«Надо не только менять состав правительства, но и всю его политику»

«Революционный год» ИА REGNUM — ежедневная историческая хроника главных революций XX века

Санкт-Петербург, 31 августа (13 Сентября) 1917, 12:00 — REGNUM  31 августа газеты печатают приказ Керенского казакам, где он, выражая им благодарность за подавление июльских беспорядков, призывает теперь так же «отважно отразить мятежную попытку» Корнилова.

«Известия» печатают приказ заместителя министра-председателя Некрасова о назначении Пальчинского Петроградским военным генерал-губернатором.

«Известия» печатают сообщение первого департамента о привлечении за клевету лиц, давших ложное официальное сообщение в газеты по делу Каменева.

Газеты печатают приказ Керенского по армии и флоту. Начинается приказ словами: «Сего числа, согласно постановлению Временного правительства, на меня возложено верховное командование вооруженными силами государства». Далее говорится о бескровном подавлении мятежа Корнилова, выражается благодарность всем чинам армии и флота.

«Полугодовой опыт свободной жизни не мог не убедить каждого, что всякие крайние неразумные требования, неисполнимые в данную минуту, откуда бы таковые требования ни исходили, приводят лишь к потрясениям государства… Пусть помнит каждый, кто бы он ни был, генерал или солдат, что малейшее неподчинение власти будет впредь беспощадно караться и т. д.»

Утром Керенский принял Крымова. Сначала Крымов говорил, что никто никогда не думал идти против Временного правительства и что войска, во главе которых он шел, были направлены в распоряжение правительства, но потом передал Керенскому приказ, изданный им (Крымовым) 29 августа. Керенский указал ему на преступность его поведения.

Из Зимнего дворца Крымов проехал в помещение кабинета военного министра, где, войдя в комнату, застрелился.

Днем Некрасов (вышедший в отставку) огласил предположительный список правительства, куда входили и кадеты

На ночном заседании ЦК партии эсеров принял окончательное решение о том, что, если в составе правительства будут находиться члены партии кадетов, то он отзовет своих официальных представителей из кабинета. Однако, ЦК решил не запрещать отдельным членам партии на свой страх и риск принять участие в правительстве, организуемом Керенским, но если Керенский будет составлять правительство с участием кадетов, то он не будет являться лицом, уполномоченным на это партией, и ЦК не обещает ему поддержки.

Это решение через Гоца и Зензинова было немедленно передано Керенскому, вследствие чего переговоры о составлении правительства были прерваны. Представители ЦК эсеров указали Керенскому, что до созыва общедемократического совещания они ничего не имеют против оставления правительства в его старом составе без Юренева и Кокошкина.

Керенский пригласил к себе весь президиум совета союза казачьих войск и предложил совету «дать немедленное и жестокое осуждение генералам Корнилову и Каледину и признать их мятежниками и изменниками родины». Совет союза, выслушав доклад президиума, поздно ночью постановил обратиться к Керенскому с письмом, где заявляет, что «осудить генералов Корнилова и Каледина… не зная всех подробностей, до суда и следствия над ними, он не может».

Однако совет союза казачьих войск на экстренном заседании (днем) постановил обратиться ко всему казачеству с воззванием, в котором требует от него повиновения правительству и исполнения всех его приказов.

На заседании Петросовета Богданов делает доклад от комитета народной борьбы с контрреволюцией:

«Когда Временное правительство заколебалось и на сцену выступили посредники, вроде Милюкова и генерала Алексеева, комитет проявил всю свою энергию, чтобы воспрепятствовать каким бы то ни было соглашениям… Под этим давлением Временное правительство прекратило переговоры и отказалось от всяких предложений Корнилова…

[Военный отдел комитета], убедившись, что штаб может не справиться со своей задачей, и стремясь обеспечить Временному правительству успех в борьбе с контрреволюцией, счел необходимым вмешаться в действия штаба и действовать вместе с ним…

[В Петрограде], не обращая внимания на формальную сторону дела, были закрыты четыре газеты, произведены аресты и обыски в гостинице «Астория» и т. д.

Оратор указывает, что корниловский заговор опирается на определенные общественные круги и повторение заговоров возможно. Далее выступает ряд фракционных ораторов, и в конце заседания 270 голосами против 115 при 51 воздержавшемся принимается резолюция, предложенная большевиками:

«Перед лицом контрреволюционного мятежа генерала Корнилова (подготовленного и поддержанного партиями и группами, представители которых входили в состав Временного правительства (во главе с партией к.-д.)), Петроградский Совет Р. и С. Д. считает долгом провозгласить, что отныне должны быть решительно прекращены всякие колебания в деле организации власти. Не только должны быть отстранены представители к.-д. партии, открыто замешанной в мятеже, и представители цензовых элементов вообще, но должна быть подавлена в корне вся та политика соглашательства и безответственности, которая создала самую возможность превратить верховное командование и аппарат государственной власти в очаг и орудие заговора против революции.

Нетерпимы далее ни исключительные полномочия Временного правительства, ни его безответственность; единственный выход — в создании из представителей революционного пролетариата и крестьянства власти, в основу деятельности которой должно быть положено следующее:

1) декретирование демократической республики;

2) немедленная отмена частной собственности на помещичью землю без выкупа и передача ее в заведывание крестьянских комитетов впредь до разрешения Учредительного собрания, с обеспечением беднейших крестьян инвентарем;

3) введение рабочего контроля в общегосударственном масштабе над производством и распределением; национализация важнейших отраслей промышленности, как то: нефтяной, каменноугольной, металлургической; беспощадное обложение крупных капиталов и имуществ и конфискация военных прибылей в целях спасения страны от хозяйственной разрухи;

4) объявление тайных договоров недействительными и немедленное предложение всем народам воюющих государств всеобщего демократического мира.

В качестве немедленных мер должны быть декретированы:

1) прекращение всяких репрессий, направленных против рабочего класса и его организаций; немедленная отмена смертной казни на фронте и восстановление полной свободы агитации и всех демократических организаций в армии; очищение армии от контрреволюционного командного состава;

2) Выборность комиссаров местными организациями;

3) осуществление на деле права наций, живущих в России, на самоопределение, т.-е. в первую очередь удовлетворение требований Финляндии и Украины;

4) Роспуск гос. совета и гос. думы; немедленный созыв Учредительного Собрания;

5) уничтожение всех сословных (дворянских и пр.) преимуществ и полное равноправие граждан».

Заседание закрывается около 5 часов утра.

Комитет народной борьбы с контрреволюцией при ВЦИК печатает обращение к рабочим, где говорит, что принимает все меры, чтобы выпустить тех из политических заключенных 3−5 июля, которые не привлекаются по уголовным статьям, до суда на свободу. Далее Комитет предупреждает рабочих против самочинных выступлений.

На заседании ВЦИК и ИК СКД продолжаются прения по вчерашним докладам. Выступает Каменев:

«Нам предстоит разрешить три вопроса — о коалиции, о единстве революционного фронта, о Советах и власти. Мне не нужно полемизировать с тов. Церетели и Скобелевым, которые вчера защищали и выдвигали идею коалиции. Попытка коалиции сорвана. Я не понимаю, как после происшедших событий, после корниловщины, они могут защищать обанкротившуюся идею. Мятеж Корнилова был не его единоличным выступлением, а выступлением организованной буржуазии…

Отвергая коалицию с к.-д., вы хотите нас бросить на еще более опасный путь коалиции с безответственными группами, но вы забыли о коалиции, собранной и укрепленной грозными событиями минувших дней, — о коалиции с революционным пролетариатом, крестьянством и революционной армией. Вы забыли об этой коалиции при конструкции власти. А ведь, когда нам нужно было бороться с Корниловцами, мы обратились именно к ней, а не к тем, кого вы приглашаете в коалицию власти. И теперь, сломив заговор Корнилова, вы ломаете коалицию, которая отстояла революцию от заговора Корнилова, и заключаете коалицию с Алексеевым, ставленником к.-д.».

Переходя к вопросу об единстве революционного фронта, оратор, обращаясь к большинству собрания, говорит, что единство революционных сил, проявленное в борьбе с Корниловым, может быть разрушено колебаниями большинства.

Останавливаясь на роли Советов, Каменев указывает, что, несмотря на убийственную политику, которую вел все время Совет, он все-таки в борьбе с контрреволюцией сыграл роль цемента, спаявшего все истинно-демократические элементы. Никто не сможет сказать, что существует в данный момент более могучая организация, нежели Совет. Но это могущество нужно уметь удержать и использовать.

«В вопросе о создании власти фракцию большевиков интересует не техническая сторона, а те силы, которые войдут в состав этой власти, одинаково ли они понимают задачи момента и смогут ли они идти в ногу с демократией.

Мы настаиваем, чтобы ЦИК сказал точно и ясно, сможет ли он исполнить все чаяния демократии. Мы утверждаем, что в руках ВЦИК судьба революционной дисциплины».

В заключение Каменев протестует против слухов о предстоящем выступлении большевиков. Слухи эти Каменев называет провокацией и от имени фракции заявляет, что она употребит все усилия к тому, чтобы ликвидировать эту провокацию. Затем Каменев оглашает резолюцию от фракции большевиков, аналогичную той, что была принята на заседании Совета.

Стеклов от фракции соединенных социал-демократов говорит против коалиции: «необходимо опираться на демократию», требует освобождения большевиков. Архангельский выступает за коалицию «с живыми силами» и в этом духе оглашает резолюцию от имени эсеров. Лапинский от имени меньшевиков-интернационалистов приветствует устранение кадетов из рядов правительства:

«Весь генералитет по своему классовому положению определенно стоит на контрреволюционной точке зрения. Тем не менее Временное правительство прибегает к его помощи, оставляя на высоких постах прямых участников контрреволюционного заговора… Надо не только менять состав правительства, но и всю его политику… Надо создать власть, опирающуюся исключительно на классы, которые действительно двигают революцию вперед».

В штаб Юго-Западного фронта доставлен генерал Ванновский, арестованный комитетом. В Гомеле утром арестован приехавший в автомобиле Завойко (ординарец Корнилова, известный в банковских кругах Москвы как делец по нефтепромышленности), имевший при себе подложный документ и пробиравшийся во Владикавказ. В Орше арестован Новосильцев — председатель союза офицеров. Оба отправлены в Могилев.

Коротков телеграфирует Временному правительству:

«Гарнизон Корнилова состоит из 3 батальонов корниловского ударного полка с пулеметами, 5 сотен текинского полка с пулеметами и 5 рот польских войск, пришедших в Могилев 29 августа. Артиллерия, проходившая с Ю.-З. фронта, задержана в Могилеве… Георгиевский батальон с офицерами на стороне Временного правительства, почему разбросан по городу Могилеву небольшими группами для несения караульной службы».

Керенский послал в Новочеркасск прокурору Судебной палаты телеграмму:

«Предлагаю вам немедленно арестовать войскового Донского атамана генерала Каледина, который указом Временного правительства от сего 31 августа отчислен от занимаемой должности с преданием суду за мятеж».

В Одессе Временным революционным комитетом введена цензура для газет. Городская дума в своей резолюции клеймит позором корниловцев и зовет граждан к защите революции. Организациями ж.-д. служащих установлен контроль за движением поездов.

Из Вятки, Сум, Луганска и др. городов приходят сведения об организации комитетов охраны революции. В Красноярске вся власть сосредоточена в руках Исполкома Советов.

На Западном фронте выносятся многочисленные постановления частей фронта с осуждением корниловского выступления и выражением поддержки правительству.

«Рабочий» пишет:

«Два дня тому назад комитетом борьбы с контрреволюцией при ВЦИК было принято и вошло в силу решение о вооружении рабочих, о создании рабочих дружин… Решение принято, но в то же время или несколькими часами позже, очевидно, решено: решения о вооружении в исполнение не приводить, ибо Временное правительство боится вооружить рабочих… В результате, например, на всех путиловских рабочих — на 80 000 человек — выдано 300 винтовок. Так вооружать рабочих — значит выдавать рабочие кварталы безоружными на полный произвол Корниловских кавалеристов» … и т. д.

«Рабочий» печатает ряд резолюций большевистского характера о власти, выступлении Корнилова и т. д., принятых на крупных заводах и в воинских частях.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.