«Мир» Киева для Донбасса и России: ставка на уничтожение

Киев на законодательном уровне расписался в нежелании обсуждать что-либо с Донецком–Луганском. И с Москвой – тоже. «Мирную» реинтеграцию Донбасса там видят исключительно как результат военной победы

Яков Рудь, 7 октября 2017, 12:45 — REGNUM  

Превращение по решению Верховной Рады Украины двух внесенных президентом Петром Порошенко законопроектов по Донбассу в законы, в корне изменив положение дел в процессе мирного урегулирования конфликта на востоке Украины, окончательно обозначило ориентацию Киева не на мирное, а на силовое решение вопроса. В том или ином варианте, под тем или иным пропагандистским прикрытием, собственными ли силами, при участии ли американцев в еще большей мере, чем сегодня, с использованием ли в свою пользу миротворцев, или с привлечением каких-то других ресурсов, — это вопросы тактического плана. Стратегическая же линия определена четко и ясно: так называемый хорватский сценарий в украинской аранжировке.

Коллективный Запад в лице Соединенных Штатов Америки, Германии, Франции, Европейского Союза, не скрывая своей заинтересованности, тут же поспешил приветствовать принятие «донбасских» законов. В мотивировке такой позиции, озвученной с разных сторон, ключевым оказалось слово «шаг». Киевские законы для Донбасса, мол, это — шаг вперед. Как это не покажется странно, но с такой трактовкой вполне можно согласиться. Как ни крути, то, что натворили депутаты ВР с подачи Петра Порошенко утром 6 октября, действительно, следует расценивать как шаг. Вопрос только: куда?

Спецпредставитель государственного секретаря США К. Волкер дает на него однозначный оптимистический, жизнеутверждающий ответ: к миру в Донбассе. А вот тут позволю себе не согласиться. Категорически! Если и допустить, что Порошенко встал на путь мира, то с одной принципиальной оговоркой: к миру по-американски. Что это означает не в теории, а на практике, не в пропагандистских видеороликах, а в реальной жизни, можно понять по опыту Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии, Сирии и пр.

Если думать, в каком направлении ведет шаг, сделанный Киевом, без демагогии и пропаганды, то придется признать, что к достижению мира в Донбассе он имеет мало отношения. На самом общем уровне — это шаг в направлении увеличения объемов поставок в Украину угля из Пенсильвании, гарантирования того, что эти поставки будут продолжены, по крайней мере, до следующих выборов или очередного «майдана» в Киеве. Сопутствующий мотив тут тоже присутствует. Таковым можно считать бескорыстную помощь братской Польше в ее стремлении покупать уголь в Донбассе.

Переходя от экономики к политике, мы неизбежно столкнемся с необходимостью признания того, что законы 6 октября направлены на дальнейшее углубление конфликта Киева с Донецком и Луганском, а также, что, пожалуй, еще более важно и значимо, на обострение конфронтации с Москвой. Законодательно квалифицировав Россию как агрессора, Украина публично заявила о своей готовности дать агрессору решительный отпор. Позиция, удобная и выгодная сразу с нескольких точек зрения. Уже хотя бы потому, что, раз агрессия России существует в виртуальной реальности, то и ответ будет даваться именно там. Киев тем самым, мало чем рискуя, развязывает себе руки в целом ряде сфер внутриполитической жизни.

Принятый закон об особенностях государственной политики для обеспечения государственного суверенитета Украины на неподконтрольных Киеву территориях Донецкой и Луганской областей напрочь лишен какого-либо собственно юридического, правового содержания и смысла. На его основе невозможно ровным счетом ничего ни регламентировать, ни привести к хотя бы относительно законному виду. Весь текст закона состоит, по сути, из риторических фигур и декларативных пассажей, не столько проясняющих ситуацию, сколько в еще большей степени запутывающих ее. В этом нет ничего удивительного. Закон разрабатывался с целью дать Вашингтону дополнительный аргумент для давления на Москву в переговорах по Донбассу. Для внутреннего употребления он имеет не столько правовое, сколько символическое значение. Размахивая им, Порошенко получил возможность выставлять себя миротворцем. А заодно клеймить позором оппонентов всех мастей, обвиняя их в игре на руку Кремлю (что уже поспешил сделать в телеобращении 6 октября, заявив, что у противников принятия «донбасских» законов в Раде из-под украинских вышитых сорочек торчали «косоворотки», а на головах виднелись «кокошники»). Очень перспективное позиционирование с прицелом на президентскую кампанию.

Кроме правового содержания в законе отсутствует элементарная логика. Закон, напомню, называется: «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». В тексте же документа районы, о которых идет речь, квалифицируются как «временно оккупированные». Как, скажите на милость, можно совместить одно с другим? Если территории, действительно, «оккупированы», там, естественно, установлен суверенитет «оккупанта». Раз так, то каким же образом Украина собирается проводить на них политику по обеспечению своего суверенитета? Ответ — никак. Выходит, что и сам закон — ничто, ни о чем, ни для чего.

«Донбасс порожняк не гонит!», — повторяли часто в прежние времена, имея в виду, что Донецкий регион снабжает Родину углем. В золотые времена Партии регионов эта формула приобрела не только экономическое, но и политическое звучание. Ее стали использовать для того, чтобы показать, подчеркнуть солидность и надежность политической силы «донецких», образно выразить ее уверенность в своих силах и в завтрашнем дне. Увы, сила «регионалов» на поверку оказалась преувеличенной. Они рухнули, потянув следом за собой весь регион. Донбасс порожняк не гнал и не гонит. А вот ему в ответ на это из Киева предлагают самый настоящий «порожняк».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail