Пока СМИ и эксперты в США поглощены обсуждением ежедневных выходок и оскорблений президента Дональда Трампа, на другом конце света произошло нечто действительно исторически важное. Китай дал понять, что теперь он считает себя еще одной мировой сверхдержавой, позиционирующей себя в качестве альтернативы, если не соперника США, пишет Фарид Закария в статье для The Washington Post.

Пекин
Пекин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Автор отмечает, что такой вывод он делает не на основании гадания на кофейной гуще китайской политики. Об этом недвусмысленно заявил сам лидер КНР Си Цзиньпин в своей речи на XIX Съезде Коммунистической партии Китая. Он объявил, что Китай находится на «исторической развилке», что страна входит в «новую эпоху», которая будет отмечена становлением КНР в качестве «могущественной силы» в мире и примером для политического и экономического развития. Си Цзиньпин подчеркнул, что китайская «политическая система — великое творение», которое предлагает «новый выбор для других стран». Он отметил, что Пекин будет ревностно отстаивать свои интересы, становясь также глобальным лидером по таким вопросам, как изменения климата и торговля.

Съезд КПК
Съезд КПК
Voachinese.com

С самого момента, подчеркивает автор, когда Китай отказался от маоистской изоляции в 1970-х годах, основополагающие принципы политики КНР были заложены Дэн Сяопином. В то время Китаю было необходимо учиться у Запада, особенно у США, и интегрироваться в существующий международный порядок. По словам Дэн Сяопина, Китай должен быть кротким и скромным в своей внешней политике, «скрывать способности и ждать своего часа». Но теперь, по мнению Си, пришло время и Срединное царство готово «занять центральное место в мире».

Речь Си Цзиньпина очень важна потому, что прошедший съезд продемонстрировал, что нынешний глава КНР не обычный лидер. Будучи избранным на второй срок, Си Цзиньпин не назвал ни одного очевидного преемника из следующего поколения партийных чиновников, тем самым обеспечив себе более надежную хватку за власть, чем его непосредственные предшественники, пишет Закария. Более того, КПК включила в конституцию страны мысли нынешнего главы КНР — привилегия, прежде предоставляемая при жизни только Мао Цзэдуну. Мысли Дэн Сяопина были включены посмертно. Таким образом, мышление Си Цзиньпиня до конца его жизни будет доминировать в Коммунистической партии Китая.

К тому же, как отмечает ряд экспертов, политика Запада в отношении Пекина в целом предполагает, что со временем после модернизации Китаем своей экономики КНР станет более плюралистичным государством в своей внутренней политике и пойдет на взаимодействие с Западом во внешней. При этом многие высказывают обеспокоенность тем, что Китай по-прежнему является авторитарным государством, оказывающим поддержку другим антидемократическим странам.

На самом деле действительность не столь радикальна. Так, Китай сохраняет свои авторитарные черты — особенно в последние несколько лет. Тем не менее по таким вопросам, как изменение климата, торговля и ядерная программа Северной Кореи, Пекин, по сути, стал активнее содействовать Западу. В то время как Китай предпринял попытки создать несколько альтернативных международных институтов, он также является третьим по величине спонсором ООН и вторым по величине источником финансирования бюджета миротворческих инициатив организации. Китай стремится пересмотреть международную систему с учетом своей растущей мощи, а не осуществить революцию и полную замену построенного Западом международного порядка.

Отчасти новая позиция Китая в отношении мира и то, каким образом она была принята, — результат сохранения экономической мощи Китая и роста политической уверенности партии под управлением Си Цзиньпиня. Тем не менее, указывает автор, эти изменения также происходят и на фоне краха политического и морального авторитета США в мире. Как показал недавний опрос Pew Research Center, в более чем 30 странах, в которых проводилось исследование, о положительном отношении к США сказали на 14 пунктов меньше чем прежде.

Граждане таких стран, как Австралия, Нидерланды и Канада, теперь рассматривают Китай в более благоприятном свете, чем США. Многие из опрошенных жителей стран, включая Германию, Чили и Индонезию, больше доверяют руководству Си Цзиньпиня, нежели Трампу. Китай настойчиво стремился улучшить свой имидж в мире, тратил миллиарды на иностранную помощь, привлекая с помощью торговли и инвестицией и открывая институты Конфуция для продвижения китайской культуры.

Китайская экономика
Китайская экономика
Иван Шилов © ИА REGNUM

Между тем стоит обратиться к тому, какое впечатление о себе оставляют США у остального мира. Страна политически парализована и не в состоянии принимать важные решения. На фоне растущего как на дрожжах долга не осуществляется серьезных инвестиций в образование, инфраструктуру, науку и технику. Политика стала еще одним реалити-шоу, где ежедневно можно наблюдать взаимные оскорбления и громкие высказывания.

Исторически сложившаяся роль США как мирового лидера в мире сменилась узкой и тесной идеологией. Внешняя политика стала полем партийной игры, на котором Вашингтон разрывает соглашения, кардинально изменяя курс и политику для зарабатывания политических баллов во внутренней политике.

Такой кардинальный слом репутации США, который можно наблюдать по всему миру, связан не столько с восхождением Китая, сколько с упадком США.

Читайте развитие сюжета: Почему Тиллерсону показывают средний палец на Ближнем Востоке?