На фоне проведения шестого по счету испытания ядерного оружия Северной Кореей все большую актуальность принимает вопрос о том, каким образом противодействовать ядреным устремлениям Пхеньяна. Особую остроту нынешнему испытанию придало заявление северокорейских властей о том, что на этот раз была испытана водородная бомба достаточно малых габаритов, чтобы быть помещенной на межконтинентальную баллистическую ракету. Со своими предложениями следующих шагов США при разрешении северокорейского кризиса выступили эксперты в ряде статей для The National Interest.

Ядерные испытания
Ядерные испытания
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Strategist: Каковы будут последствия обладания КНДР водородной бомбой?

Так, Гарри Дж. Казианис отмечает, что испытание водородной бомбы полностью меняет расклад сил в регионе. Оно означает, что через определенное время, если не будут приняты соответствующие меры, Пхеньян сможет обзавестись наибольшее мощным видом ядерного оружия, а также средствами его доставки в любую точку США. Несомненно, КНДР не сразу получит в свое распоряжение это оружие, так как его еще предстоит основательно испытать, уменьшить для того, чтобы оно могло быть установлено на ракету, которую также предстоит испытывать. Тем не менее, хотя пока водородной бомбы у КНДР нет, режим делает все, чтобы доказать миру, что он располагает ресурсами, технологиями и потенциалом развертывания полноценного инструмента ядерного сдерживания.

В сложившихся условиях, подчеркивает эксперт, Вашингтону необходимо предпринять ряд шагов, первым из которых является повышение финансового давления на Пхеньян, чтобы в наибольшей степени осложнить Пхеньяну развитие его ядерной программы и разработку водородной бомбы. И тут президент США Дональд Трамп должен действовать как можно оперативнее, установив тех, кто «отмывает» деньги для КНДР и помогает ей в уклонении от санкций, и введя против них санкции. От такого шага, без сомнений, пострадают Китай и его банки, расположенные на территории США, однако подобная мера необходима, чтобы дать Пекину и Пхеньяну понять, что их действия больше никто терпеть не будет.

Затем Вашингтону необходимо расширить свое присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И здесь Трамп должен выполнить данное его предшественником Бараком Обамой обещание и действительно осуществить «поворот» США в сторону Азии, таким образом сделав этот регион приоритетной задачей своей национальной безопасности. В рамках такого курса в регионе должно находиться не 60%, а все 70% активов флота США, включающих в себя ударные и ракетоносные подводные лодки, а также эсминцы с ракетами ПРО «Иджис».

После этого необходимо усилить сухопутные системы ПРО как в непосредственной близости от КНДР, так и на территории США. Вашингтон должен совместно с Токио скорейшим образом развернуть дополнительные батареи «Пэтриот» в Японии, а также направить в страну систему THAAD и увеличить численность наземных систем противоракетной обороны на маршевом участке полета.

Наконец, Белый дом должен дать понять Пхеньяну, что США никогда и ни при каких условиях не согласятся на наличие у КНДР ядреного оружия, поэтому никакие варианты решения это проблемы Вашингтоном не исключаются. И хотя США и не начнут войну с Северной Кореей, Ким Чен Ын должен знать, что на любой ракетный удар последует самый жесткий военный ответ. Трамп также должен довести до сведения руководства КНДР, что если режим Ким Чен Ына пойдет на применение ядерного оружия, руководство страны, по сути, подпишет собственный смертный приговор.

В свою очередь, старший научный сотрудник Фонда защиты демократий Энтони Руджиеро подчеркивает, что пришло время надавить на Россию и Китай для ограничения свободы КНДР, поскольку для успеха санкционного режима Вашингтон должен включить не только зарубежные предприятия КНДР, но и те страны и компании, которые способствуют Пхеньяну в обходе запретительных мер.

В частности, согласно недавно появившейся информации, с 2009 по 2017 год Пхеньян с помощью китайских банков смог провести до $2,2 млрд через финансовую систему США. Поэтому китайские банки должны ощутить всю тяжесть недовольства минфина США, который должен начать выписывать штрафы как крупным, так и среднего размера банкам КНР. Эти шаги должны сопровождаться сигналом Пекину, что Вашингтон готов отключить эти банки от финансовой системы США.

Не только Китай, но и Россия, отмечает автор, способствует деятельности КНДР в обход санкций ООН, поэтому Вашингтон должен поставить Москву и Пекин в известность, что помощь Пхеньяну в развитии его ядерной программы столкнется с жестким ответом против китайских и российских интересов.

Напротив, стремиться к тому, чтобы Китай, который ограничивается осуждениями КНДР, но призывает к продолжению переговоров, подключился к стратегии Вашингтона по разрешению северокорейского кризиса посредством сдерживания, призывает Майкл Ослин. По его мнению, такая стратегия предполагала бы отказ США от давней своей цели полного ядерного разоружения Корейского полуострова. Предпринятые за последние несколько десятков лет попытки добиться прогресса в этом направлении не увенчались успехом. Более того, условия в регионе изменились, что требует нового подхода к решению северокорейской проблемы. В этих условиях, отмечает автор, Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин могут пойти на ряд совместных шагов.

Для начала Вашингтону следует признать, что Северная Корея является потенциальной ядерной державой, что ни в коем случае не будет являться ни поддержкой ее ядерной программы, ни признанием того, что Пхеньян соблюдает принципы режима ядерного нераспространения. После этого к процессу конструктивным образом может подключиться Китай. Си Цзиньпин может заявить, что Пекин больше не поддерживает переговоры, выступая за совместную с США стратегию сдерживания КНДР.

Параллельно с этими двумя шагами Пекин и Вашингтон должны объявить о начале осуществления жесткой инициативы по обеспечению ядерного нераспространения в отношении КНДР, в рамках которой становятся невозможны ни импорт, ни экспорт делящихся материалов, необходимых для развития программы. Совместно с этим шагом должны быть введены такие меры, которые будут носить карательный, а не принуждающих к переговорам характер. Если Пекин пойдет на эти шаги совместно с США, мир войдет в новую эпоху. У КНДР будет ядерное оружие, однако она будет по-настоящему изолирована.

Способствовать внутренним процессам, которые со временем приведут к смене режима в КНДР, призывает старший научный сотрудник по вопросам Северо-Восточной Азии в Центре изучения Азии при инвестиционном фонде Heritage Foundation Брюс Клингнер. Он отмечает, что, согласно показаниям сейсмической активности, зарегистрированным поблизости от места предполагаемого испытания, новый ядерный заряд достигает мощности 100 килотонн. Для сравнения: предыдущий заряд, испытанный в сентябре 2016 года, достигал мощности 16—20 килотонн.

Новое ядерное испытания КНДР станет очередным вызовом Трампу, который ранее уже обещал, что пуску межконтинентальной баллистической ракеты КНДР «не бывать». Пуск состоялся в июле. Затем Трамп пригрозил, что угрозы КНДР в адрес США будут встречены «невиданными яростью и огнем», за чем последовало недавнее испытание ядерного оружия.

Автор подчеркивает, что, несмотря на то, что наличие водородной бомбы у Пхеньяна меняет полностью расклад сил в регионе, перед США стоят те же ограничения для проведения военной операции, что и прежде. Любой удар по КНДР может привести к массированному ответному удару по Южной Корее, Японии и США, а переговоры будут неэффективны до тех пор, пока КНДР продолжает отвергать возможность отказа от своего ядерного арсенала и инфраструктуры его создания.

В сложившихся условиях самым безопасным курсом станет продолжение оказания давления на страну посредством всесторонней и интегрированной стратегии, использующей все инструменты США. Вместо внезапной смены режима, осуществляемой с помощью военной операции, изменения должны исходить изнутри страны. Но для создания условий для таких перемен необходима активная и постоянная поддержка из-за рубежа. Внешнее давление может усилить внутреннее давление, что подорвет фундамент власти Ким Чен ына и даст возможность северокорейскому народу добиться коллапса режима.