В условиях нарастающего жёсткого многостороннего информационно-расследовательского прессинга на Трампа и членов команды совершенно очевидна острейшая необходимость перехода к совершенно аналогичным контробвинениям и, в первую очередь, на самом главном информационном направлении — российском, тем более что информационных поводов для обвинения демократов в тайных и явных связях с российским правительством в целом, администрации Обамы и самой Клинтон в частности, намного больше, и они информационно гораздо более предпочтительны для организации информационных кампаний, чем-то, что пытаются предъявить Трампу и членам его команды демократы и примкнувшие к ним разного рода «расследователи».

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Это настолько очевидно, что в комментариях к твиту Трампа от 18 мая с.г. по поводу назначения минюстом спецпрокурора: «за время предвыборной кампании Хиллари Клинтон и за время работы администрации Барака Обамы было сделано много незаконного. Но никто не назначал спецпрокурора для расследования», популярный в США интернет-тролль Джеффри Марти (Jeffrey Marty), подписывающийся, как конгрессмен Стивен Смит от несуществующего 15-го округа штата Джорджия (Rep. Steven Smith‏ Republican Representative of Georgia's 15th Congressional District), написал: «Специальный прокурор? DNC платит за это» и добавил: «Обвините их в том, в чём виновны вы — Йозеф Геббельс» («Accuse them of that for which you are guilty.» — Joseph Goebbels»), недвусмысленно заявив таким образом, что демократы обвиняют Трампа в том, в чём виноваты сами.

Но в настоящее время складывается впечатление, что Трамп и его команда либо не понимают необходимости адекватного информационного противодействия развёрнутой антитрамповской кампании, либо все поводы для контробвинения, в т.ч. в подозрительных связях с российским правительством, можно условно разделить на три категории, — те, о которых Трамп и его команда не знают, те, которые Трамп и его команда знают, но в команде Трампа раскруткой этих поводов некому заниматься, причём как ввиду недостаточной квалификации, так и ввиду отсутствия элементарного желания, и те, по поводу которых Трампу и его команде просто запрещено говорить.

Джон Бреннан на встрече с Обамой
Джон Бреннан на встрече с Обамой
The White House

Например, в ответ на обвинение Флинна и Манафорта в связях с российской разведкой со стороны неких анонимов вполне можно было инициировать совершенно официальное расследование весьма странного визита в Москву директора ЦРУ (CIA) Джона Бреннана (John Brennan) в начале марта 2016 года, о котором не менее странно известил заместитель министра иностранных дел РФ Олег Сыромолотов только 28 марта: «То, что Бреннан был здесь — это и не скрывалось. В МИД России его не было. Я знаю точно, что он был в Федеральной службе безопасности и ещё где-то». А пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что у Бреннана «никаких контактов в Кремле не было», посоветовав при этом «обращаться к возможным визави господина Бреннана в нашей бюрократической системе».

В связи с чем возникают определённые вопросы: если визит, по словам Сыромолотова, «не скрывался» и был официальным, то почему о визите в начале марта стало известно только в конце месяца, и то — от чиновника МИД, в котором Бреннана «не было»? Причём без даты визита и фамилий «официальных лиц», с которыми Бреннан якобы обсуждал «сирийские вопросы», характер которых, исходя из заявления пресс-секретаря посольства США в Москве Уилла Стивенса (Will Stevens), никак не может относиться к компетенции ФСБ. К тому же директор управления по связям с общественностью ЦРУ Дин Бойд (Dean Boyd) контакты Бренанна с ФСБ не подтвердил, впрочем, как и некие «официальные лица» ФСБ, с которыми директор ЦРУ, по словам Сыромолотова, якобы «точно» встречался.

При этом сообщившее о визите агентство Reuters с удивлением отметило, что для ЦРУ необычно публично обсуждать путешествия своего шефа или предмет его бесед с иностранными официальными лицами! Т. е. налицо ситуация, которую вполне можно трактовать как явную попытку информационно прикрыть, скорее всего, какую-то нежелательную утечку данных о сугубо конфиденциальном визите Бреннана в Москву, причём с задействованием с обеих сторон чиновников высокого ранга, но в спешке и потому с явными нестыковками! С визитами в Москву Флинна в качестве директора РУМО в июне 2013 года и нынешнего директора ЦРУ Майка Помпео (Mike Pompeo) в мае 2017 года ничего подобного не происходило.

Кроме того, особую странность визиту в Москву Бреннана придаёт то, что произошёл он на фоне настолько «неожиданного» для всего разведывательного сообщества США, включая в первую очередь ЦРУ, начала операции российских войск в Сирии 30 сентября 2015 года, что председатель комитета по разведке Конгресса республиканец Девин Нуньес (Devin Nunes) не только подверг разведку жёсткой критике за неспособность выявить действия России, но даже назвал отсутствие информации о начале операции «самым большим провалом разведки со времени теракта 11 сентября 2001 года» («it is the largest intelligence failure since 9/11»). По этому поводу комитет даже провёл расследование, в ходе которого представители разведсообщества США ничтоже сумняшеся заявили конгрессменам, что они не «читатели мыслей» («we're not mind readers»), и на том всё «расследование» закончилось.

Хотя информации о подготовке операции было более чем достаточно, причём даже в американских СМИ и на протяжении весьма длительного периода времени, не говоря о том, что ещё 03 сентября 2015 года в то время пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест (Joshua «Josh» Earnest) на брифинге сказал, отвечая на вопрос корреспондента: «Мы в курсе сообщений о том, что Россия, возможно, развернула военный персонал и самолеты в Сирии, и мы мониторим эти сообщения достаточно тщательно». Т. е. знали, «мониторили», но … всё равно не видели?! Точно таким же «неожиданным» для разведывательного сообщества США, в том числе для ЦРУ, стал вывод части российской воинской группировки из Сирии, заявление о котором Владимир Путин сделал в ходе его официальной встречи с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и министром обороны Сергеем Шойгу 14 марта с.г., т. е. либо сразу после, либо прямо во время визита Бреннана в Москву. Но каким образом и это решение могло стать для ЦРУ «неожиданным», если за несколько дней до его принятия о нём писали российские СМИ? Но у Бреннана до сих пор никто так и не поинтересовался, чем была обусловлена такая странная «слепота» ЦРУ в отношении действий России в Сирии, подготовка к которым широко описывалась в том числе и в американских СМИ, но почему-то оставалась «неизвестной» для аналитиков вверенного ему ведомства, и как это связано с его странным визитом в Москву? Хотя, исходя из этой весьма неординарной ситуации, предположения можно делать очень даже далеко идущие и не факт, что Бреннан, не говоря уже о Бараке Обаме, сможет вразумительно объяснить свои действия.

Встреча Владимира Путина с Владимиром Константиновым, Сергеем Аксёновым и Алексеем Чалым. Москва, 18 марта 2014 года
Встреча Владимира Путина с Владимиром Константиновым, Сергеем Аксёновым и Алексеем Чалым. Москва, 18 марта 2014 года
Kremlin.ru

Практически аналогична ситуация и по Крыму периода февраля 2014 года, — в известном фильме о присоединении Крыма Владимир Путин рассказал, что «это была ночь с 22 на 23 февраля. Мы закончили совещание около семи часов утра, я сказал всем моим коллегам: «ситуация развернулась таким образом на Украине, что мы вынуждены начать работу по возврату Крыма в состав России», утром 27 февраля были взяты под охрану здания Верховного совета и Совета министров Крыма, 28 февраля в то время председатель Верховной рады Украины, и.о. главы государства Александр Турчинов заявил в телеобращении:

«Россия начала неприкрытую агрессию против Украины под видом учений. РФ ввела войска в Крым, и не только захватили парламент Крыма и Совет министров, но и пробует брать под контроль объекты коммуникаций, и пробуют блокировать места дислокации украинских военнослужащих».

В этот же день «Известия в Украине» и ряд других СМИ опубликовали информацию о том, что «в Крым переброшены порядка 6 000 морпехов. На сегодня на полуострове фактически заблокированы и бездействуют все стратегически значимые объекты. Среди упомянутых бригады береговой охраны, арсеналы ракетного вооружения, спецчасти ПВО, истребительная авиация в Бельбеке и т.п.».

Но несмотря на эту совершенно открытую, конкретную и в т.ч. даже официальную информацию о переброске российских войск, в то время пресс-секретарь Белого дома Джей Карни (James «Jay» Carney) 28 февраля, т. е., с учётом разницы во времени, уже зная эту информацию, заявил: «мы призываем Россию соблюдать свои международные обязательства, зафиксированные в Уставе ООН, и воздержаться от угроз или военной силы в адрес какого-либо государства. Призываем все стороны избегать действий, которые могут привести к неправильным расчетам»?! В аналогичном ключе отвечает в этот день на вопросы журналистов в то время официальный представитель Госдепа Джен Псаки (Jennifer «Jen» Psaki): «Сообщения из Крыма вызывают обеспокоенность. У меня нет независимых подтверждений этих сообщений, которыми я могла бы поделиться с вами»?! Практически единственное отличие от вышеупомянутого заявления Эрнеста по Сирии заключается в том, что они не сказали о «тщательном мониторинге ситуации».

И это при том, что Флинн в уже упоминаемом интервью 07 марта 2014 года, из-за которого его фактически вынудили уйти в отставку с поста директора РУМО, заявил, что разведка предупредила администрацию Обамы за 7—10 дней до начала движения российских войск в Крыму, что вполне согласуется со словами Путина о принятом решении, которые стали известны только после показа фильма 15 марта 2015 года, и тем более с заявлением о возможности отделения Крыма от Украины главы ВС Крыма Константинова, которое он сделал ещё 20 февраля 2014 года в Москве во время встречи с депутатами Госдумы РФ, что также широко освещалось в СМИ.

Т.е. действия администрации Обамы и его лично как президента США вполне можно трактовать, во-первых, как игнорирование информации из открытых источников, в том числе официальных, и сообщений разведслужб о готовящемся отделении Крыма от Украины с последующим сокрытием имеющихся сведений об этих действиях от общественности. И, во-вторых, как вполне сознательное введение её в заблуждение относительно истинных целей руководства РФ путём распространения информации о том, что якобы «нет независимых подтверждений этих сообщений». Что и позволило 27 февраля 2014 года на заседании ВС Крыма сначала принять решение о недоверии прежнему составу СМ Крыма и прекращении его полномочий, за что проголосовали 55 из 64 присутствовавших крымских парламентариев, а затем сразу же избрать новым премьером депутата ВС Крыма от партии «Русское единство» Сергея Аксёнова, за которого проголосовали 53 депутата. Эти решения и стали определяющими в дальнейшей судьбе Крыма, поскольку именно новая исполнительная власть организовала референдум за присоединение Крыма к РФ, за постановление о проведении которого на этом же заседании проголосовал 61 депутат.

Следует отметить, что это заседание ВС Крыма, как и принятые на нём решения, произошли не столько по логике сложившейся в то время ситуации на полуострове, сколько вопреки ей, что хорошо видно из высказываний активных участников тех событий, причём с обеих сторон! Например, по словам Михаила Чалого, — «все областные, районные, городские советы, в том числе и крымские, присягнули на верность хунте. Севастопольские власти решимости сопротивляться тоже не проявляли, — колебались, спорили между собой, а время уходило, как песок сквозь пальцы», что вполне согласуются с описанием событий 26 февраля 2014 года спикером ВС Крыма Владимиром Константиновым: «посыпались «регионалы», началось предательство. По Симферополю, в частности, знаю случаи, когда люди спрашивают, куда идти, чтобы поддержать парламент. А руководители молчат, блокируют информацию». В результате, даже несмотря на то, что, по словам Константинова, когда «случалось, кто-то из депутатов внезапно исчезал. Мы тут же за ним посылали, возвращали», собрать депутатский кворум так и не смогли, поскольку зарегистрировались только 49 депутатов, и сессию пришлось перенести. Т. е. 26 февраля 2014 года депутаты ВС Крыма, не желая брать на себя ответственность, разбегались из здания парламента быстрее, чем их «возвращали», и прятались настолько основательно, что во второй раз их уже найти не могли!

И в этом пророссийские политики удивительно единодушны со своими идейными противниками, такими, например, как депутат Верховной рады Украины от партии «Батькивщина», глава её отделения в Крыму Андрей Сенченко, который заявил: «было три дня, с 23 по 26 февраля, когда можно было сменить гражданскую власть в Крыму, — премьера и спикера. Крымские депутаты в большинстве своем были на это готовы и мелко торговались за места, как обычно делают местечковые депутаты», а как сказал глава запрещенного в РФ меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Рефат Чубаров: «никто не замышлял каких-то переворотов до момента, когда они увидели экипированных русских». И это не удивительно, поскольку в ВС Крыма из 100 депутатов 80 были из евроориентированной Партии регионов, а условно «пророссийскими» можно было считать разве что 3 депутатов от партии «Русское единство» да 5 депутатов от Компартии Украины, которые никакого влияния на принятие решений в силу своей малочисленности оказать не могли, даже если бы к ним присоединились 5 депутатов от партии «Союз». Ещё 5 депутатов были от Народного Руха и 2 от партии «Сильная Украина».

Здание крымского парламента
Здание крымского парламента

Всё действительно резко изменилось 27 февраля, когда здание ВС Крыма было взято под охрану российскими военнослужащими, и только тогда удалось собрать депутатов крымского парламента, и то всего 64 депутата из 100, а как их собирали, рассказал Игорь Гиркин: «Я не увидел никакой поддержки органов государственной власти в Симферополе, где я конкретно находился, не было. Депутатов собирали ополченцы, что уж там говорить. Чтобы загнать их в зал, чтобы они приняли». И только таким образом «загнанные» ополченцами депутаты ВС Крыма в здании парламента, охраняемого российскими военнослужащими, наконец приняли необходимые решения! Предъявлять какие-либо претензии к новой киевской власти по поводу отсутствия не то что эффективного, а хоть какого-нибудь вообще противодействия действиям России в Крыму в этот отрезок времени бессмысленно, поскольку именно в этот период времени на Украине, можно сказать, вообще никакой власти не было. Янукович сбежал с Украины 22 февраля 2014 года, в тот же день председателем ВРУ был избран Александр Турчинов, который на следующий день был назначен исполняющим обязанности президента Украины, а 26 февраля — Верховным главнокомандующим ВС Украины. И только 27 февраля Турчинов подписал постановление о назначении Арсения Яценюка главой правительства. Но к этому времени власть в Крыму уже сменилась.

А для того, чтобы эту смену власти предотвратить, надо было сделать не так уж и много, — просто предоставить убежище максимум полусотне депутатов ВС Крыма на территории одной или нескольких расположенных в Крыму частей ВС Украины, а ещё лучше, вывезти их за пределы Крыма. И сделать это спецслужбам США ровно никаких трудов не составляло, да и большинство депутатов ВС Крыма от Партии регионов, как показало описание ситуации непосредственными участниками событий с обеих сторон, не отказались бы пересидеть «смутные времена» в безопасном месте. В принципе, организовать такую спецоперацию было вполне по силам тому же Флинну, обладающему для этого вполне достаточной квалификацией, поскольку в 1983 году он принимал личное участие в операции «Вспышка ярости» («Urgent Fury» — вторжение войск США в Гренаду), в 1994 принимал участие в планировании операции «Поддержка демократии» («Operation Uphold Democracy» — санкционированное ООН вторжение войск США в Гаити), а в 2006 году участвовал в планировании спецоперации по ликвидации лидера «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке Абу Мусабы аль-Заркави. А в целом уже после его назначения на должность советника Трампа о квалификации Флинна в интервью очень высоко отозвался один из его бывших командиров по периоду учёбы Флинна в Академии военной разведки (United States Army Intelligence Center of Excellence — USAICoE) генерал-майор в отставке Джеймс Маркс (James «Spider» Marks): «Майк — один из лучших лидеров, которых когда-либо создавала армия».

