Поклонники финского главнокомандующего Маннергейма, ставшего соорганизатором гитлеровской блокады Ленинграда и организатором геноцида русского населения Карелии, ведущие его «историческую реабилитацию», нередко указывают на то, что после выхода Финляндии из войны против СССР в 1944 году Сталин не потребовал уничтожения Маннергейма и даже поддерживал с ним официальные отношения.

Карл Густав Маннергейм принимает Адольфа Гитлера
Карл Густав Маннергейм принимает Адольфа Гитлера

На этот вопрос теперь дают исчерпывающий ответ российские историки в сборнике «Санкт-Петербург и страны Северной Европы: Материалы Восемнадцатой ежегодной научной конференции (12−13 апреля 2016 г.)» (СПб., 2017).

Ведущий российский историк советско-финляндских отношений и специалист по блокаде Ленинграда, доктор исторических наук Владимир Николаевич Барышников посвящает этому вопросу специальную статью «Почему в 1946 г. К. Г. Э. Маннергейм не был осуждён как «главный военный преступник»?». По результатам анализа обширного круга источников и научной литературы историк сообщает, что уже в январе 1945 года Маннергейм «предложил советскому руководству заключить договор, который бы резко менял весь последующий характер советско-финляндских отношений. Он представлял собой соглашение о военно-политическом союзе двух государств», которое фактически повторяло соглашение СССР с марионеточным правительством Куусинена 1939 года. Кроме того, Маннергейм обеспечил переходный период от прогитлеровского правительства к правительству просоветскому, гарантировал судебное преследование руководителей правительства Финляндии как военных преступников.

Таким образом, Маннергейм обеспечил лояльность Финляндии по отношению к сталинскому СССР без необходимости её оккупации в момент продолжения военных действий против гитлеровской Германии и стал одним из первых архитекторов «особых отношений» Финляндии с СССР как фактически его протектората.

Читайте ранее в этом сюжете: Маннергейм такой же «спаситель Ленинграда», как и Гитлер