скажем, неоманихеи, атеисты, коммунисты, язычники… Москва — это дом сатаны, и она должна быть сожжена», — сообщил он.

А вот выдержки из «Доктрины дестабилизации» Корчинского:

«Мы хороним трупы старых идеологий… Иконы мы намалюем сами. Нас объединяет одно — неприятие всего, что существует… Жажда разрушения — творческая жажда…
Насилие является для нас единственным способом общения с обществом…
Все звери равны. Только некоторые из них равнее других… Гуманизм ничего не стоит, когда он не подкреплен двойным преимуществом в авиации и танках…».
Жажда разрушения… Насилие… Люди-звери… Гуманизм на танках… Как-то не слишком похоже на проповедь Христа. Впрочем, христианством идеолог «воинства Христа» не ограничивается. Он сооружает из обрывков разных религий конструкт, напоминающий «нью-эйдж», только куда более кровожадный.
«Поколения азиатов не понимали дзена, и вот появилась УНА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)… Великие религии человечества рождены усталостью и страхом. Нам повезло, нам было легко и мы не устали, кроме того, нас плохо пугали… Глупа мысль, что душа, вырванная из контекста жизни, является чем-то, стоящим спасения… И познаете истину, и ненависть к ней сделает вас свободными.
Наш дзен имеет к дзен-буддизму такое же отношение, как Also Sprach Zarathustra Ницше к зороастризму… Дзен — это не пустота, это присутствие пустоты».

И это — якобы «христианин» Корчинский. Что уж говорить об откровенных язычниках!

Вдумаемся в сказанное Корчинским. Могут ли настоящие ревнители радикального ислама считать, что он рожден усталостью и страхом? Могут ли сколь угодно антироссийские христиане, католики, в том числе, утверждать, что познание истины — которая для них есть Христос, — должно рождать ненависть к этой истине — то есть к Христу? Так может сказать только Великий инквизитор Достоевского, но это глубоко антихристианская позиция.

И, наконец, о пустоте. Совершенно очевидно, что Корчинский здесь говорит о том присутствии пустоты, которое гетевский Мефистофель отрекомендовывал Фаусту, спрашивая его: «Готов ли ты? Не встретишь там запоров пред собою, Но весь объят ты будешь пустотою. Ты знаешь ли значенье пустоты?»

Итак, мы ознакомились с антихристианскими рассуждениями Корчинского и других интегральных националистов, не только почитающих Бандеру и Шухевича, но и поклоняющихся неким антихристианским высшим сущностям. И — задаемся вопросом, с кем именно выстроят союз укронационалисты, реализующие свой интегрально-националистический, а значит, скрыто антихристианский проект «Украинство»? Не выстроят ли они его, в конце концов, с тюрконационалистами, реализующими свой, интегрально-националистический, а значит, скрыто антиисламский и, как минимум, языческий, — вспомним хотя бы «Серых волков» с их волчицей, да и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) трудно назвать чем-либо кроме как извращением ислама — проект? И не сольются ли в итоге эти проекты в нечто предельно черное и глубоко враждебное духу всех гуманистических мировых религий? Повторяем, подобный экзотический сценарий нельзя рассматривать сегодня как мейнстрим, как нечто доминирующее в реальной политике. Но и сбрасывать его со счетов было бы глубочайшей политической и стратегической ошибкой.

< Впервые опубликовано ИА REGNUM 14.02.2018 >

Читайте ранее в этом сюжете: Исторические корни Донецкой Народной Республики —«Украинство...» Глава XXIV

Читайте развитие сюжета: Украинизация в досоветский период и в СССР — «Украинство...» Глава XXVI