В случае проведения этой операции никакой бы смены исполнительной власти и постановления о проведении референдума не было, поскольку некому было бы эти решения принимать, а без этого все последующие действия сторонников присоединения Крыма к России не имели бы даже видимости законности и не факт, что при таких обстоятельствах руководство РФ рискнуло бы пойти на присоединение Крыма. А без присоединения Крыма российскому руководству было бы явно не до оказания помощи Башару Асаду (Bashar Hafez al-Assad) в Сирии, которая привела, по словам министра обороны Израиля Авигдора Либермана (Avigdor Liberman), сказанным 03 октября с.г. в интервью популярному израильскому веб-порталу Walla!, не только к тому, что «в конце концов Асад выходит победителем из битвы», но и к тому, что к Асаду для того, чтобы наладить отношения, выстроится «длинная международная очередь, включая западные страны». А это означает укрепление позиций России в ближневосточном регионе в целом, что, соответственно, значительно уменьшает степень влияния в этом регионе США, вплоть до уже фактической потери такого значимого союзника, как Турция, и неоспоримого усиления влияния непримиримого противника США — Ирана.

А вот почему спецслужбы США полностью бездействовали в Крыму, позволив России практически беспрепятственно его присоединить, — вопросы к Обаме и не факт, что он сможет на них дать хоть один вразумительный ответ. Но так вопрос никто не ставит. Безусловно, история не терпит сослагательного наклонения, но факт исступлённого преследования администрацией Обамы Флинна, только слегка приоткрывшего в уже упоминавшемся интервью 07 марта 2014 года завесу тайны о действиях США во время событий в Крыму в феврале 2014 года, в результате которого он был вынужден уйти в отставку, весьма показателен, как и принуждение Флинна к отставке с поста советника Трампа по национальной безопасности буквально моментально после его назначения! А насколько Обама и его окружение действительно боятся раскрытия реальной информации о событиях в Крыму того времени, показывает факт слива в СМИ для компрометации Флинна данных перехвата разговоров Флинна с послом РФ в США Кисляком, которые являются в США совершенно секретными («Top secret») и за их разглашение, согласно закону, грозит до 10 лет тюрьмы! Колумнист Bloomberg View Эли Лейк (Eli Lake) 14 февраля с.г. в своей статье с более чем красноречивым подзаголовком: «Советник по национальной безопасности был закуской. Основное блюдо Трамп», дал ещё и политическую оценку этому сливу, написав: «это то, что делают полицейские государства» («This is what police states do»).

Майкл Флинн на предвыборном митинге Трампа в штате Аризона
Майкл Флинн на предвыборном митинге Трампа в штате Аризона
Gage Skidmore

Как быстро могут действовать спецслужбы США в случаях обнаружения разглашения секретной информации, показывает пример ареста 25-летней сотрудницы компании Pluribus International Corporation Реалити Ли Виннер (Reality Leigh Winner), которая передала СМИ совершенно секретный документ (отчёт) Агентства национальной безопасности (АНБ — National Security Agency — NSA), датированный 05 мая 2017 года, о якобы имевшем место вмешательстве «Главного управления разведки Генерального штаба России или ГРУ» («the Russian General Staff Main Intelligence Directorate, or GR») в президентские выборы в США в 2016 году. 30 мая СМИ, которому был передан документ, связалось с NSA и аппаратом директора Национальной разведки (ODNI) и сообщило о наличии у него этого документа с целью подтверждения его достоверности, после чего Виннер была арестована ФБР у себя дома уже в субботу 03 июня, а в понедельник, 05 июня, она предстала перед судом! Как раз в тот день, когда на сайте The Intercept появилась публикация об этом документе (отчёте), включая скрины некоторых его страниц и анализ его содержания рядом экспертов. В случае же с Флинном сотрудников спецслужб, сливших аналогичную по степени секретности информацию, никто даже не ищет!

Особенно показателен факт отсутствия поиска «сливщиков» информации в отношении Флинна на фоне напыщенно-пафосного заявления по поводу ареста Виннер замгенпрокурора США Рода Розенстейна: «Исключительные усилия правоохранительных органов позволили нам быстро выявить и арестовать обвиняемую. Публикация секретных материалов без разрешения угрожает безопасности нашей страны и подрывает общественную веру в правительство. Люди, которым доверяют секретную информацию, и которые обязуются ее защищать, должны быть привлечены к ответственности, когда они нарушают это обязательство». Пожалуй, более показательную демонстрацию двойных стандартов в работе спецслужб генеральной прокуратуры США и лично Розенстейна, чем это заявление, даже сложно было бы придумать специально.

На то, что у Трампа, и явно с подачи Флинна, существовали определённые планы компрометации Обамы посредством «крымской темы», использовав обстоятельства присоединения Крыма Россией как проявление Обамой странной уступчивости по отношению к России, вследствие чего был нанесён ущерб интересам США, указывает опубликованный Трампом после отставки Флинна твит от 15 февраля: «Крым был взят Россией во время администрации Обамы. Обама был слишком мягким к России?» Но поскольку Флинна в официальной команде Трампа уже нет, то и «крымской темой» заниматься некому, а вне официальной команды, в отличие от демократов, вообще никакая организованная информационная работа не ведётся.

А преследование Флинна после его отставки с поста советника Трампа только нарастает, — сначала в марте с.г. он был вынужден, согласно «Акту о регистрации иностранных агентов» (Foreign Agents Registration Act, — FARA) от 1938 года, зарегистрироваться в минюсте в качестве иностранного агента, работающего в интересах Турции, поскольку 09 августа 2016 года от имени своей фирмы Flynn Intel Group подписал контракт с голландской фирмой Inovo BV, принадлежащей председателю турецко-американского делового совета Экиму Альптекину (Ekim Alptekin), который теоретически мог представлять интересы турецкого правительства, и получил от неё деньги. А в настоящее время минюст США обязал зарегистрироваться в качестве иностранного агента, согласно тому же Акту (FARA), американскую компанию, которая занимается обслуживанием всего российского телеканала RT America в США, включая его текущую деятельность и телепроизводство.

Логика очень простая, — раз компания получает деньги от российского государственного СМИ… значит, является «агентом влияния» этого государства. Несложно предположить, что после регистрации в минюсте в качестве иностранного агента, работающего в интересах России этой американской компании, придёт очередь Флинна, который тоже получил от RT в 2015 году около $33 тысяч, хотя и не напрямую, а через вашингтонское Leading Authorities Speakers Burea, организовавшее поездку Флинна в Москву для участия в международной конференции «Информация, политика, СМИ: формирование нового миропорядка», которая проходила 10 декабря 2015 года в отеле «Метрополь» и была приурочена к десятилетию RT.

А для того, чтобы эти требования выглядели более «убедительно», 09 декабря 2016 года тогда ещё президент Барак Обама весьма предусмотрительно поручил директору национальной разведки (DNI) подготовить отчет, оценивающий деятельность и намерения России на недавних выборах в США, который уже 06 января 2017 года был не только готов, но и рассекречен и даже опубликован! В отчёте утверждается, что приказал организовать «кампанию влияния» («influence campaign»), направленную на вмешательство в президентские выборы в США 2016 года с целью «опорочить"("denigrate») Хиллари Клинтон и создать явное предпочтение для избрания президентом Дональда Трампа («a clear preference for President — elect Trump»), Владимир Путин, а участвовали в этой «кампании влияния» не только российские хакеры, но и RT, как… «государственная пропагандистская машина России» («Russia's state-run propaganda machine»).

Исходя из такой предпосылки, вполне логично, что все те, кто оказывает платное содействие работе «государственной пропагандистской машины России», должны регистрироваться в качестве российских «агентов влияния». Правда, не всех такая «логика» убедила, например, журналист издания The Atlantic Джулия Йоффе (Julia Ioffe) уже на следующий день после публикации написала в своём Twitter, что «многое из этого отчета DNI, похоже, основано на ложных предположениях, что кто-то смотрит RT, канал, который придумывает свои рейтинги», что фактически подтвердила 12 января с.г. Washington Post статьёй «Если «Россия сегодня» — пропагандистская рука Москвы, она не очень хороша в своей работе» («If Russia Today is Moscow’s propaganda arm, it’s not very good at its job»), проанализировав работу RT и сделав вывод, что её влияние на американскую аудиторию в отчёте DNI было сильно преувеличено.

Билл Клинтон в Парке Пер-Маркетт в Милуоки, 2012 год
Билл Клинтон в Парке Пер-Маркетт в Милуоки, 2012 год
marctasman

Кроме того, если получение денег за участие в международных конференциях в Москве и контакты с российскими чиновниками и бизнесменами являются настолько компрометирующими фактами, то команде Трампа стоит напомнить своим оппонентам о визите 29 сентября 2010 года в Москву Билла Клинтона, жена которого была в то время госсекретарём США. Днём он выступил на XIV Ежегодной конференции инвесторов, за что организатор конференции российский инвестиционный банк «Ренессанс Капитал», как написала 23 апреля 2015 года всезнающая The New York Times в своей статье, — «связанный с Кремлем», напрямую перечислил ему $500 тысяч (!) в виде гонорара за выступление, а вечером Клинтон отужинал с Владимиром Путиным, в то время председателем правительства РФ. Это же не какие-то жалкие $33 тысячи Флинна, который хоть и сидел во время обеда для участников конференции рядом с Путиным, но на виду у всех, а не тет-а-тет в его резиденции, да и перекинулся с Путиным, по словам сидевшего рядом экс-министра иностранных дел Чешской Республики Цирила Свободы (Cyril Svoboda), всего парой фраз, в отличие от долгой беседы Клинтона с Путиным.

С учётом слов Сигала и Коллстрома о «пятой колонне» в администрации Трампа совсем не кажется удивительным, что минюст США времён Трампа воплощает в жизнь документы времён Обамы, но пока ещё вызывает некоторое недоумение отсутствие надлежащей реакции на такие действия со стороны Трампа, поскольку генпрокурор Сешнс, который одновременно является главой минюста, — его назначенец. Кроме того, если об обстоятельствах странного визита Бреннана в Москву Трамп и его команда могут и не знать, даже несмотря на то, что нынешний директор ЦРУ Майк Помпео — сторонник Трампа, то о ситуации с Крымом и Сирией Трамп и его команда знают.

И если заниматься этими темами в отсутствие Флинна в команде Трампа, видимо, абсолютно некому, то для организации информационной кампании вокруг обстоятельств визита Билла Клинтона в Москву особой квалификации не требуется, было бы только желание и понимание необходимости этой работы. Аналогично и в отношении факта лоббирования в 2016 году фирмой The Podesta Group интересов российского Сбербанка, учредителями которой являются братья Тони (Tony) и Джон Подеста (John Podesta), тот самый Джон Подеста, который руководил избирательной кампанией Хиллари Клинтон! А если учесть, что The Podesta Group, как получатель денег Сбербанка, являлась спонсором этой кампании, то такая денежная цепочка для информационной раскрутки просто находка. Но такое впечатление, что Трамп не понимает, что инертность в вопросе организации контробвинений ведёт к его окончательной дискредитации.

Читайте ранее в этом сюжете: Превращение Трампа из успешного бизнесмена в политического лузера

Читайте развитие сюжета: Превращение Трампа из успешного бизнесмена в политического лузера