Выборы-2018: так «Оруэлл» — или всё хорошо?

Реновация
Реновация
Сергей Кайсин © ИА Красная весна

В преддверии президентских выборов 2018 года Владимир Путин поручил правительству обеспечить видеотрансляцию с избирательных участков. В ходе онлайн-трансляции в интернете можно будет увидеть само голосование, подсчёт голосов на участках и работу территориальных избирательных комиссий. Реализация проекта, включая трансляцию, сбор и хранение записанного материала, обойдётся федеральному бюджету немногим более чем в 2 млрд 800 млн рублей. Единственным поставщиком указанных услуг президент поручил назначить «Ростелеком».

В условиях, когда о легитимности выборов говорится так много, способна ли данная мера устранить проблему? По мнению доктора исторических наук, председателя Алтайского отделения Российской ассоциации политической науки Юрия Чернышова, — нет. Сделать фальсификацию результатов более сложной задачей с помощью предложенного способа теоретически можно (да и то без гарантии), но повысить легитимность избирательного процесса — вряд ли, считает профессор. Гораздо более важным он считает помнить о соответствии процедуры выборов её предназначению и Конституции.

«Рассмотрим ситуацию на примере некоего государства, которое, допустим, как у Оруэлла, называется «Евразия». В Евразии уже много лет у власти находится фактически один и тот же политик, опирающийся на одну и ту же партию (таких режимов, кстати, не так уж мало на евразийском пространстве). Этот политический режим уже много раз менял избирательное законодательство «под себя» — отменял графу «против всех» и порог явки избирателей, вводил «фильтры», переносил сроки выборов, объявлял «иностранными агентами» неподконтрольные ему правозащитные организации, разгонял митинги, отказывался регистрировать оппозиционные партии и так далее. И вот стало ясно, что на фоне этого население стало все меньше доверять выборам. Что же сделать, чтобы повысить их легитимность? Какой-то евразийский политконсультант тут и посоветовал: «А давайте создадим впечатление прозрачности, установив видеокамеры на избирательных участках! И выделим на это одной организации три миллиарда», — вводит Чернышов управляющую метафору.

Читайте также: Под прицелом видеокамер: выборы должны быть, а не казаться легитимными

Вперед, в светлое будущее!
Вперед, в светлое будущее!
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Как показала низкая явка на выборах в регионах и связанные с прошедшим Единым днем голосования исследования, в том числе опросы ИА REGNUM, граждане России испытывают к выборам всё меньше интереса и доверия и всё реже считают, что выборы могут что-либо изменить. И, тем не менее, согласно данным опроса «Левада-центра», если бы президента пришлось выбирать в ближайшее воскресенье, за Путина отдали бы голоса 60% граждан. Более того — 57% точно пойдут на выборы-2018. Не уверенных в нашем обществе — пятая часть, 12% вряд ли будут голосовать, и всего лишь 8% не будут голосовать точно. Интересное настроение в ситуации отсутствия легитимности, описанной профессором «Евразии», не правда ли? Видимо, несмотря на отсутствие реальной конкуренции между кандидатами (за Геннадия Зюганова готовы голосовать 3%, за Владимира Жириновского — 2%), новых лиц (не анекдотическую же Ксению Собчак рассматривать как новое лицо и не Навального, который вообще не имеет права баллотироваться), действительно независимого общественного контроля и реального шанса смены власти (факторов, способных, по мнению Чернышова, сделать выборы легитимными), — люди всё-таки готовы идти голосовать. Может, не хотят той самой смены власти? Или действительно намерены выразить поддержку курсу Путина, деятельность которого, по данным того же источника, одобряют аж 83% процента россиян?..

Товарищ, верь: пройдет она — и демократия, и гласность…

Не утих ещё громкий конфликт вокруг московской реновации, отнюдь не решена проблема застройки во множестве городов России, как возмутительная новость пришла под занавес рабочей недели из Государственной думы, где в первом чтении был принят законопроект, предполагающий отказ от публичных слушаний в сфере градостроительства. От процедуры публичных слушаний по отдельным вопросам градостроительной деятельности предлагается отойти в сторону общественных обсуждений, в том числе с использованием интернета. Казалось бы, меняется только одно слово — но какая разница в практическом применении. Отменить публичные слушания — значит отнять у граждан законный способ сопротивляться ненужным проектам, считает председатель совета московского городского отделения ВООПИик, член бюро совета по градостроительному развитию Москвы Владимир Хутарев-Гарнишевский.

Напёрстки
Напёрстки
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Общественные обсуждения включают в себя публикуемое на сайте уполномоченного субъекта сообщение о проведении обсуждений, размещение представляемого проекта в интернете. Также на территории, в границах которой проводятся общественные обсуждения, проводится экспозиция указанного проекта в порядке, установленном муниципальным правовым актом. Слушания предполагают подготовку и оформление протокола общественных обсуждений, заключение публикуется в Сети. Подобная видимость гласности наталкивается даже не только на отсутствие интернета в каком-либо доме (а такое тоже бывает). Впрочем, как сказал замглавы Минстроя Хамит Мавлияров по поводу бабок, которые решают всё, но интернетом пользоваться не умеют,

«Мы видим, посещая регионы, что бабки-то как раз все знают и пользуются интернетом, а об изменении барреля нефти бабки сегодня знают даже быстрее, чем специалисты».

Спорно, что тут сказать, спорно! Но главное, и это касается не только грубовато поименованных «бабок», состоит не в умении или неумении пользоваться интернетом. Свою роль играет банальное незнание, что готовится некий проект и информацию о нём нужно искать на определенном сайте. Подобная ситуация уже имела места в деле переименования улиц, когда граждане, возмущённые, что их не спросили, обращались к властям, и получали ответ, что вся информация была опубликована на сайте соответствующей комиссии. Вопрос — считать ли публикацию на узко специализированном сайте эффективным способом донесения информации до широкого адресата? Стремление избежать прямого открытого диалога, способного изменить «в принципе» уже принятое решение, может принести тактический выигрыш, но стратегически заколачивает еще один гвоздь в крышку гроба столь лелеемых демократии и гласности. Так зачем наращивать конфликтный потенциал?

Читайте также: Бабки решат? Госдума отменяет публичные слушания по градостроительству

Историческую Москву заменят реновацией?: чем грозит отказ от слушаний

Гробы в магазине барнаульского крематория
Гробы в магазине барнаульского крематория
© ИА REGNUM

О гробах

В середине уходящей недели серию поводов для обсуждения предоставила сфера ритуальных услуг. Скандалы в ней происходят то и дело, однако на этот раз новости пришли практически одновременно из разных регионов России.

ИА REGNUM ранее приводило подсчеты прибыльности похоронного бизнеса. Только на барнаульских кладбищах и только за организацию похорон граждане заплатили более 100 млн рублей, а налогов от занятых в этой сфере фирм Алтайского края поступило только 15 млн 677 тыс. Аналогичная ситуация складывается во многих регионах, теневой оборот похоронного бизнеса исчисляется миллиардами рублей.

Читайте также: Перехватить труп: как похоронные агенты наживаются на горе барнаульцев

Так, на этой неделе получило широкое обсуждение практикуемое в Приморском крае — как оказалось, уже порядка 10 лет — варварское захоронение неопознанных и невостребованных тел. Их хоронят в пластиковых пакетах, по несколько в одной могиле, если можно назвать похоронами то, что описывает в беседе с корреспондентом ИА REGNUM директор одного из ритуальных агентств Илья Горюнов:

«Обычно от 5 и до 15 таких тел хоронят в первом и третьем секторах, среди обычных могил. Закапывают, как попало. Швыряют покойников прямо в воду. В Родительское воскресенье бабушка пришла помянуть своих родных, а из свежей могилы рядом нога торчит. Она написала заявление в городскую администрацию, те указали на этот факт ИП, с которым заключили контракт. Пришли их работники и просто засыпали это место мусором».

Коммерческая организация, занимающаяся в Фокино (где и разгорелся скандал) ритуальными услугами, не смогла предоставить комментариев: хозяев в момент обращения не было на месте. Подобное обращение с телами является не только постыдным — оно нелегально. Порядок похорон определен Федеральным законодательством, которое гласит, что после смерти «неопознанному и невостребованному человеку» положены отдельные гроб и могила, на соответствующие цели выделяются средства из бюджета. На выделяемую сумму 6 674 рубля 70 копеек провести похороны можно: как рассказал один из работников сферы предпринимательских услуг,

«В 4 тыс. обходится рытье могилы, тысяча рублей — это стоимость простого деревянного гроба, 500 рублей — доставка до кладбища на грузовичке. В данном случае нет церемонии прощания. Ты выходишь, что называется, «в ноль».

Читайте также: В Приморье неопознанные трупы хоронят в «братских» могилах

В то же время в Ярославле был подписан закон, устанавливающий новые стандарты качества предоставляемых гарантированных услуг по погребению. Малоимущих теперь будут хоронить скромнее: гроб без обивки, копка могилы только механизированным способом, исключена подсыпка песком могил усопших, не имеющих близких или иных родственников либо законных представителей. Выделяемые из ПФР или ФСС сумма снижается более, чем на четверть:

«Разницу доплачивал областной бюджет. Однако в 2016 году назначение и выплата специализированным организациям единовременной выплаты на погребение из средств бюджета Ярославской области были исключены. Это привело к снижению стоимости услуг по погребению в рамках гарантированного перечня, подлежащей возмещению специализированной службе по вопросам похоронного дела с 7 832,28 рублей до 5 562,25 рубля», — сообщили в мэрии Ярославля.

Читайте также: Гробы без обивки: в Ярославле социальные похороны будут скромнее

Скандальная тема дополнилась историей в подмосковном морге в г. Люберцы, где Следственный комитет проводит проверку по факту халатности: сотрудники перепутали тела усопших, что выяснилось непосредственно при выдаче трупов родственникам. Практически в тот же день — все события получали огласку 20—21 сентября — заговорили о Волгограде, где в непосредственной близости от жилых домов может появиться новый крематорий. При том, что один крематорий — опять же расположенный на кладбище, стоящем в нескольких метрах от жилья, — в городе уже есть, что, как ни удивительно, отрицают власти, утверждающие, что крематория на кладбище нет. Подобное происходит и в Воронеже, и в Ижевске.

Читайте также: Нужен ли волгоградцам новый крематорий?

Слежка
Слежка
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Не будучи богата событиями, которые резко меняют жизнь страны, уходящая российская неделя оставляет после себя тягостный осадок борьбы за демократические ценности, смешанной с постепенным понижением градуса демократичности. Казалось бы, правильная инициатива Путина в отношении выборов выглядит при ближайшем рассмотрении дорогостоящим пшиком. Ну спрашивается, зачем тратить почти 3 млрд рублей бюджетных денег на доказательство того, что Путина в следующем году действительно выберет подавляющее большинство? Кому нужны фальсификации на выборах президента (!), и кто сомневается, что без вбросов Путину не переизбраться? Видимость прозрачности потому и оказывается видимостью, что используется в момент, не требующий дополнительных подтверждений подлинности выбора. Однако почему бы не рассмотреть подобную инициативу на следующих выборах в Госдуму? Есть вероятность, что в этом случае ее бы одобрили, даже несмотря на запредельную для сознания среднего россиянина стоимость затеи. Опять же, депутаты и чиновники могли бы начать готовиться прямо сейчас. Чуть меньше попыток уйти от разговора, как в ситуации с отменой публичных слушаний, чуть больше внимания к деликатной теме похорон, которую умелые дельцы и нерадивые исполнители обратили в варварский бизнес, — и, глядишь, дела у демократии пошли бы на поправку. Может, и не понадобились бы камеры на избирательных участках.

Читайте ранее в этом сюжете: Помощники и пассажиры на шее президента России: главное за неделю

Читайте развитие сюжета: Министры не соответствуют, сенаторы бунтуют: Итоги недели в России