Даже в коррупции в Литве «виновата Россия»

За всё негативное в Литве «ответственна Москва», даже за коррупцию литовских чиновников, считают в СМИ

Вильнюс, 30 октября 2017, 17:52 — REGNUM   В Сейме Литвы рассматривается законопроект о предприятиях со стратегическим значением для национальной безопасности, который министерство экономики готовило около 4 лет.

По словам представителей министерства экономики, Еврокомиссия и эксперты Организации экономического сотрудничества и развития не раз призывали Литву усовершенствовать контроль над стратегическими предприятиями, утверждается в материале портала национального вещателя LRT.

ИА REGNUM сегодня, 30 октября, публикует перевод на русский язык всего материала с программными заявлениями литовских чиновников. Отдельно отметим, как литовские СМИ стремятся переложить ответственность на Россию собственной нечестной конкуренции с Латвией. Речь идёт о железнодорожной ветки, которую Литва демонтировала, за что получила многомиллионный штраф от Брюсселя. Оказывается, в этом также «виновата Москва». Корни литовской коррупции при «осваивании» средств ЕС для закрытия Игналинской АЭС, оказывается, также кремлёвские.

«Ситуация в двух важнейших стратегических предприятиях говорит о том, что из-за поверхностного взгляда государства и недостаточного контроля Литва может понести миллиардные убытки.

Компания Lietuvos geležinkeliai («Литовские железные дороги») умудрилась заключить договоры с предприятиями, которыми руководят люди из близкого окружения президента России Владимира Путина, ввязаться в конфликт с управляющей Мажейкяй компанией PKN Orlen и таким образом вызвать напряжение в отношениях Литвы и Польши. В конце концов, Еврокомиссия назначила Литве штраф в размере 28 млн евро за нарушение конкуренции. На недостаточно контролируемой государством Игналинской АЭС работы по закрытию отстают от плана на 8 лет. Немецкая компания Nukem, которая с 2005 года реализовывала проект временного хранилища отработанного топлива и еще два важнейших проекта, касающихся закрытия АЭС, в 2008 году перешла в руки российского концерна «Росатом». Главные проекты, реализуемые Nukem на Игналинской АЭС, стали дорожать.

Европейская аудиторская палата констатировала, среди трех закрываемых АЭС в Литве, Болгарии и Словакии, Игналинская больше всего отстает от графика, здесь также самая большая нехватка средств. Для того, чтобы закрыть Игналинскую АЭС до 2038 года, не хватает примерно 1,56 млрд евро, между тем Словаки не хватает 92 млн, а Болгарии — 28 млн. Но вывод Европейской аудиторской палаты был жесткий — с 2020 года прекратить финансирование работ по закрытию Игналинской АЭС. Рассматриваемый сейчас в Сейме закон должен помочь стратегическим предприятиям в будущем избежать таких сомнительных партнеров, как управляемая «Росатомом» компания Nukem.

Игналинская АЭС планирует построить еще один проект стоимостью 100 млн евро — поверхностное хранилище недолговечных радиоактивных отходов малой и средней активности. Строительство этого хранилища должно было начаться возле деревни Галилауке еще в 2005 году, и могло стоить намного дешевле, но Игналинская АЭС была вынуждена искать другое место для строительства из-за поднятого в обществе ажиотажа.

Выяснилось, что Брюсселю и литовскому правительству письма с протестами отправляли несколько деятелей из России, Белоруссии, Латвии, Эстонии и «учрежденный в Литве фонд кремлевских политтехнологов, координируемый из Калининграда». Игналинская АЭС получила разрешение на строительство этого объекта еще в мае, но не спешит объявлять конкурс.

«В первую очередь мы хотели бы, что во время подготовки к этому конкурсу, перед его объявлением, был принят закон о предприятиях со стратегическим значением. Этот закон создал бы условия для Литвы, госучреждений проверять любое предприятие на основании интересов национальной безопасности. Это необязательно может быть Nukem, это может быть любое другое предприятие», — поясняет вице-министр энергетики Симонас Шатунас.

У руководства Игналинской АЭС нет данных, планирует ли патронируемая «Росатомом» компания Nukem участвовать в новых проектах закрытия АЭС. Сейчас у Nukem и Игналинской АЭС есть еще два договора, срок действия одного заканчивается в ноябре следующего года, другого — через 2 или 3 года.

«Насколько приходилось слышать на встречах о других объектах, имею в виду, тех самых, которые являются рабочими договорами, то был выражен интерес, когда что могло бы быть. Но, конечно, это политический вопрос», — сказал директор Игналинской АЭС Дарюс Янулявичюс.

Если вступит в силу новый порядок, чтобы продлить работы на Игналинской АЭС, Nukem должна будет пройти через фильтр безопасности, как и любое другое российское стратегическое предприятие. В законопроекте предусмотрено, что сформированная правительством специальная комиссия, в состав которой будут входить представители разных структур безопасности и госучреждений, будут проверять инвесторов, которые приходят в стратегические предприятия, и сделки, которые заключают предприятия, имеющие старческое значение для государства.

По словам представителей министерства экономики, после принятия этого закона в плане национальной безопасности могут быть проверены граждане стран-партнеров европейской и трансатлантической интеграции или учрежденные в этих странах юридические лица. Владелец акций действующей в Германии компании Nukem — корпорация «Росатом», поэтому в Литве она может быть проверена как предприятие третьей страны.

«В законе установлено, что если приходит инвестор, в котором ¼ часть голосов принадлежит гражданину третьей страны или другому предприятию, тогда будет выполняться проверка», — объясняет вице-министр экономики Лина Сабайтене.

Получив от разведки информацию о том, что из-за планируемой сделки возникает угроза для национальной безопасности, правительственная комиссия может представить отрицательный вывод, согласно которому стратегическое предприятие не должно заключать сделку. Глава парламентского Комитета по национальной безопасности и обороне Витаутас Бакас говорит, что если бы такой порядок был введен раньше, Nukem должна была бы пройти проверку.

«На самом деле, мы впустили немецкую компанию, и вдруг она становится российской. Те, кто интересуются, прекрасно знают, что это дочернее предприятие «Росатома», о намерениях которого мы знаем после парламентского расследования весной этого года, то есть цель «Росатома» — сделать так, чтобы Литва была как можно более энергетически зависимой. Раньше у Литвы не было инструментов защититься от таких схем — продажи акций, смены владельцев. «У нас просто их не было», — констатирует Бакас.

Бывший вице-министр энергетики, а сейчас — председатель правления стратегического предприятия Lietuvos geležinkeliai Ромас Шведас отмечает, что в последнее время деятельность стран, недружелюбных по отношению к Литве, становится все более изощренной, более замаскированной, поэтому государство должно предпринять все возможные меры защиты от негативного влияния.

«Учреждается зарегистрированное в Литве предприятие. Оно становится «литовским», предприятием ЕС. Это предприятие начинает осуществлять деятельность, которая может вызвать серьезный риск и принести вред нам, стратегически важным предприятиям. Это может быть делаться через поставку сырья, разных ресурсов, даже через деятельность, связанную с энергетическими, транспортными предприятиями», — говорит Шведас.

Один из самых очевидных примеров — сделки, которые выплыли в прошлом году. Выяснилось, что в 2013 года руководство Lietuvos geležinkeliai заключило договор с литовским представительством российского концерна «Трансмашхолдинг», без конкурса более чем за 10 млн евро приобрело части локомотивов для Вильнюсского локомотивного ремонтного депо, договорилось обмениваться опытом, даже планировало учредить совместное предприятие.

«Концерн «Трансмашхолдинг» производит и дизельные двигатели для подводных лодок, железнодорожные платформы для движимых ракетных комплексов, контейнеры для ракет. Один из акционеров «Трансмашхолдинга» Андрей Бокарев — частый гость в кабинете Путина в Кремле. Бокареву принадлежат 25% акций завода «Калашников». Предприятие после оккупации Крыма внесено в список санкций ЕС, США, а Украина внесла и концерн «Трансмашхолдинг». В прошлом году руководители Lietuvos geležinkeliai оправдывались, что не знали этого». Сейчас министр транспорта также не находит времени для комментариев. По словам Шведаса, эти примеры говорят о том, что у государства должны быть инструменты, с помощью которых оно могло бы требовать информацию о сделках стратегических предприятий, происхождении инвестиций.

«По моему мнению, этот закон позволил бы проверять как предприятие Nukem, так и другие предприятия в других сферах. Например, мы могли бы рассмотреть транспортный сектор. Для Российской Федерации особенно актуален транзит в Калининград. Могла бы оцениваться возможная деятельность, связанная со стремлением доминировать в калининградском направлении», — предлагает Шведас.

Но как только законопроект дошел до Сейма, некоторые стратегические предприятия с частным капиталом стали возмущаться, что государство надумало контролировать бизнес и неважно, что этот бизнес развивается в предприятиях, которые важны в отношении национальной безопасности Литвы.

Глава парламентского Комитета по экономике Виргиниюс Синкявичюс в программе «Неделя» телеканала LRT сказал, что он рассмотрение этого важного правового акта приостановил на две недели, министерство экономики получило указание усовершенствовать его».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail