21 августа Временное Правительство заслушало доклады комиссаров Вершинина, Кобылинского и Макарова, которые сопровождали Николая с семьей в Тобольск, а затем — доклад Пешехонова о продовольственном деле. Он высказался против повышения твердых цен, отстаивал снабжение крестьян предметами обрабатывающей промышленности. За июль и август распределено до 45 млн. аршин ситца и приняты меры к снабжению населения керосином, причем цены на эти продукты устанавливаются по себестоимости.

В наступление
В наступление

На заседании бюро ВЦИК присутствовала делегация финляндского областного комитета Совета, гельсингфорского Исполкома Совета и ЦК Балтфлота. Делегация прибыла в Петроград по приглашению бюро для совместного обсуждения резолюции, вынесенной собранием упомянутых организаций в связи с роспуском Финляндского сейма. Резолюция эта находится в противоречии с общей линией ВЦИК, считающего обязательным для всех подчинение всем распоряжениям Временного Правительства. Представители делегации сделали доклад об условиях и обстановке, сопровождавших принятие резолюции, и подробно мотивировали необходимость и правильность постановления Гельсингфорского Совета.

Обсуждение финляндских дел было прервано сообщением о прорыве на фронте и об угрожающем положении в Рижском районе. На заседание было приглашено бюро военного отдела. Оглашаются 2 телеграммы помощника комиссара Войтинского, в которых подчеркивается, что войска честно исполняли все приказания командного состава, идя навстречу верной смерти, и что случаев бегства и предательства военных частей не было. Бюро постановило:

«1) Для предотвращения паники выпустить воззвание к армии, населению и Петроградскому гарнизону с призывом к сплочению вокруг Советов и Временного Правительства.

2) Для проведения в жизнь ряда неотложных мер к поддержанию порядка и военной безопасности Петрограда экстренно созвать совещание из представителей: военного отдела ВЦИК, представителей полковых комитетов, президиумов районных и окружных Советов, Центрального Совета фабрично-заводских комитетов, демократических организаций, объединившихся на Московском совещании на общей платформе».

На заседании Петроградского Совета также заслушиваются телеграммы Войтинского с фронта. Выступает Богданов:

«Я знаю, положением на фронте будут пытаться воспользоваться те, кто боролся с нами еще в царской России, и кто теперь спрятался. Они, конечно, не преминут воспользоваться несчастием на фронте, чтобы сделать большую политическую игру…

Опасность может начаться завтра, когда начнется паника, когда население попытается бежать из Петрограда. На этой почве могут возникнуть подозрения, возмущение против революции, быть может, погромы и разгромы… Я не сомневаюсь, что рабочий класс и революционная армия проявят примеры, они окажут нужную организованность. Они должны взять на себя инициативу бдительности… Армия должна будет сделать сегодня же всё, от нее зависящее, чтобы привести в необходимый боевой вид петроградский гарнизон…

Петроградский гарнизон должен будет нести тяжелую караульную службу по охране столицы для того, чтобы враги народа не использовали создавшегося положения… На днях произошел ряд пожаров… Революционная демократия и рабочий класс должны взять на себя охрану предприятий, работающих на оборону… Те, которые всё время кричат об опасности, будут стараться превратить эту опасность в несчастье революции и в начало реакции… Наши враги будут вести удары за ударом, атаку за атакой, в первую очередь на Советы и ВЦИК. Вслед за тем они будут бить по Временному Правительству… Но, разгромив нас, они голыми руками возьмут Правительство» …

В Петрограде
В Петрограде

После доклада Богданова Совет без прений перешел к обсуждению доклада о Московском совещании. После выступлений фракционных ораторов, фракция большевиков внесла резолюцию с осуждением совещания, которая была отвергнута незначительным большинством. Принята резолюция эсеров следующего содержания:

«Учитывая всю грозную опасность для страны и революции в связи с последними событиями на фронте и разрухой в тылу, заслушав доклад о Московском совещании, Петроградский С. Р. и С. Д. призывает всю трудовую демократию дружно сплотиться вокруг полномочного органа российской революционной демократии Всероссийского Совета Р. С. и Кр. Д. для решительного отпора надвигающейся опасности».

Ночью российские войска оставили Ригу, в 10 часов утра в город вступили немцы. Из донесения комиссара Войтинского:

«Наши части отходят с боем, не будучи в состоянии удержаться долго на позициях. Нет ни бегства, ни отказа от исполнений приказа… Решающее значение имеет огромный перевес артиллерии противника» …

Из донесения председателя армейского комитета Кучина:

«Под Ригой идет серьезная операция немцев. Принимаются все меры ликвидации перехода немцев через Двину. Настроение солдат удивительное. По свидетельству членов комитета и офицеров, стойкость такая, какой не было никогда раньше. Армейский комитет работает по всему фронту и в центре в полном контакте с командиром».

«Социал-Демократ» пишет об этих событиях 23 августа:

«Рига сдана, и сдана она при обстоятельствах в высшей степени странных. Об этом событии страна была уже предупреждена неделю тому назад на Московском совещании. Главнокомандующий Корнилов… не стесняясь никакими военными секретами… рассказывал и о том, что скоро у нас не будет хватать снарядов…

Московская речь генерала Корнилова, по признанию биржевой печати, сильно способствовала падению за границей русского рубля, подорвала русский государственный кредит… грозный пророк Московского совещания еще месяц тому назад оттянул назад войска от «ворот в Ригу» —от икскюльского предмостного укрепления, загораживавшего немцам этот путь, по которому они сейчас сделали прорыв. И совершенно справедливо «Солдат-Гражданин» указывает поэтому, что вся ответственность за эту сдачу Риги и последующее всецело ложится на наше новое высшее командование в лице генерала Корнилова».

Немецкие пулеметчики
Немецкие пулеметчики

И далее, в другой статье, «Социал-Демократ» указывает:

«Все верхи армии и флота, весь генералитет, поставленный на должности, избранный и возвышенный Распутиными и Романовыми, остался в целости… остался старым, романовско-монархическим» …

В ночь на 21 августа подвергнуты домашнему аресту великие князья Павел Александрович и Михаил Александрович. «Социал-Демократ» (от 24 августа) пишет по этому поводу:

«Арестовать пару безмозглых кукол из семейки Романовых и оставлять на свободе их главную опору в армии — военную клику из командных верхов во главе с Корниловым — это значит обманывать народ, это значит входить в открытую сделку с монархическими заговорщиками… Партия народной свободы — это духовные вожди заговора — вот главный штаб контрреволюции».

Керенский по поводу ареста великих князей в своих показаниях пишет:

«Но, оказалось, мы сознательно были направлены на ложный путь».

На объединительном съезде РДРП заслушивается и утверждается доклад мандатной комиссии. На вечернем заседании на съезде большинством 117 против 79 принята резолюция по текущему моменту (в духе оборончества и примирения с буржуазией), предложенная Церетели.

На Всероссийском железнодорожном съезде заслушаны доклады правовой и трудовой комиссии. Произошло объединение между съездом и представителями профсоюзов на таких условиях, что ЦК железнодорожного союза согласился 6 мест в ЦК предоставить профсоюзам.

Читайте ранее в этом сюжете: «Цели военные начинают приноситься в жертву интересам узко-политическим»

Читайте развитие сюжета: «Темная клика, близкая к высшим кругам, творит провокационное дело»