Начало осени — всегда тревожное время для американцев. Это время было отмечено человеческими трагедиями задолго до ужасного теракта 9 сентября 2001 года. Сентябрь — идеальное время для формирования ураганов, или тайфунов, как их называют на Востоке. Каждый год эти свирепые шторма атакуют прибрежные города и деревни, нанося особенно сильный урон там, где распространены некапитальные строения, возведенные из фанеры, гипсокартона и других материалов, считающихся в нашей стране скорее отделочными, нежели строительными. Именно таковы дома миллионов американцев, традиционно предпочитающих хотя бы маленький собственный дом сколь угодно большой городской квартире.

Трамп. Вот сейчас он сыграет
Трамп. Вот сейчас он сыграет
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Сезон ураганов часто дает политикам возможность для неожиданных маневров, игры на чувствах электората и закидывания друг друга помидорами, и 2017 год не стал исключением. Впервые за всю историю наблюдений за один месяц на американское побережье обрушились целых два урагана 4-й категории. Как именно 45-й президент США разыграл карту урагана «Харви» в своих политических целях, мы описывали в предыдущей статье. Вкратце, он использовал его как щит. На этой неделе, заранее зная о приближении еще более сильного урагана «Ирма», свирепствующего сейчас над Флоридой, Трамп задумал куда более изощрённую комбинацию.

Ураган
Ураган
tpsdave

Читайте также: Трамп загнан в угол и очень опасен

В начале недели политическая и информационная элита США немного оправилась от «Харви» и снова обратила внимание на Вашингтон, где президент начал продвигать свою налоговою реформу и отменил иммиграционную политику DACA, освобождающую нелегальных иммигрантов, прибывших в США в малолетнем возрасте, от многих ограничений, налагаемых на взрослых.

Хорошо отлаженная машина информационной войны тут же начала разворачиваться, выцеливая и нанося пристрелочные удары по новым начинаниям Верховного главнокомандующего. Пользующиеся преференциями DACA иммигранты, приехавшие в Штаты по совершенно разным причинам и в совершенно разных обстоятельствах, многие из которых давно уже взрослые, в глазах СМИ все как один тут же стали бедными несчастными «мечтателями», прибывшими в «страну свободных» в погоне за счастьем, которого, как известно, в других странах нет. Налоговая реформа также из существенно меняющей правила игры для бизнеса была превращена в банальное урезание налогов богатым за счет бедняков. Более того, президент, будучи противником Парижского соглашения, оказался лично повинен в самих ураганах, формирование которых, как и все на свете, лоббисты умудрились связать с глобальным потеплением. Так, популярная актриса Дженнифер Лоуренс заявила, что ураганы представляют собой «ярость и гнев Матери Природы на Америку за Трампа».

Спасатели в Хьюстоне
Спасатели в Хьюстоне
U.S. Army photo by 1st Lt. Zachary Wes

Информационную атаку на президента по-своему поддержали конгрессмены-демократы. В ответ на требование президента одобрить дополнительные ассигнования в фонд восстановления ущерба от природных катаклизмов демократы выставили неприемлемое для республиканцев требование — снятие ограничения на максимальный размер государственного долга США сроком на 9 месяцев. Задумка парламентариев была проста, но для ее разбора необходимо понимать определённую специфику американского бюджета и процедуры его принятия.

В горячо любимой американской пропагандой системе «сдержек и противовесов» каждая ветвь власти все время пытается вторгнуться в зону ответственности двух других. Верховный суд в условиях прецедентного права становится фактически законодательным органом и в то же врем, может противостоять президенту. Исполнительные указы президента тоже, порой, мало отличимы по силе и широте применения от федеральных законов, а его исключительное право даровать помилование непосредственно вторгается в сферу деятельности Верховного суда. Конгресс, в свою очередь, старается не отставать в плане непрямого вмешательства.

Именно поэтому бюджет в США всегда принимается парламентом с такими ограничениями, чтобы любое сколько-нибудь значительное перераспределение средств было невозможно без поправки в закон о бюджете, требующей полной процедуры утверждения. Таким образом, исполнительная власть зачастую оказывается в заложниках у законодателей, которые решают, дать ли президенту и министерствам еще денег на то или иное начинание, или нет. При этом политические соображения в таких решениях часто затмевают здравый смысл. Средством непосредственного принуждения исполнительной власти в этой схеме выступает процедура «остановки госаппарата», подразумевающая, что пока бюджет не принят (сюда включается процесс рассмотрения поправок), никакие средства не могут быть изъяты из федеральной казны. Получается, что исполнительная власть, начиная с президента, вынуждена как угодно договариваться конгрессменами или испытать на себе жесткую диету регионального финансирования и незначительность внутренних резервов.

США
США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Таким образом, выдвигая неприемлемое для республиканцев требование, демократы хотели вынудить президента потерпеть одно из двух поражений: либо отказаться от дополнительного финансирования спасательной операции, либо стать причиной «остановки госаппарата», еще более губительной в условиях надвигающегося урагана. И действительно, еще несколько месяцев назад от Трампа можно было бы ожидать агрессивной реакции и непримиримой борьбы в его любимом стиле «я не привык проигрывать». Он бы рвал и метал в Твиттере, обрушивался на врагов тысячей слов на митингах, но все равно проиграл бы в глазах общества. Для того быка, каким он был сразу после избрания, это была идеальная ловушка, расставленная прямо за красной тряпкой.

Но Трамп, похоже, способен учится на ошибках. Вместо того чтобы, как ожидалось, пойти на обострение конфликта, он собрал парламентских лидеров обеих партий в Белом доме и… уговорил их найти компромисс. Демократы согласились сократить свои требования по временному снятию ограничения на размер госдолга до трёх месяцев и обязались поддержать выделение дополнительных средств на преодоление последствий ЧС. Республиканцы, после долгих переговоров, тоже согласились.

Манёвр, а точнее, если выражаться терминами дзюдо — бросок, вышел настолько удачным, что конгрессмены поняли, что случилось, только когда документ был подписан, средства выделены, а они сами оказались на лопатках. Дело в том, что, обставив дело именно так, Трамп убил сразу несколько зайцев.

Во-первых, он достиг своей основной формально заявленной цели — выделения дополнительных средств. Собственное значение этих денег в условиях беспрецедентных ураганов уже было достаточно большим, чтобы за него бороться.

Во-вторых, сколько бы демократы ни пытались выставить достигнутый компромисс как свою большую победу, в глазах народа прав именно Трамп, ведь он продемонстрировал, что ради общественного блага в трудную минуту готов поступиться даже не только партийной дисциплиной, но и собственными убеждениями, ведь, как всем известно, он большой противник увеличения американского госдолга. Демократы же, напротив, выглядят теперь политическими оппортунистами, решающими свои сиюминутные задачи за счёт шантажа в условиях общенационального кризиса.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

В-третьих, президент послал очень четкий и очень важный сигнал своим противникам среди республиканцев. Он показал, что не ограничивает себя рамками партийной принадлежности, не даст программе партии возобладать над его собственными представление о благе, а главное, что он не позволит небольшой группе радикальных сопартийцев-оппозиционеров во главе с сенатором Маккейном контролировать все его начинания, играя на незначительности республиканского большинства в Конгрессе. Трамп готов находить сторонников среди демократов, идти на компромиссы, лишь бы поставленные им цели были достигнуты. Его представления о благе для Америки лишь частично совпадают с классической республиканской программой, и он не собирается менять первое в угоду второму.

В-четвёртых, после того как лидеры демократов заключили «сделку с дьяволом», им как-то неудобно стало с прежней резкостью критиковать его налоговую реформу, ведь намного легче и безопаснее говорить о наступающем урагане, средства для отражения которого они с такой радостью предоставили…

И, наконец, в-пятых, Трамп, возможно, впервые за время своего президентства дал американской политической элите понять, что он свой и что с ним можно иметь дело. Ведь политики так устали от его прямолинейности, грубости, нажима и несгибаемости, а тут они наконец увидели пространство для так любимых ими закулисных игр, компромиссов, политических торгов…

Критика Трампа утихла, гудящая от напряжения исполнительная власть занята «Ирмой», законодательная ошарашена внезапно проведённым президентским броском, СМИ полностью потеряли ориентиры и отказались от аналитики в пользу сухих новостей.

45-й президент США ещё далеко не «на коне», кризис его неоднократно торпедированной программы ещё продолжается, но он, похоже, будет бороться до конца и использовать все новые и новые методы. Он мастерски обратил атаку оппонентов себе на пользу. Раньше он был мастером разве что политической уличной драки, теперь изучил дзюдо. Чем он решит овладеть еще? Каратэ, кэмпо, тхэквондо, пьяный стиль?

Читайте ранее в этом сюжете: Трамп загнан в угол и очень опасен

Читайте развитие сюжета: В руках Трампа — спасение Империи. Или только репутации?