Превращение Трампа из успешного бизнесмена в политического лузера

Часть I – пиррова победа

Фёдор Яковлев, 13 октября 2017, 20:16 — REGNUM  

Президент Чешской Республики (ЧР) Милош Земан (Miloš Zeman), выступая 07 сентября с.г. в программе «TÝDEN s prezidentem» на чешском телеканале TV Barrandov, заявил:

«Я не наивен после 25 лет в политике. Но считаю, что если человек о чём-то заявляет перед выборами, то после победы в них должен выполнять свои обещания. Дональд Трамп обещал перед выборами улучшение отношений с Россией. Сейчас он делает наоборот, что означает, что он не выполняет своё обещание. Для меня это определённое разочарование».

И это не просто рядовое критическое замечание коллеги по «президентскому цеху», а действительно проявление искреннего глубокого разочарования последовательного сторонника Трампа, поскольку Земан ещё до президентских выборов в США заявлял, что если бы он был гражданином Америки, то проголосовал бы за Трампа (Donald Trump). А после объявления итогов голосования на официальном сайте президента ЧР появилось весьма красноречивое высказывание пресс-секретаря президента Йиржи Овчачека (Jiří Ovčáček) в стиле Земана:

«Нормальные американцы нам показали, что можно победить ложь и ненависть, а также властный конгломерат лживых СМИ и напыщенной псевдоэлиты».

В состоявшемся уже 6 декабря 2016 года телефонном разговоре Земана и Трампа они не просто обменялись дежурными любезностями, а, по словам Овчачека: «Избранный президент США Дональд Трамп в разговоре оценил тот факт, что президент республики был единственным европейским президентом, который публично поддержал его еще до ноябрьских выборов в США. Новый президент США пригласил президента республики посетить Белый дом. Земан, в свою очередь, пригласил Трампа посетить Чехию, и Трамп принял это приглашение».

Вполне возможно, что одной из причин разочарования Земана, и даже скорее более существенной, чем невыполнение обещаний Трампа нормализовать отношения с Россией, явилось то, что, несмотря на существовавшую предварительную договорённость, обещанная ему Трампом встреча не состоялась даже во время пребывания Земана в США в апреле с.г., а Трамп не посетил ЧР в июле с.г. во время участия в саммите G20 в Гамбурге, хотя накануне саммита, 6 июля с.г., нашёл время для посещения Польши. Впрочем, и эти факты тоже являются свидетельством того, что Трамп «не выполняет своё обещание». Не говоря уже о том, что визитом в Польшу в отсутствие визита в ЧР Трамп в очередной раз очень наглядно показал, на этот раз на международном уровне, что после достижения результата ему уже глубоко безразлично, кто его поддерживал на пути к этому результату. Но к настоящему времени разочаровался в Трампе не только Земан, но и миллионы трамповских приверженцев во всём мире, в том числе те самые «нормальные американцы», которые проголосовали за Трампа, обеспечив ему победу на выборах, поскольку с каждым месяцем становится всё более очевидно, что если бы вопросы своего бизнеса Трамп решал так же, как он решает вопросы или, точнее, не может их решить на посту президента США, то он был бы не всемирно известным миллиардером, а безвестным попрошайкой, и то на далеко не лучшем для этого занятия месте.

В ходе избирательной кампании Трамп действительно победил «властный конгломерат» США, но, став президентом, наверное, неожиданно даже для себя самого, не говоря уже о его приверженцах, избирателях и команде, стал практически беспомощным заложником этого самого «властного конгломерата», который успешно и без особого труда загнал его в прокрустово ложе политической необходимости делать не то, что он декларировал в ходе своей избирательной кампании или хотел бы делать как президент США, а то, что диктуется по большей части искусственно созданными этим самым «властным конгломератом» обстоятельствами вокруг Трампа, вынуждающими его вместо конструктивной работы в основном либо делать то, что противоречит его же собственной позиции, либо оправдываться за то, что он и члены его команды даже не помышляли делать. Причём без особого противодействия такому давлению.

Самым наглядным примером этой ситуации является подписание Трампом 2 августа с.г. закона под названием «Противодействие противникам Америки посредством акта о санкциях» (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act), более известного как закон о санкциях в отношении Ирана, КНДР и РФ, которым законодатели определили предпосылки для введения возможных дополнительных санкций и ограничили полномочия исполнительной власти, особенно в части права ведения переговоров. Но главное в этом законе то, что он лишает Трампа возможности отменять принятые санкции, в т.ч. против России, без разрешения Конгресса! Т. е., согласно этому закону, в настоящее время для того, чтобы отменить уже введённые санкции, Трамп должен подать подробно обоснованный запрос в профильные комитеты Конгресса и Сената, которые в течение 30 дней рассмотрят этот запрос и либо согласятся с президентом, либо нет.

Учитывая результаты голосования за этот закон конгрессменов (419 — за, 3 — против, из 435 при 244 республиканцах) и сенаторов (98 — за, 2 — против, из 100 при 54 республиканцах), становится понятен масштаб ополчившегося на Трампа того самого «властного конгломерата» США, особенно если учесть, что и в Конгрессе, и в Сенате республиканцы имеют большинство. Но в данном случае хорошо видно, как не только демократы, что вполне понятно, но и республиканцы пошли на беспрецедентный шаг по демонстративному ограничению полномочий своего же президента-республиканца во внешнеполитических вопросах, что, безусловно, является его компрометацией как на международном уровне, так и внутри государства, при этом хорошо понимая, что такой шаг неизбежно негативно отразится и на имидже республиканской партии в целом.

А с учётом того, что этот закон сам по себе никаких новых санкций не вводит, а только определяет условия, при которых у президента и министерства финансов США (U. S. Department of the Treasury) появляется возможность их введения, очевидно, что основной целью принятия закона действительно стало ограничение полномочий президента наряду с публичной демонстрацией Трампу и общественности того, кто в американском доме реальный хозяин. Причём настолько, что Трампу заведомо не оставили ни единого шанса как-то оспорить этот закон, поскольку президентское «вето» преодолевается двумя третями голосов, что в Конгрессе, что в Сенате. Кроме того, закон, только определяющий условия введения новых санкций, даёт постоянную возможность критики Трампа и оказания на него давления с целью принуждения к введению новых санкций, в первую очередь к России, заставив таким образом ухудшать с ней отношения вопреки обещанной им нормализации самого Трампа, чему свидетельство опубликованное 11 октября с.г. направленное Трампу заявление сенаторов Джона Маккейна (John McCain) и Бена Кардина (Ben Cardin) от 28 сентября с.г. с требованием введения новых санкций в отношении РФ, которые, согласно закону, должны были быть введены к 01 октября с.г. И не надо быть провидцем для того, чтобы предполагать, что любые введённые Трампом санкции в отношении РФ всё равно будут раскритикованы как слишком «мягкие», «недостаточные» и т.д., что станет только ещё одним основанием для его критики.

У Трампа был хороший повод хотя бы формально имитировать «сохранение лица» и возвратить закон о санкциях против Ирана, КНДР и РФ обратно в Конгресс, предложив его пересмотреть с учётом сделанного 28 июля с.г. МИД РФ заявления о сокращении дипломатического персонала США в РФ и заодно переложив таким образом ответственность либо за отмену этого закона о санкциях, либо за предстоящую «дипломатическую кастрацию» и её последствия для США на Конгресс и Сенат. Однако, Трамп оказался способен только на то, чтобы не более чем «для приличия» повозмущаться, заявив: «Конгресс, спеша принять этот закон, включил в него несколько явно антиконституционных положений», и даже указал все девять (!) положений принятого закона, которые, по его мнению, нарушают его право на ведение внешней политики.

Но тем не менее закон подписал, позволив себе лишь слегка удовлетворить своё оскорблённое самолюбие совершенно неуместным и довольно жалко смотрящимся в данной ситуации самовосхвалением в официальном документе на сайте Белого дома, которое только подчёркивает публичное унижение Трампа и его превращение из успешного самодостаточного бизнесмена в политическую марионетку тех, кого он победил на выборах. Правда, с правом публичных жалоб на притеснения с их стороны, но без возможности претворения своей позиции в реальность вопреки их желаниям:

«Я построил истинно великую компанию ценой в миллиарды долларов. В значительной степени поэтому меня избрали. Как президент я смогу добиться сделок с иностранными государствами на гораздо более выгодных условиях, чем Конгресс».

Возможно, такое заявление самолюбие Трампа действительно несколько утешило, но разве что исключительно в собственных глазах, поскольку в данном конкретном случае оно только дополнительно обратило внимание на то, что у Трампа полностью отсутствует влияние не просто на Конгресс и Сенат, но даже на заседающих там его однопартийцев.

Вполне возможно, что такое публичное признание Трампом своей неспособности добиваться декларируемых задач несколько ускорило отставку 18 августа с.г. главного советника по политическим и стратегическим вопроса Стива Бэннона (Steve Bannon), назревавшую ещё с апреля месяца, который, после подписания этого закона, видимо, окончательно понял, что Трамп не в состоянии решать обсуждаемые с ним вопросы, которые так и остаются лишь благими намерениями. А отставка Бэннона в свою очередь дополнительно ударила по авторитету и самолюбию Трампа, продемонстрировав его личное кадровое фиаско в формировании своей команды, если о таковой вообще можно говорить в настоящее время, поскольку далеко не каждая группа людей, работающая вместе, является командой. И показательнее всего об этом говорит известная фотография, на которой запечатлён момент первого телефонного разговора между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным, состоявшегося 28 января 2017 года. Напротив разговаривающего с Путиным Трампа сидят (слева направо) вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) и, на тот момент, советник по национальной безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn), стоят глава аппарата Белого дома Ринс Прибус (Reince Priebus), главный советник по политическим и стратегическим вопросам Стив Бэннон (Steve Bannon) и пресс-секретарь Шон Спайсер (Sean Spicer).

И если Пенс мог принимать участие в телефонном разговоре Трампа с президентом РФ сугубо в силу занимаемой должности, то остальные участники были приглашены лично Трампом и именно для демонстрации их близости, как своих сподвижников, и значимости для него их мнения в ходе важных переговоров. Но после отставки Бэннона в действующей команде Трампа из шести человек с фотографии остался… только один Пенс! Что сделало победу Трампа на президентских выборах просто пирровой, поскольку на посту президента он хоть и в информационной, следственной и законодательной осаде, но пока ещё остаётся, однако свою первоначальную команду потерял практически полностью! Исходя из известного принципа — незаменимых нет, потерю, безусловно, заменили другие люди, но есть большая разница между теми, кто был в команде, ковавшей его победу на выборах, в то время, когда в неё ещё слабо верили, поддержав избирательные тезисы и позицию Трампа, и теми, кто пришёл в команду уже избранного президента, к тому же, мягко говоря, не совсем разделяя президентскую позицию, тезисы и убеждения, в том числе публично.

Совершенно очевидно, что к такому жёсткому прессингу со стороны «властного конгломерата лживых СМИ и напыщенной псевдоэлиты» ни сам Трамп, ни тем более члены его команды оказались абсолютно не готовы, даже несмотря на то, что первый, можно сказать, предупреждающий «звоночек» прозвучал ещё в ходе избирательной кампании. 14 августа 2016 года в The New York Times появилась статья с компроматом на главу избирательного штаба Трампа Пола Манафорта (Paul Manafort). В статье, в частности, было указано, что на Украине «в бывшей штаб-квартире Партии регионов» была найдена «чёрная книга», и Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), получившее эту книгу, заявило, что «имя г-на Манафорта появилось 22 раза в документах в течение пяти лет с платежами на общую сумму $12,7 миллиона». Последствия этой публикации не заставили себя долго ждать, и уже 19 августа Манафорт заявил о своей отставке.

Правда, по большому счёту, Трамп может быть даже благодарен The New York Times за данную публикацию и последующую после этого отставку главы своего избирательного штаба, поскольку сменившая Манафорта на этом посту Келлиэнн Конуэй (Kellyanne Conway) привела Трампа к победе, что он особо отметил, комментируя назначение Конуэй на должность своего старшего советника. А смог бы привести Трампа к победе Манафорт, это ещё большой вопрос, поскольку самым сильным коньком Манафорта в предвыборной борьбе является обработка делегатов предвыборных партийных съездов, и с этой частью президентской кампании Трампа он успешно справился уже к маю 2016 года, после чего дальнейшая необходимость в этой специализации Манафорта отпала. А на момент ухода Манафорта из команды Трампа, согласно сайту RealClearPolitics, предвыборный тотализатор прогнозировал Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) 79% шансов на успех, Трампу всего 21%, и абсолютно не факт, что Манафорту удалось бы до ноября переломить эту ситуацию и добиться успеха, как это смогла сделать Конуэй.

Вполне возможно, что эти удачно сложившиеся для Трампа обстоятельства послужили причиной того, что факту компрометации Манафорта ни Трамп, ни его команда особого значения не придали. Как не придали должного значения и второму «звоночку», которым стала информация от ФБР об изучении «возможных связей с россиянами, являющимися союзниками Кремля, во время поездки в Москву» одного из советников Трампа по внешнеполитическим вопросам Картера Пейджа (Carter Page), которому по этой причине пришлось «по-тихому», но уйти из команды Трампа уже в начале сентября 2016 года, став, таким образом, первой жертвой кампании по обвинению членов команды Трампа в тайных связях с российским правительством. Не придали значения и третьему «звоночку» от одного из самых популярных американских журналистов, политического обозревателя и телеведущего Билла О’Райли (William «Bill» O'Reilly), который не просто принадлежит к числу убежденных сторонников Трампа, но и к тому же является его другом. 10 октября 2016 года в программе America's Newsroom на Fox News О’Райли сказал своему коллеге Биллу Хеммеру (Bill Hemmer), что, по крайней мере, три крупных медиахолдинга неофициально приказали своим сотрудникам уничтожать Трампа, а если они его будут поддерживать, то их карьера на этом закончится.

И это были не просто слова, — в середине августа 2016 года популярному американскому блогеру Дэвиду Симену (David Seaman) после публикации в своём блоге на сайте американского интернет-издания The Huffington Post двух статей, в которых он в критическом плане затронул тему здоровья кандидата в президенты США от демократов Хиллари Клинтон («Здоровье Хиллари в порядке, если не считать припадков, ран и инъекций адреналина» и «Дональд Трамп бросает вызов Хиллари Клинтон в дуэли отчетов о состоянии здоровья»), администрация сайта удалила не только тексты этих статей, но и полностью аккаунт на сайте издания, причём без уведомления Симена о причинах удаления аккаунта и даже без уведомления автора о самом факте удаления. Симен обнаружил факт удаления только при попытке зайти в свой аккаунт, но даже после обнаружения удаления аккаунта так и не добился каких-либо объяснений причин удаления от администрации сайта, о чём написал в своём Twitter.

А в записанном затем видеообращении сказал: «Я написал сотни статей за годы моей работы в качестве журналиста и эксперта, и у меня никогда не было подобного случившемуся». И добавил: «Я человек, который испугался, однако» («I'm a person who’s spooked out, though»).

Впрочем и сам О’Райли 11 апреля 2017 года сначала был вынужден уйти в отпуск, а 19 апреля на сайте владельца телеканала Fox News компании 21 Century Fox появилось следующее официальное заявление: «После глубокого и тщательного анализа обвинений компания и Билл О’Райли согласились, что Билл О’Райли не вернётся на канал Fox News».

Суть «глубоко и тщательно» проанализированных «обвинений» заключалась в существовании пяти жалоб о якобы имевших место случаях сексуального домогательства с использованием служебного положения со стороны О’Райли к экс-сотрудницам Fox News и гостьям его программы начиная с… 2004 года, часть из которых была давно закрыта по соглашению сторон путём выплаты весьма солидных денежных компенсаций, в том числе даже с шестью нолями, по причине нежелания Fox News доводить дело до суда. И, как уже несложно догадаться, старт этому «анализу» дала 1 апреля 2017 года статья во всё той же The New York Times о «журналистском расследовании» этих случаев. Правда, следует отметить, что О’Райли смогли «свалить» только со второй попытки, первая, предпринятая той же The New York Times 10 января 2017 года статьёй на эту же тему, успеха не возымела, после чего, видимо, была проведена некая дополнительная «разъяснительная работа в нужном направлении», в результате которой после апрельской публикации в The New York Times спонсоры программы, которую вёл О’Райли, начали отзывать контракты на размещение рекламы.

Безусловно, сложно делать какие-либо однозначные выводы о том, что в действительности происходило между О’Райли и его «жертвами», но уж очень эта история напоминает скоропалительное свержение с поста главы Международного валютного фонда (МВФ) Доминика Стросс-Кана (Dominique Strauss-Kahn) за два месяца до окончания срока его полномочий. 3 апреля 2011 года Стросс-Кан на ежегодном заседании МВФ и Всемирного банка выступил с полуторачасовой критической речью в отношении так называемого «Вашингтонского консенсуса» (Washington Consensus), а уже 14 мая 2011 года был арестован в Нью-Йорке по обвинению в сексуальных домогательствах к служащей отеля. Правда, затем был выпущен под залог в $1 миллион долларов и переведён под домашний арест, но только после того, как, находясь под арестом, подал в отставку. До отставки Стросс-Кану в выпуске под залог судом было отказано. А 2 июля 2011 года всё тот же нью-йоркский суд освободил Стросс-Кана и из-под домашнего ареста, поскольку выяснилось, что служащая отеля лгала?! Уголовное дело было прекращено, но с должности Стросс-Кана устранили. Жёстко, нагло, цинично и показательно.

Для того, чтобы были понятны причины проволочки с увольнением О’Райли и масштабы давления на О’Райли и владельцев компании 21 Century Fox, следует учитывать, что О’Райли был суперзвездой телеканала Fox News, самым рейтинговым политическим комментатором и телеведущим собственной именной и самой популярной в США программы «The O'Reilly Factor», с годовой зарплатой около $18 миллионов, которую он, тем не менее, с лихвой отрабатывал, поскольку, по данным исследовательской фирмы Kantar Media, только с 2014 по 2016 год в результате рекламных доходов компанией 21 Century Fox было получено более $446 миллионов! Но даже это не спасло О’Райли, поскольку, по данным известной своими ТВ-рейтингами компании Nielsen (Nielsen Holdings PLC), после президентских выборов 2016 года его программу в среднем ежедневно в прайм-тайм смотрело 3,9 миллиона зрителей и никак нельзя было давать возможность твёрдому и последовательному стороннику Трампа каждый день в 8 часов вечера влиять на такую многочисленную аудиторию американских, и не только, телезрителей.

Но, даже несмотря на то, что Трамп уже на следующий день после заявления О’Райли дал в своём Twitter видеоссылку на его слова, сопроводив комментарием: «Это действительно Америка? Ужасно!», видимо, этим дело и ограничилось, и должных выводов сделано не было. А напрасно, поскольку менее чем через месяц после инаугурации Трампа следующей жертвой дискредитации по той же схеме стал советник по национальной безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn), назначенный на эту должность прямо в день инаугурации Трампа 20 января с.г., присутствовавший во время первого телефонного разговора Трампа с Путиным, но который уже 13 февраля был вынужден написать заявление об увольнении, мотивировав это тем, что он предоставил Пенсу «неполную информацию» о содержании своего телефонного разговора с послом РФ в Вашингтоне Сергеем Кисляком. А 14 февраля с.г., и опять всё в той же The New York Times, была опубликована большая статья о том, что, согласно данным, представленным четырьмя неназванными, как бывшими, так и действующими, сотрудниками спецслужб, часть членов президентской кампании Трампа имела неоднократные контакты с российской разведкой. В их числе они назвали экс-главу избирательного штаба Трампа Манафорта и на день публикации уже экс-советника по национальной безопасности Флинна.

Ситуация с отставкой Флинна очень напоминает эпизод Уотергейтского скандала (Watergate scandal) 1972−1974 годов, который в конечном итоге привёл к отставке президента США Ричарда Никсона (Richard Nixon). Когда Никсон понял, что отставка его помощников Джона Эрлихмана (John Ehrlichman) и Гарри Холдемана (Harry Haldeman) никак не помогла даже уменьшить масштабы расследования скандала парламентом и специальным прокурором (Special Prosecutor) Арчи Коксом (Archibald «Archie» Cox).

Он сказал своему советнику по национальной безопасности Генри Киссинджеру (Henry Kissinger) 12 июля 1973: «Я отрезал две руки, но тогда они взялись за мое тело».

В настоящее время ситуация практически аналогичная, включая «отрезание рук», которых уже намного больше, и «тело», за которое точно так же «взялись» парламент и спецпрокурор, только теперь его фамилия Мюллер. Можно было бы понять временный уход из команды советников, на которых упала тень компромата в ходе предвыборной борьбы за президентский пост, с последующим их возвращением в команду после победы в случае неподтверждения компромата либо его незначительности, но «отрезание рук» после победы характеризует Трампа не с лучшей стороны, не говоря уже о том, что такое отношение к своим соратникам ему уже аукается весьма ощутимым образом. Кстати, Никсон единственный за историю США президент, который прижизненно досрочно прекратил исполнение обязанностей. Пока.

А в отличие от отставки Манафорта, потеря Флинна для Трампа стала весьма болезненной, если не определяющей, поскольку Флинн является кадровым разведчиком и в 2014 году ушёл в отставку с должности главы Разведывательного управления министерства обороны (РУМО, — Defense Intelligence Agency, — DIA) вследствие жесточайшего прессинга со стороны администрации Барака Обамы (Barack Obama) после скандального интервью Флинна 7 марта 2014 года, в котором он заявил, что разведка предупредила администрацию Обамы за 7−10 дней до начала движения российских войск в Крыму, чем фактически обвинил Обаму в бездеятельности и возложил на него ответственность за отсутствие противодействия России в присоединении Крыма. В конечном итоге Флинна всё-таки вынудили уйти в отставку с поста главы РУМО, после чего он стал настолько яростным и непримиримым критиком Обамы, что, будучи демократом, начал работать на республиканцев.

И если Флинн, которого Трамп при представлении на должность советника по безопасности после победы на выборах в ноябре 2016 года назвал «бесценным активом для меня и моей администрации» («invaluable asset to me and my administration»), по большинству вопросов был единомышленником Трампа с их первой встречи в августе 2015 года, то сменивший его на этом важном посту 26 февраля с.г. Герберт Макмастер (Herbert McMaster) не только таковым не является, но и по важнейшим вопросам публично оппонирует Трампу, чему свидетельство, например, их расхождение в оценке предполагаемого вмешательства России в американские выборы. Например, Трамп 18 мая с.г. в ходе совместной пресс-конференции с президентом Колумбии Хуаном Мануэлем Сантосом (Juan Manuel Santos) охарактеризовал назначение министерством юстиции США (U.S. Department of Justice или Justice Department) экс-чиновника минюста и экс-директора ФБР Роберта Мюллера (Robert Mueller) специальным прокурором (Special Counsel for the U. S. Department of Justice) по расследованию «любых ссылок и / или координации между российским правительством и отдельными лицами, связанными с кампанией президента Дональда Трампа», как «охоту на ведьм» («witch hunt»), что в тот же день продублировал записью в Twitter: «Идёт единственная величайшая охота на ведьм против политика в американской истории», то Макмастер признаёт существование этого вмешательства, после чего его, в отличие от Флинна, спокойно можно добавлять в многочисленный «пассив» администрации Трампа. Собственно, как и госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), который заявил, что российское вмешательство на выборах в ноябре по-прежнему является препятствием для улучшения отношений между двумя странами.

Вполне понятно возмущение Трампа по поводу информации о том, что компания Facebook решила передать комитетам по разведке Конгресса и Сената США данные о купленных и размещенных компаниями, связанными с российскими властями, почти 3000 политических рекламных объявлений, которые, по словам вице-президента и главного юрисконсульта Facebook Колина Стретча (Colin Stretch,) были использованы в кампании по вмешательству в ход президентских выборов в США в 2016 году, что было выражено в двух гневно-саркастических твитах 22 сентября с.г.

Сначала Трамп написал: «Обман по России продолжается, теперь в связи с рекламой на Facebook. А как насчёт полностью предвзятых и нечестных публикаций в СМИ в пользу жуликоватой Хиллари?», а затем добавил: «Наибольшим влиянием на наши выборы было то, что фейковые СМИ «вопили» в пользу жуликоватой Хиллари Клинтон. К тому же она была плохим кандидатом!»

Но, в этой связи возникает отнюдь не риторический вопрос — если эту позицию Трампа не разделяют даже его ближайшие и при том им же самим назначенные члены его команды, то как он собирается убедить в правоте своей позиции других американцев?! К тому же в ситуации, которую весьма точно охарактеризовал старший редактор одного из старейших и наиболее респектабельных американских литературных журналов The Atlantic Дэвид Фрум (David Frum): «Это факт, принятый всеми, кроме самого Трампа, что Россия вмешалась от его имени».

То, что за всеми информационными атаками и обвинениями Трампа и членов его команды в связях с российской разведкой в первую очередь стоит Национальный комитет Демократической партии (DNC), является секретом Полишинеля, и причины этих атак вполне понятны. Профессор политологии Чикагского университета Джон Миршаймер (John Mearsheimer) в опубликованной в 2011 году книге «Почему лгут лидеры? Правда о лжи в международной политике» («Why Leaders Lie? The Truth about Lying in International Politics») насчитал десять разновидностей межгосударственной лжи, которые в полной мере характерны и для внутриполитической ситуации в любой стране. В частности, это ложь как «стратегическое прикрытие» (strategic cover-ups), призванная скрыть провал политической акции, которая может быть неоднозначно воспринята в своей стране или за рубежом. В данном случае демократы за валом обвинений Трампа и членов его команды пытаются скрывать провалы в собственной политике, что как раз совпадает с интересами того самого «властного конгломерата», состоящего как из демократов, так и значительной части партийной элиты республиканцев, выступающих против Трампа.

На это ещё в феврале с.г. обратил внимание колумнист американского журнала The Nation, историк и политолог Стивен Коэн (Stephen Cohen), написав: «На Дональда Трампа с голословными обвинениями в «сговоре с Кремлём» обрушились представители почти всех политических сил. Ни одно влиятельное СМИ и ни один публичный деятель не высказались в его защиту. При этом в дело шли непроверенные факты. Это вызывает серьезное беспокойство».

А о причинах появления и широчайшего тиражирования этих «голословных обвинений в «сговоре с Кремлём» написал популярный медиаэксперт, юрист и радиоведущий Майкл Леброн (Michael Lebron), более известный под своим ником Лайонел (Lionel): «Тем самым ответственность с Хиллари Клинтон за её собственное поражение полностью снимается. Видите ли, её вины в этом нет. То есть почти 63 миллиона американцев, проголосовавших за Трампа, стали жертвами промывания мозгов со стороны Кремля, который с помощью некоей телепатии превратил людей в роботов, ни с того ни с сего голосующих за Дональда Трампа по совершенно непонятным для себя причинам».

То, что это обстоит именно так, подтвердила, собственно, и сама Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) 11 сентября с.г. в эксклюзивном интервью USA Today: «В моём сознании нет сомнений (there's no doubt in my mind), что Путин хотел, чтобы я проиграла, и хотел, чтобы Трамп победил. В моём сознании нет сомнений, что есть путаница финансовых отношений между Трампом и его операцией с российскими деньгами. В моём сознании нет сомнений, что команда Трампа и другие помощники очень усердно поработали, чтобы скрыть свои связи с русскими».

Сложно сказать, что в «сознании» Хиллари Клинтон есть на самом деле, но если спустя десять месяцев всякого рода многочисленных расследований единственным «доказательством» её слов является словосочетание «нет сомнений» («no doubt»), то понятно, что реальных доказательств нет даже в её собственном сознании («in my mind»).

И такое «убедительное доказательство», как словосочетание «нет сомнений» (это после почти года тщательных расследований!), не только у Клинтон, — «нет сомнений, что Россия вмешалась в выборы в США», заявил экс-директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) 08 июня с.г. в ходе открытых слушаний комитета по разведке Сената США, который ведет расследование в отношении вмешательства РФ в выборы, «нет сомнений, подчеркиваю, их нет, что российские власти вмешивались в выборы в США в прошлом году» сказал 19 сентября с.г. в комитете по международным делам Сената во время слушания его кандидатуры на пост нового посла в России экс-губернатор штата Юта республиканец Джон Хантсман (Jon Huntsman). Безусловно, каждый имеет право высказывать своё мнение согласно своим убеждения, вот только такие маниакальные бездоказательные уверения в отсутствии сомнений очень уж напоминают «Клеопатр», «Наполеонов» и прочих персонажей из психушек, в сознании которых тоже нет никаких сомнений в их идентичности своим персонажам, и их точно так же нисколько не смущает, что их убеждённость абсолютно не совпадает с объективной реальностью.

Тем не менее, даже несмотря на то, что главным доказательством причастности Трампа и членов его команды к возможному вмешательству России в президентские выборы является «отсутствие сомнений», можно вследствие абсолютной очевидности констатировать, что Трампу до настоящего времени так и не удалось ни остановить, ни приглушить, не говоря уже о том, чтобы переломить или изменить в свою пользу развёрнутую массированную информационную кампанию в американских СМИ по его весьма разноплановой дискредитации, и не только тайными связями с Россией.

Например, после сообщения, что Трамп в августе с.г. уходит в рабочий отпуск, ему моментально напомнили, как в его вышедшей в 2004 году книге «Думай, как миллиардер» («Think Like a Billionaire») он написал: «Не берите отпуск. Какой в нем смысл? Если вам не нравится ваша работа, то вы занимаетесь не своим делом».

А журнал Newsweek и вовсе поместил на обложку номера за 11 августа с.г. фото развалившегося в кресле Трампа с телевизионным пультом и пакетом чипсов в руках с язвительным комментарием: «Ленивый мальчик Дональд Трамп, скучный и уставший. Представьте, как плохо он бы себя почувствовал, если бы что-то стал делать».

Самое неприятное для Трампа и его убеждённых сторонников, что доказать предвзятость и необъективность этой кампании абсолютно нереально, поскольку пытающийся оправдаться в таких ситуациях всегда проигрывает, тем более, не просто в отсутствие какой-нибудь не то что поддержки или хотя бы видимости объективности со стороны очень многих популярных американских СМИ, а в условиях самой настоящей войны, пожалуй, с большинством влиятельнейших из них, такими, например, как The New York Times, NBCNews, ABC, CBS, CNN, которых Трамп назвал в своём Twitter «фейковыми СМИ» (FAKE NEWS media) и «врагами американского народа»! К этому следует ещё добавить и существующую пятую колонну в административном аппарате, который достался Трампу «в наследство» от Обамы.

Об этом, например, высказался популярный американский киноактёр Стивен Сигал (Steven Seagal) в передаче Good Morning Britain (GMB) на популярном британском телеканале ITV (Independent Television) 27 сентября с.г. в беседе с Пирсом Морганом (Piers Stefan Pughe-Morgan) и Сюзанной Рид (Susanna Reid): «Я думаю, что у нас очень неудачная ситуация в том смысле, что, несмотря на то, что он был демократически избран, есть так много людей, которые не чувствуют, что так, у нас есть тонна врагов внутри. У нас есть эти демократы, у которых есть вся эта другая повестка дня, — когда я говорю о демократах, это не просто демократы — есть целая группа оставшихся после правления Обамы людей, которые считают, что они должны бы вроде бы как свергнуть Трампа. Трамп и любые принимаемые им решения, всё, что он пытается сделать, часто блокируется этим сортом внутренних врагов. Так что ему очень трудно что-то сделать».

Ответил он и на замечание по поводу возможного вмешательства России в выборы президента США: «Каждая страна участвует в шпионаже. Каждая страна. Американцы шпионят, британцы шпионят, русские шпионят — мы все шпионим друг за другом. Будем честными. Думать, что Владимир Путин имел какое-либо отношение к вмешательству в выборы или даже, что у русских есть такая технология, — глупо. Такого рода пропаганда — это действительно диверсия»

Можно, конечно, с учётом получения Сигалом в 2016 году российского гражданства, записать его на этом основании в «кремлёвские пропагандисты», но в том же ключе, только в более жёстких выражениях ещё 26 марта с.г. в эфире нью-йоркской радиостанции WNYM (970 kHz) охарактеризовал эту ситуацию и бывший заместителем директора ФБР во время президентства Билла Клинтона (William «Bill» Clinton) Джеймс Коллстром (James Kallstrom), которого, с учётом его послужного списка, обвинить в отсутствии американского патриотизма сложно:

«У нас имеется пятая колонна, сплоченно выступающая против нашего президента, против нашей культуры и американской морали. И это возмутительно. Люди Клинтонов не уходят, они не уходят, пока их не выводят из здания принудительно, потому что эта группа является частью этой пятой колонны, их надо выбивать динамитом. Они собираются сделать всё возможное, чтобы создать администрации Трампа максимум трудностей. Обама передал Трампу корзину ручных гранат с вытянутыми предохранителями».

В принципе, сложившаяся ситуация абсолютно не нова и даже подробно описана в опубликованном в 1712 году трактате Джона Арбутнота (John Arbuthnot) «Искусство политической лжи» («A Treatise of the Art of Political Lying»), в котором было указано, что после того, как ложные факты будут внедрены в общественное сознании, будет уже невозможно убедить людей, что они не соответствуют действительности, никаким другим способом, кроме как другой ложью. В данном случае для того, чтобы переломить эту информационную кампанию, которая при таком течении событий вполне может закончиться для Трампа весьма плачевно, вплоть до его импичмента, Трампу и его команде давно надо было перейти в информационно-расследовательское контрнаступление, но далее глухой обороны с редкими индивидуальными, практически «партизанскими» вылазками ничего не происходит, хотя расследовательское давление на членов команды Трампа, как бывших, так и нынешних, только усиливается.

В настоящее время, кроме ФБР, расследование которого к тому же курирует глава отдела национальной безопасности (National Security Division) минюста Дана Боэнте (Dana Boente), предполагаемую причастность членов команды Трампа к возможному вмешательству России в президентские выборы расследуют также комитет по разведке Сената (Senate Intelligence Committee), комитет по разведке Конгресса (House Intelligence Committee), судебный комитет Сената (Senate Judiciary Committee), а 17 мая с.г. заместитель генпрокурора США Род Розенстейн (Rod Rosenstein) назначил для ведения расследования ещё и обладающего широчайшими полномочиями спецпрокурора! Правда, материалы расследования в отношении некоторых лиц, в силу очевидной необоснованности выдвигаемых обвинений и личностей подозреваемых в тайных связях с российским правительством и в открытую издевающихся над своими «расследователями», не очень тиражируются в СМИ, поскольку на их фоне хорошо видна абсурдность обвинений не только отдельных членов команды Трампа, но и всего утверждения американских спецслужб о существовании тайных связей с российским правительством команды Трампа в целом.

В первую очередь это, пожалуй относится к экс-советнику Трампа Картеру Пейджу, который действительно располагает обширными связями в РФ и регулярно её посещает, поскольку длительное время работал в Москве в американском инвестиционном банке Merryll Lynch, в котором консультировал крупнейшие российские энергетические компании, более того, в 2015 году американским судом даже было установлено пребывание Пейджа в объектах вербовочной разработки российских разведчиков, с одним из которых он периодически встречался и обменивался е-мейлами. Но он откровенно насмехается над «расследователями» из Конгресса и Сената, не только считая, но и публично заявляя, что они ведут «комично-фальшивое расследование»(«comically fake inquiry»), отчет разведки от 6 января с.г., в котором указано, что Россия вмешалась в американские выборы, называет фейковым («fake January 6 intelligence report») и сам просится в парламент на слушания, отправив в адрес комитета по разведке Конгресса письмо на 23 страницах, которое разместил на своём сайте 22 мая с.г. Fox News. Однако конгрессмены, которые до этого требовали от Пейджа представления подробных материалов о его связях с Россией, как-то резко потеряли интерес к его показаниям, особенно после того, когда он заявил, что в ходе открытых слушаний докажет отсутствие связи политики Кремля с президентскими выборами в США. Не помогло даже обращение к конгрессменам в мае с.г. самого Трампа с просьбой заслушать Пейджа.

Не спешат конгрессмены заслушать и экс-директора по коммуникациям администрации Трампа Энтони Скарамуччи (Anthony Scaramucci‏), о сенатском расследовании возможных связей которого с российским правительством через главу Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилла Дмитриева на сайте CNN 22 июня с.г. была опубликована большая статья. Может быть, потому, что уже 24 июня CNN не только удалил эту статью, но и принёс Скарамуччи извинения, даже при том, что у Скарамуччи действительно была встреча с Дмитриевым?! А уже 27 июня CNN объявил об увольнении автора статьи Томаса Фрэнка (Thomas Frank), редактора его отдела Эрика Лихтблау (Eric Lichtblau), кстати, обладателя Пулитцеровской премии (The Pulitzer Prize) 2006 года, и начальника отдела Лекса Хариса (Lex Haris). Видимо, учитывая резкий характер Скарамуччи, который в разговоре с журналистом американского издания The New Yorker Райяном Лизза (Ryan Lizza) назвал главу аппарата Белого дома Райнса Прибуса «грёбаным параноидальным шизофреником»(«Reince is a fucking paranoid schizophrenic, a paranoiac»). «Расследователи» опасаются ещё более жёсткой характеристики в свой адрес, на которую Скарамуччи вполне способен, поскольку то, что он сказал в отношении теперь уже экс старшего советника Брэннана, неприлично цитировать даже в статьях для взрослых, и потому не торопятся заслушать его мнение по поводу его возможных тайных связей с российским правительством.

Ещё одного экс-советника Трампа и друга с детства Пола Манафорта, который с марта с.г. тоже сам просился на открытые слушания, Роджера Стоуна (Roger Stone) заслушали только 26 сентября и то в закрытом режиме, несмотря на сделанное им ранее заявление о личной встрече с редактором сайта WikiLeaks Джулианом Ассанжем (Julian Assange) и переписку в Twitter на странице хакера (или хакерского коллектива) Guccifer 2.0, которого американская разведка считает порождением российского ГРУ и взломщиком серверов электронной почты DNC. Исходя из заявлений Стоуна, «расследователи», которых Стоун обозвал трусами за их нежелание вести слушание в открытом режиме, ничего нового не узнали. Он назвал все обвинения против себя «фальшивыми» и сказал, что согласен с Трампом, который называет эти расследования «охотой на ведьм». На вопрос о том таинственном журналисте, который якобы познакомил Стоуна с Ассанжем, он не ответил. А секретность слушаний объяснил нежеланием конгрессменов, чтобы выдвинутые против него «фиктивные обвинения», которые он давно называет «выдумкой штаба Клинтон» («fiction of the Clinton campaign»), получили максимальное освещение в средствах массовой информации» и добавил: «Ни один член этого комитета или разведывательного агентства не может доказать это обвинение». При этом Стоун саркастически заявил, что «его единственная связь с Россией заключается в том, что ему нравится пить русскую водку» («enjoys drinking Russian vodka»).

Но эти, хоть и безусловно яркие и убедительные информационные выпады, опровергающие обвинения Трампа и его команды в тайных связях с российским правительством и делающие действительно «комично-фальшивыми» все эти «расследования» и «слушания», всё-таки остаются единичными и являются следствием личной инициативы отдельных лиц, а не организованной целенаправленной контрпропагандой со стороны команды Трампа. А в целом ситуация для Трампа довольно мрачная, поскольку очевидно, что самые последовательные, бескомпромиссные и «зубастые» его сторонники выбиты из активной фазы поддержки Трампа и защиты его взглядов и позиции, а их место заполняется чиновниками, которые мнение Трампа не разделяют, либо, более того, своими высказываниями его позицию зачастую фактически дезавуируют.

Кроме того, заметно и то, что каждый попавший под следственные жернова экс-член команды Трампа ведёт борьбу с государственной машиной США в одиночку, расплачиваясь за поддержку находящегося при власти президента не только морально, но и финансово, например, вице-президент Пенс был вынужден в июне с.г. даже нанять для своей защиты от вопросов спецпрокурора председателя адвокатского бюро McGuireWoods LLP Ричарда Каллена (Richard Cullen), поскольку под уголовное преследование можно попасть не только за преступление, но и за лжесвидетельствование в ходе допроса спецпрокурора либо назначенного им «большого жюри» (коллегия присяжных от 06 до 23 человек, обычная или «малое жюри» — 12), а при таком отношении со стороны «расследователей», как к членам команды Трампа, «лжесвидетельствованием» может быть истолкован любой неточный ответ на вопрос, особенно если формулировка вопроса на это и будет рассчитана.

А Трамп, ограничиваясь исключительно язвительными твитами, либо не может, либо не хочет реально поддержать экс-членов его команды, что явно не добавляет ему авторитета ни среди своих, ни среди чужих, как и не добавляет американским чиновникам и политикам желания поработать в его команде либо выступать с поддержкой его взглядов. В результате менее чем через год после своей победы на президентских выборах Трамп пока остаётся на посту президента, но в окружении либо тех немногочисленных соратников, которые, может, пока и разделяют его позицию, но понимают, что её публичная поддержка им лично, кроме вреда в виде расследований или, точнее, преследований, ничего не даст и в лучшем случае закончится отставкой, либо тех, и их большинство, кто достался ему в наследство от Обамы в качестве пятой колонны, а по определению Коллстрома «ручных гранат с вытянутыми предохранителями», или пришёл в администрацию хоть и по приглашению Трампа, но сугубо ради должности, не являясь при этом его единомышленником.

Читайте развитие сюжета: Превращение Трампа из успешного бизнесмена в политического лузера

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail