«Платон», метро, торговые центры… Этот логический ряд можно расширить. Но прежде чем это сделать, расскажу одну конспиративную версию некоторых событий, а именно — как я воспринимаю множащиеся сообщения о минировании торговых центров, волна которых прокатилась по стране на этой неделе. И не только их.

Огонь
Огонь
Цитата из х/ф «Крепкий орешек 4.0». Реж. Лен Уайзман. 2007. США, Великобритания

Начну немного издалека. «Платон» — это система взимания платы с грузовиков. Внедрили её в ноябре 2015 года и это, как считается, породило протесты со стороны грузоперевозчиков. Не сомневаюсь, что дальнобойщики действительно были возмущены — кому понравится платить какие-то новые сборы? Но вопрос тут не в том, что чувствовали честные труженики, а в том, во что это в итоге вылилось.

В этих протестах почти сразу начали мелькать лица людей, которые к грузоперевозкам отношения явно не имели. Через какое-то время у протестующих возникла идея взять фуры и рвануть на Москву. Устроить там большой затор. Сказано — сделано. Несколько фур выехали на МКАД, растянулись по полосам и начали движение с минимальной скоростью (акция называлась «Улитка»). По внутреннему кольцу пробка растянулась на 12 километров. Эта акция, конечно же, не могла причинить серьезного ущерба: власти довольно быстро с этим разобрались, и затор рассосался. Но теперь все знают, что будут делать российские службы в такой ситуации, какой эффект это имеет и насколько это реалистично в принципе.

Метро. Теракт, произошедший 3 апреля 2017 года в вагоне поезда Санкт-Петербургского метрополитена. Трагедия произошла неожиданно, в относительно безлюдное, по меркам метро время: люди в основном были на работе. С точки зрения терроризма — время выбрано нелогично. В теракте вообще довольно много нелогичного. Вследствие теракта погибло 16 человек и еще несколько десятков человек получили ранения. На многие часы метро было закрыто. В городе возник транспортный коллапс. Огромное число людей, которые перемещаются обычно с помощью метро, были вынуждены часами добираться до дома через многокилометровые пробки. Тут также стоит обратить внимание на то, что в современных условиях все шаги городских властей фиксировались фактически поминутно.

Стихийный мемориал в вестибюле метро Технологический институт
Стихийный мемориал в вестибюле метро Технологический институт
Юлия Карнаева © ИА REGNUM

Ложные минирования торговых центров. На данный момент, это не что иное, как своеобразная ddos-атака на службы безопасности страны. То есть безопасников забрасывают ложными сообщениями, пытаясь добиться того, чтобы службы перестали справляться с наплывом. Ведь каждое сообщение необходимо проверить, нужно провести эвакуацию людей, отправить туда специалистов, потратить время на проверку. И время, и специалисты — ограничены. Теоретически можно добиться того, чтобы сообщений стало столько, чтобы их невозможно было своевременно обработать. При этом звонки о минировании поступают буквально по всей стране, от Камчатки до Москвы. Причём, в Москве и Санкт-Петербурге сообщения о заложенных взрывных устройствах касались сразу нескольких торговых центров. В Москве также сообщалось о минировании вокзалов. Тут тоже всё видно во всех подробностях. Кто и как реагирует, какие действия предпринимаются.

Что всё это такое? Почему вообще имеет смысл рассматривать эти события как нечто связанное? Они, может быть, и не связаны никак, откуда мне знать? Но вот мы их поставили в один ряд, и сразу стало проглядывать нечто общее… Все эти события могут быть объединены в одну категорию потому, что создают повышенную нагрузку на службы безопасности города.

Ну хорошо, допустим, они не связаны. Но если это увидел я, то почему это не может увидеть кто-то другой? А что, если этот «кто-то» замыслил нечто неладное и располагает достаточными возможностями? Тогда он сможет проанализировать всю эту собранную информацию, сделать какие-то выводы и, внеся поправки, это как-то использовать — во вред всем нам.

Давайте представим себе следующую картину.

Фур будет не несколько штук, а несколько десятков, ближе к сотне. Организаторы как следует продумают, как их расставить максимально выгодно, чтобы с ними нужно было возиться как можно дольше. И — МКАД будет парализован на несколько часов. Наглухо.

Одновременно на одной или нескольких станциях метро случаются какие-нибудь ЧП/теракты/происшествия, которые вынуждают закрыть метро. Мегаполис находится в полном транспортном параличе. Ни въехать, ни выехать, ни просто нормально перемещаться невозможно.

Одновременно в несколько кинотеатров врезаются автомобили, набитые бензином и баллонами с газом.

Одновременно поступают сообщения о заложенных взрывных устройствах сразу в нескольких десятках торговых центров и иных местах массового скопления людей, административных зданиях, аэропортах. На фоне метро и кинотеатров не проверять эти сообщения — просто невозможно. Все их проверить — тоже.

Одновременно по одному из проспектов в центре города идёт стотысячный крестный ход, а на площади неподалеку собрались школьники послушать про коррупцию. К ним присоединились футбольные фанаты.

Одновременно ещё и Роскомнадзор зачем-то всё-таки взял и заблокировал «Телеграм».

А на дворе — март, год 2018. Где-нибудь число 19—20-е.

Бред? Конечно! В реальности это будет продумывать кто-то, кто гораздо лучше понимает, что делает и какого конкретно результата хочет добиться. А значит, всё будет гораздо хуже. Ещё будет какой-нибудь подходящий фон в виде каких-нибудь экономических трудностей, политической нестабильности, международного обострения и так далее…

Протесты дальнобойщиков против «Платона»
Протесты дальнобойщиков против «Платона»
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Надеюсь, что в реальности отморозков с такой странной фантазией и большими возможностями — нет. А если и есть, то люди, которые отвечают за порядок и безопасность в стране, обладают еще более богатой фантазией и уже вовсю отрабатывают методы противодействия таким сценариям в разных их сочетаниях. Хочется верить, что подобная комбинация нереализуема. Но она вообразима, и каждый описанный тут элемент — проверен и работает.

Кроме этого, стоит отметить, что сами по себе все эти явления не являются чем-то новым. К примеру, забастовка водителей грузовиков (у нас бы сказали — дальнобойщиков) в Чили в 1972 году плавно перешла в государственный переворот, в ходе которого к власти пришел Пиночет.

Организация транспортного коллапса — популярная форма протеста во Франции. К примеру, забастовка железнодорожников во Франции в 2014 году вызвала серьезные проблемы в транспортной системе. В 2016 году в той же Франции профсоюзы протестовали против трудовой реформы Франсуа Олланда таким же способом. В забастовке принимали участие железнодорожники, авиаперевозчики, таксисты и работники городского транспорта. Какая разница, почему не будет работать метрополитен — из-за ЧП или из-за забастовки? Главное — что он не будет работать.

Так называемый телефонный терроризм — тоже явление вовсе не новое. И не только в форме хулиганства, когда школьники хотят избежать контрольной и «минируют» школу. Разнообразие вариантов этого явления — бесчисленное множество. Имеются и случаи массового характера, и политически мотивированные.

Все эти явления известны. Но недостаточно хорошо изучена методика борьбы и «запас прочности» служб безопасности. Именно эти сведения теперь стали доступны — путем тестирования реальными событиями. И если всё описанное выше не совсем бред, то в условиях реального применения все эти методы парализации систем безопасности будут многократно усилены.

В пользу того, что всё описанное — просто проявление паранойи, есть довод. Чтобы что-то подобное организовать, нужно обладать действительно большими возможностями — как организационными и финансовыми, так и интеллектуальными. Кажется, что таких мощных и богатых умников найти не очень просто. Но взгляните на Украину.

Украинские радикалы на Майдане. Февраль 2014 года
Украинские радикалы на Майдане. Февраль 2014 года

Можно ли представить, что при всём том идиотизме, который можно было наблюдать на Украине перед майданом, при всей тотальной неорганизованности всего на Украине кто-то мог намеренно повернуть тамошний поток событий так, что это привело к смене режима? При этом обратите внимание, что никакими подобными талантами к планированию и организации (не говоря уж об интеллектуальных талантах) пришедшая после переворота к власти группа лиц явно не обладает. Даже, скорее, наоборот. Но, тем не менее, майдан был, и был успешен.

Если воспринимать события на майдане в Киеве 2013—2014 гг. не просто как бунт, а как взятие города «армией» неприятеля, то можно говорить о войне, в которой применяются особые небоевые виды вооружения. Небоевые, но являющиеся достаточно эффективными для того, чтобы захватить контроль над крупной европейской столицей и подчинить себе целое государство практически без применения классических вооружений.

С учетом имеющейся ситуации в мире, против России тоже может быть применено нечто подобное. Те, кто хотели бы (или уже хотят) это сделать, вполне могут искать способы и средства для осуществления своих замыслов. Ну так вот они: «Платон», метро, торговые центры… Тестирование уже идет.

Помните кинофильм «Крепкий орешек — 4»? Там речь идет о последовательном отключении террористами всей инфраструктуры… А начиналось-то всё всего лишь с отключения светофоров.