Идеи Н. Н. Моисеева в контексте глобального противостояния России и Запада

Доклад на V международном конгрессе «Глобалистика» в МГУ

Владимир Павленко, 3 октября 2017, 16:01 — REGNUM  

Уважаемые коллеги! Благодарен за участие в обсуждении научного наследия академика Моисеева в год его 100-летия. И скажу сразу: к концепции «устойчивого развития» у меня достаточно сложное отношение, причины которого я изложил в статье 24 сентября на сайте информационного агентства ИА REGNUM.

Теоретическая сторона сомнений не вызывает, как и то, что когда-нибудь в будущем человечество объединится. Но сегодня, помимо теории, существует и практика — политическая сторона вопроса. Любой универсализм в ней — это подкоп под национальные интересы и суверенитет. Ибо объединитель — это как правило гегемон, требующий вассалитета и данничества. Законы «большой политики» никто не отменял, и разработки адептов так называемого «устойчивого развития», хотя они и возражают против подобного перевода термина «Sustainable development», именно в нее и упираются.

Никакой «демократической альтернативой» государственным иерархиям не являются и горизонтальные сети пресловутого «глобального гражданского общества».

Все цитаты принадлежат ключевым идеологам Римского клуба. На схеме видно, что в каждой горизонтали имеется управляющий центр, и в сумме такие центры образуют свою управляющую иерархию. Надгосударственную, трансграничную, экстерриториальную, но завязанную на Запад. Особенно четко об этом сказано у Печчеи.

Поэтому сразу вспоминается В. И. Ленин, который предлагал в таких случаях задаваться вопросом «Кому это выгодно?». И, кроме того, доказал, что, чтобы объединиться, вначале следует размежеваться.

Беда научной интеллигенции, которая с энтузиазмом приняла приглашение в Римский клуб — я говорю об академиках Капице-младшем,Федорове,Богомолове, а впоследствии о Примакове, — в непонимании, что отстраненного, «сугубо научного» объективизма не бывает, это лукавый позитивизм в чистом виде. А апология разума, свободного от духа и смыслов бытия, — чистое масонство. Так что эти ученые, проявив политическую близорукость и идеологическую всеядность, либо не увидели за связкой Косыгина с Гвишиани тень будущего Горбачева, либо признали наличие «общих проблем» с Западом преднамеренно, поддержав сдачу идеологических позиций и впустив в советскую крепость западного «троянского коня» для ее разрушения.

Как видим, «троянский конь» отнюдь не метафора, а ШИРОКАЯ трактовка экологии, которую выдали за фундамент всего сущего, последовательно распространив на экономику, социальную сферу и затем на политику и геополитику. И превратили в таран против суверенитетов.

Мы что, не понимаем, откуда это взялось? Мы не помним бесстыдного подлога волюнтаристских «пяти факторов» из «Пределов роста» группы Форрестера — Медоуза, между которыми нет взаимосвязи, которая им приписывается? Мы не знакомы со вторым докладом «Человечество на перепутье» Месаровича — Пестеля с их «десятирегиональной» моделью глобального центра и его резерваций? Или не читали четвертый доклад Яна Тинбергена «Пересмотр международного порядка» с его доктриной «коллективного суверенитета»?

Под это выстроена вся система международных институтов.

В основу положен комплекс документов, мало известных широкой общественности, хотя и общедоступных (размещены на сайте ООН, на всех официальных языках, включая русский).

Мы видим здесь ДВА ТРЕКА:

  • первый — собственно «устойчивое развитие», это институт Конференций ООН по окружающей среде и развитию; во всех документах там подчеркивается неразрывность ЭКОЛОГИИ, ЭКОНОМИКИ и СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ;
  • второй трек — «миростроительство», выстроенное на институте Всемирных саммитов по Целям развития; здесь к экологии адаптируются ПОЛИТИКА и ГЕОПОЛИТИКА: с 2005 года в структуре ООН функционируют институты миростроительства, включая Комиссию по миростроительству, занятую урегулированием внутренних конфликтов. А чтобы урегулировать, сначала нужно разжечь.

Обратим внимание: каждый раз, когда требуется что-то «провернуть» на постсоветском пространстве, в составе Оргкомитета Комиссии появляются бывшие республики: в 2008 году Грузия, в 2011-м — Украина, в прошлом году — Казахстан и Грузия (помним события в Кзыл-Орде, Актюбинске и попытку дестабилизации Абхазии?). Сейчас включена Эстония, очевидно, для «окончательного решения русского вопроса». И, как говорится, «зуб даю», что на 2018 год появится Украина, а возможно, и Молдавия — смотрите недавнее интервью Бурджанадзе о «проекте Саакашвили», а также киевские заявления спецпредставителя президента США Курта Волкера.

Но это значит, что за институтами, это продвигающими, а также за ООН, в структуре которой они находятся, стоят западные спецслужбы. Так что «универсальный эволюционизм» — это теория. А «устойчивое развитие» и «миростроительство», увы, — практика.

В целом же для реализации ЛЮБЫХ универсалистских идей необходимо что? Либо НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК — и надо признать, что эту концепцию после секулярно-экуменического, оккультного и нацистского перерождения западного христианства, а также на фоне развития процессов апостасии в РПЦ, разрабатывает ТОЛЬКО КОММУНИЗМ. Либо ЛИДЕРСТВО РОССИИ, которая в силу особенностей цивилизационного кода при объединении человечества сохранит тренд развития.

В противном случае под рефрен универсалистских мечтаний нас ждет глобальный реванш нацизма. То есть «конец истории», описанный Гербертом Уэллсом в «Машине времени», Алексеем Толстым в «Гиперболоиде инженера Гарина», а Иваном Ефремовым в «Часе быка». Тем более что соответствующая инфраструктура после Второй мировой войны благополучно сохранилась и в силу экстерриториальности, приобретенной благодаря поддержке определенных кругов на Западе и прежде всего в Вашингтоне и Ватикане, пережила крах Третьего рейха без особых проблем.

В теории Моисеева есть вопросы и к деталям, в первую очередь идеологическим, хотя это отнюдь не мелочи. Например, ряд посылов своими корнями уходят в бихевиоризм, в представление человечества «единым биологическим видом», у которого «не может не быть» неких «универсалий». Но такой подход, мотивированный дарвинистской теорией эволюции, не предвидит или игнорирует такое явление, как социал-дарвинизм. И уж его-то мы в конце XX века хлебнули выше крыши. И сейчас еще хлебаем.

В основе представлений о «едином человечестве», причем на нынешней, крайне низкой, ступени его духовного и нравственного развития, лежит вульгарно-материалистическое, киплинговское, понимание цивилизации как «ухода от варварства». В то время как отечественная научная школа, заложенная Николаем Данилевским, видит в цивилизации КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ТИП.

В том-то и дело, что пресловутых «общечеловеческих» ценностей всего три. И все они не просто материальные, но утилитарные. ЖИТЬ, ЕСТЬ, РАЗМНОЖАТЬСЯ (рекламный слоган: «Ешь, пей, жуй…»). Все остальные ценности — у каждой цивилизации свои, уходящие корнями в религиозную традицию и идентичность. Они, конечно же, пересекаются, взаимно дополняя друг друга. Но «общий знаменатель» опасен тем, что с его помощью нам пытаются навязать модель глобальной религиозной унификации, основы которой еще в 1977 году сформулировал Эрвин Ласло в пятом докладе Римскому клубу «Цели для человечества».

Самое главное: бихевиоризм, рассматривающий общество в виде стаи, возводит в абсолют биологический аспект и игнорирует социальный. И эту ущербность воспринимают и пропагандируют программные документы «устойчивого развития». Например, доклад ооновской Комиссии по глобальному управлению и сотрудничеству «Наше глобальное соседство» (1995 года). Человечество в нем — «ГЛОБАЛЬНАЯ ОБЩИНА». А какая община без вожаков?

Мировые ресурсы в докладе предлагают лишить национальной привязки, сделав «ГЛОБАЛЬНЫМ ОБЩИМ ДОСТОЯНИЕМ», за пользование которым страны должны платить в ООН «ГЛОБАЛЬНЫЕ НАЛОГИ». Киотский протокол и Парижское соглашение разве не открывают путь глобальному УГЛЕРОДНОМУ НАЛОГУ? И не только ему.

Словом, сначала наша научная интеллигенция распахнула душу и двери «общей проблематике» с Западом и «холистическому» подходу Римского клуба. А теперь, посыпая голову пеплом относительно политических результатов этого коллективного помешательства, эта интеллигенция, с одной стороны, оправдывается предотвращением ядерной войны (вылечили головную боль гильотиной!). А с другой, убеждает себя и окружающих, что «дело было не в машине», просто «раздолбай сидел в кабине». Грубо! Но разве несправедливо?

Что касается сугубо научной стороны вопроса, то вот соответствующее заключение совета-семинара Президиума РАН.

«Не имеет научного обоснования», «вреден» и т.д. Это о Киотском протоколе. То же самое в полной мере относится и к Монреальскому протоколу (об озоновом слое), и к Парижскому соглашению.

Скажут, что эти документы мы-де тоже критикуем. Но извините, это квинтэссенция нашего участия во всей этой «глобальной проблематике» — вместе с двумя названными треками. Ничего другого-то нет! Значит, либо исполнители никудышные, либо хромает сама теория. Ну что ж, отрицательный результат эксперимента — тоже, как известно, результат. Если позабыть, что он поставлен на своей стране и соотечественниках. Извините за откровенность, но все это «переливание из «зеленого» пустого в «зеленое» порожнее» с набиванием кое-кем карманов зелеными дензнаками никаких иных выводов сделать не позволяет.

Резюмирую — по пунктам.

Первое. «Универсальному эволюционизму» противостоит теория миропроектной конкуренции, основанная на неомарксистской мир-системной теории (уходящей корнями в глобально-стадиальную концепцию Ю. И. Семенова) и на представлениях о разложении Модерна, которые составляют важную часть идейно-политической базы движения «Суть времени» (С. Е. Кургиняна).

«Большой Запад» формирует свой проект — Постмодерн, тесно связанный с Контрмодерном «Большого Юга». Этот симбиоз «глобального города» и «глобальной деревни» предусматривает сегрегацию человечества и апартеид низших «untermenschen» некими «высшими кастами». Это новое издание «Генерального плана «Ост» уже в глобальном масштабе, но остриём оно по-прежнему направлено против России.

Цитата вверху — это теоретическая модель. Кстати, со спецслужбистскими корнями. Правительственный план с картой внизу — ее практическое воплощение. Общий смысл — согнать нас с земли, освободив ее под внешнюю колонизацию. И загнать в резервации-агломерации, где мы будем спиваться и вырождаться. «Универсальный эволюционизм» за это борется? Нет? Но получается-то именно ЭТО! Как в том анекдоте, когда из деталей, вынесенных с завода, раз за разом ничего не могли собрать, кроме автомата Калашникова.

Второе. Миропроектный выбор современности определяется цепочкой проектных преемственностей конкретных цивилизаций. Завтра расскажу подробнее, сегодня констатирую, что самые длинные такие цепочки — у России и Запада. И выстраивались они на протяжении всей второй половины второго тысячелетия в жестком противостоянии друг с другом. Это доказывает актуальность такого противостояния и сегодня, что мы и наблюдаем.

И поскольку «Большой Запад» со своим проектом определился, а «Большой Восток», пока позволяют человеческие ресурсы, остается в Модерне, то или Россия выберет некапиталистическую альтернативу и, как Советский Союз, станет центром собственной мир-системы, или ее ждет прозябание на периферии «зависимого капитализма». Причем куда более глубокой, чем Контрмодерн «Большого Юга».

Места «зеленым» сказочкам про то, что и волки будут сыты, и овцы целы, в этом выборе я не нахожу. На ум приходит только историческая речь Милюкова, в которой каждый абзац оканчивался риторическим вопросом: «Это глупость или измена?» Мы живем в реальном мире, а мечты и надежды питают только юношей.

Ну, а экология должна снова стать наукой об окружающей среде, а не служанкой политиканов от олигархии.

Благодарю за внимание.

* * *

P.S.

На этом можно было бы и закончить, если бы не возмутительный эпизод перед началом секции, на которой я выступал с докладом. Появившись в аудитории за 15 минут до обозначенного времени начала — 14 часов, — наблюдал, как некто «Марина», по-моему «Николаевна», но утверждать не берусь, представившаяся «консультантом НАТО», вхожая, по ее словам, к заместителю Генерального секретаря этого антироссийского военного блока, принялась лоббировать взаимодействие с МГУ, где проходила конференция. Обсуждение велось с руководителем секции и видным ученым, который был представлен в программе «президентом Международного института Питирима Сорокина — Николаем Кондратьевым, председателем Ялтинского цивилизационного клуба, д.э.н., профессором, академиком РАЕН и МАГИ».

Среди аргументов в пользу такого сотрудничества с МГУ, в частности, прозвучала идея внедрения «единого языка терминов и определений», разработанного ее группой в интересах НАТО. «Мариной» была высказана мысль о том, что на этой основе можно было бы выстроить «универсальную модель управления». На мое замечание (не смог удержаться), означают ли ее предложения, что НАТО собирается «включить» программу «внешнего управления» Россией, фигурантка этого, не побоюсь этого слова, скандала односложно ответила «Нет», однако заметно занервничала. А ее помощница набросилась на меня с требованиями «соблюдать корректность». На недопустимость контактов, подрывающих национальные интересы России, я, в качестве отступления, обратил внимание партнера по этим переговорам «Марины», которая к тому времени, сославшись на «занятость», уже «испарилась», в ходе самого своего доклада.

Кроме того, «высокие договаривающиеся стороны» пустились в пространные рассуждения на тему «взаимного участия в проектах» друг друга и того, «как далеко это продвинет не только науку, но и перспективы взаимодействия России с Западом» и т.д.

Привожу этот пример как иллюстрацию того, как нагло и открыто действует пятая колонна, по сути занимаясь вербовкой агентуры влияния прямо на рабочем месте, не оборачиваясь на окружающих.

Читайте ранее в этом сюжете: Конкуренция идей или диктат «зелёного тоталитаризма»?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail