Расчленить Японию хотели США, а не Сталин

При Рузвельте советская оккупационная зона в Японии включала бы весь Хоккайдо и Северо-Восток центрального острова Хонсю

Анатолий Кошкин, 11 августа 2017, 22:20 — REGNUM  

Размещая в своем блоге опубликованную в ИА REGNUM мою статью об атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки, известный публицист и писатель Николай Стариков предпослал ей преамбулу следующего содержания:

«Атомные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки — преступления против человечества. Чтобы оправдать эти зверства сегодня предпринимаются огромные информационные усилия. В очередную годовщину этого преступления можно во множестве читать в российском интернете и СМИ следующие «постулаты». Мол, атомный удар, конечно дело нехорошее, но он помог спасти жизни американских солдат. Называют даже цифру — 100 000. Откуда взялись эти цифры можно догадаться — примерно столько погибло японцев в огненных вихрях Хиросимы и Нагасаки. Но на этом информационные солдаты, стоящие на страже интересов США, не унимаются. Врут дальше — оказывается сброс атомных бомб помог спасти… жизни японцев. Их бы больше погибло, начнись реальная «финальная» высадка армии США на японскую территорию. Но и это ещё не все. Японцы должны быть благодарны Штатам — ведь те их оказывается… спасли от коммунизма. Логика тут людоедская. Следуя ей — узники Освенцима должны были быть благодарны своим тюремщикам, что те их умертвили и тем самым спасли от коммунизма.

Но вранье не заканчивается и на этом. Совестливые и независимые блогеры пишут на голубом глазу, что атомный удар США по Японии помог спасти… жизни советских солдат. Хотя удар Советской армии по армии Квантунской произошел после Хиросимы и Нагасаки, и освобождение Курил и Сахалина происходили после этого. И японское сопротивление было сломлено не атомными ударами, приказом сдаться или страхом, а воинским искусством командиров и солдатской доблестью русских воинов. Атомный удар ничем не помог в деле окончания войны. Япония сдалась, потому, что в войну вступил СССР. Сражаться дальше не было смысла. Рухнула последняя надежда Токио — что Сталин выступит неким посредником для заключения приемлемых условий мира Японии с США и Великобританией».

Сказанное публицистом — отнюдь не умозрительные заключения, а основанные на фактах суждения, призыв давать отпор зарубежным и отечественным фальсификаторам истории, задавшимся целью исковеркать прошлое нашей страны и народа, обвинить руководителей СССР во всех мыслимых и немыслимых грехах.

Напомним, как в 2007 г. министр обороны Японии Фумио Кюма, кстати, член первого кабинета министров Синдзо Абэ, публично заявил буквально следующее:

«9 августа 1945 г. на Нагасаки была сброшена атомная бомба, чтобы заставить Японию сдаться и помешать Советскому Союзу вступить в войну и оккупировать архипелаг». «Я не обижаюсь на Соединенные Штаты, — продолжал Кюма. — К счастью, Хоккайдо не был оккупирован. В худшем случае он был бы захвачен Советским Союзом». Японский министр «обосновывал» свою позицию тем, что якобы именно атомные бомбардировки «избавили Японию от судьбы разделенного государства».

И это тиражируемое японской пропагандой «мнение» разделяет немалое число жителей Страны восходящего солнца.

Тогда премьер-министр Абэ, хотя и пожурил своего подчиненного, призвав его «следить за языком», но отправлять в отставку не стал. Ухода с поста «проговорившегося» министра добилась оппозиция и японские СМИ, обвинившие Кюма в неуважении к жертвам ядерного геноцида японцев. Однако «концепция спасительных атомных бомб» продолжает обретать своих сторонников, особенно среди правонационалистических сил Японии.

Придуманная недругами Советского Союза версия о коварном замысле Иосифа Сталина расчленить поверженную Японию и создать на части ее территории некую «Японскую социалистическую республику» не подтверждается никакими фактами и документами. Изучая посвященные отношениям СССР с Японией документы и материалы «сталинского архива», автор этих строк не смог обнаружить даже намека на существование подобных планов. А вот американские документы, касающиеся планов расчленения японского государства на оккупационные зоны, существуют, и весьма подробные.

* * *

Перспектива участия СССР в разгроме Японии ускорила разработку в США вопросов оккупации этой страны. К изучению этой проблемы американцы приступили уже через десять месяцев после японского нападения на Пёрл-Харбор. С этой целью в Государственном департаменте США был создан специальный орган — Комитет послевоенных программ (Post war programs committeе) под председательством госсекретаря К. Хэлла. Одним из центральных вопросов довольно острой дискуссии среди членов комитета было отношение к императорской системе правления в Японии.

С самого начала определились две группы — сторонники «жёсткого» и «мягкого» мира с Японией. К первой группе относились лица во главе с помощником заместителя госсекретаря Б. Лонгом, которые требовали строгого наказания Японии. Вторая группа, которую возглавлял бывший посол США в Японии, а затем заведующий дальневосточным департаментом Госдепа Дж. Грю, выступала за «великодушный мир».

Позиция первых сводилась к следующему: «Нельзя, ограничившись лишь разоружением, затем оставить Японию. Для обеспечения мира и безопасности на Тихом океане необходимо принять меры, исключающие повторение Японией агрессивных войн. Необходимо искоренить сами причины такой политики, а именно, следует ликвидировать императорскую систему как структуру централизации власти… Пока будет существовать обожествленный император, для США будет сохраняться японская угроза… Общественное мнение США в подавляющем большинстве требует ликвидации императорской системы. В странах наших союзников существует твёрдое намерение наказать японского императора наравне с Гитлером и Муссолини. Без устранения императорской системы нельзя говорить о победе над Японией».

Сторонники «мягкого мира» отвечали: «Было бы неверным считать неразрывными императорскую систему и агрессивную войну. В насчитывающей свыше 1300 лет истории Японии император продолжал существовать как единственный источник легитимной власти. Война началась не по инициативе императора, он был лишь использован для её развязывания… Те, кто требует ликвидации императорской системы, просто не знают Японии. Если императорская система будет разрушена, а японская территория расчленена, народ Японии откажется сотрудничать с оккупационными войсками. В этом случае США для осуществления военного управления придётся использовать несколько сот тысяч солдат. Если США не смогут неопределённо долго находиться в Японии, после оккупационного периода в этой стране появится в высшей степени антиамериканское правительство. С другой стороны, если императорская система будет сохранена и будут использоваться японские административные органы, а не прямое правление США, японский народ пойдёт на сотрудничество с нами… Император — это как матка в пчелиной семье. Хотя матка ничего не определяет, она пользуется любовью и уважением у рабочих пчёл. Если матка исчезает, пчелиная семья распадается. Император необходим как психологическая основа для послевоенного переустройства Японии».

Споры продолжались более года. В мае 1944 г. комитет решил, что императорская система будет сохранена, территория Японии расчленяться не будет, а японское правительство будет самостоятельно осуществлять руководство страной. Однако это было мнение дипломатов. Среди усиливших в годы войны своё влияние генералов существовали собственные взгляды на будущую оккупационную политику в Японии.

Вскоре после капитуляции Германии проблемами оккупации Японии стал заниматься американский Объединённый комитет начальников штабов (ОКНШ). Для рассмотрения связанных с оккупацией вопросов в ОКНШ была создана так называемая «Белая команда». Назначенные в эту команду генералы и полковники были озабочены не столько проблемами будущего Японии, сколько текущими вопросами использования войск. Планируя высадку на юге острова Кюсю в ноябре 1945 г. (операция «Олимпик»), а затем в марте следующего года на восточном побережье основного японского острова Хонсю (операция «Коронет»), разработчики этих операций исходили из вероятной перспективы потери от 500 тыс. до одного миллиона солдат и офицеров. Считалось, что после капитуляции Японии для осуществления оккупации её территории потребуется 23 дивизии или 800 тыс. человек.

Отвечая на вопрос, не много ли это для оккупации капитулировавшей страны, члены «Белой команды» приводили следующие соображения: «Особенностью Японии является то, что даже после капитуляции центрального правительства может быть продолжено сопротивление на местах в различных районах страны. Поступает информация о том, что в Японии объявлена мобилизация добровольцев, а потому надо быть готовыми к худшей ситуации».

С военной точки зрения выделение 800 тыс. американских военнослужащих для оккупации Японии едва ли могло создать большие трудности. Проблема состояла в том, как воспримет это американский народ. После капитуляции Германии и завершения войны в Европе в общественном мнении США усилились ожидания скорейшего возвращения американских солдат на родину. Правительство США всерьёз заботило, согласится ли народ с тем, что после победы над Японией здесь на неопределённо долгий срок останется столь большая армия. Особенно это волновало президента Трумэна. Не будучи избранным президентом (на этом посту он оказался вследствие кончины Рузвельта), Трумэн беспокоился о своём политическом будущем. Ему явно не хватало того авторитета, которым пользовался его предшественник. А. Громыко отмечал в мемуарах, что Трумэн при Рузвельте «как политик, светил вроде луны — отражённым светом».

Заботясь об общественном мнении, ближайшее окружение нового президента стало высказываться в пользу того, чтобы оккупировать Японию не только американскими войсками, а сделать это совместно со всеми странами — участниками коалиции. При этом высказывалось и соображение о том, что в этом случае враждебность японцев будет направлена не только против американцев. Оказывавший большое влияние на президента начальник его личного штаба адмирал У. Леги считал, что следует максимально сократить число американских оккупационных войск, и США не должны брать на себя основную ответственность в управлении поверженной Японией. Можно считать, что составленная Леги памятная записка «О сокращении участия американских военных в оккупации Японии и скорейшей демобилизации военнослужащих» отражала настроения Трумэна. Получив эту записку, ОКНШ ускорил разработку плана оккупации Японии путём её расчленения на оккупационные зоны.

Разработчики плана исходили из того, что в войне против Японии, кроме США, в той или иной степени могут принять участие Великобритания, Китай, Франция, Нидерланды, Новая Зеландия, Филиппины и ряд других стран. При этом, однако, считалось, что привлечение для оккупации Японии малых стран лишь осложнит положение США, ибо в этом случае им пришлось бы взять на себя дополнительные обязанности по обеспечению их вооружением, средствами транспортировки войск и т.д.

Кроме Великобритании, которая, как ближайший союзник США, рассматривалась естественным участником оккупации Японии, предполагалось привлечь также Китай. Идея использования китайских оккупационных войск имела как плюсы, так и минусы. С одной стороны, принималось во внимание, что Япония, оправдывая свои агрессии, вела пропаганду о борьбе жёлтой расы с «белым империализмом». Занятие китайской армией части территории Японии способствовало бы разрушению такой пропаганды, ослабляло впечатление «расового характера» оккупации. Но, с другой стороны, высказывалось опасение, что сразу после победы над Японией в Китае может начаться гражданская война, а это затруднит выделение китайских войск для оккупации японской метрополии.

Перспектива участия СССР в войне против Японии создавала предпосылки широкого использования советских войск для последующей оккупации части территории Японских островов. Однако американских политиков волновало, что в этом случае СССР получит большие права в управлении Японией. Высказывалось мнение, что при оккупации Японии США по аналогии с акционерной компанией должны обеспечить себе председательское место как держателя контрольного пакета акций. О том, что с политической точки зрения активное участие СССР в военных действиях на Дальнем Востоке невыгодно США, заявляли многие американские политики и дипломаты. Так, посол США в СССР А. Гарриман писал осенью 1944 г. советнику президента Г. Гопкинсу: «…Их политика, несомненно, распространится на Китай и Тихий океан…» Это мнение разделял директор Управления стратегических служб США У. Донован, который указывал в памятной записке Трумэну 5 мая 1945 г.: «…Мы не можем игнорировать тот факт, что после разгрома Японии Россия станет на Дальнем Востоке ещё более грозной силой». Не желал усиления политической и военной роли СССР в Восточной Азии и командующий союзными войсками на Дальнем Востоке американский генерал Д. Макартур, который признавал: «В то время (с 1942 г. — А.К.) я всемерно выступал за вступление русских в войну на Тихом океане, но впоследствии, когда победа была уже в наших руках, я резко выступал против этого шага…»

Тем не менее, соображения чисто военного характера заставляли американское командование продолжать настаивать на обязательном привлечении СССР к разгрому Японии. Опыт кровопролитных боёв за острова Иводзима и Окинава убеждал, что японцы будут сопротивляться отчаянно. Военный министр США Г. Стимсон докладывал 2 июля 1945 г. президенту: «Начав вторжение, нам придётся, по моему мнению, завершать его даже ещё более жестокими сражениями, чем те, которые имели место в Германии. В результате мы понесём огромные потери и будем вынуждены оставить Японию». Поэтому в ходе Берлинской (Потсдамской) конференции, несмотря на полученную информацию об успешном испытании атомной бомбы, Трумэн особо подчёркивал, что «США ожидают помощи от СССР».

К этому времени в ОКНШ уже существовал конкретный план оккупации японской метрополии вооружёнными силами четырёх государств — США, Великобритании, СССР и Китая. При этом в понятие «метрополия Японии» включались четыре основные острова — Хоккайдо, Хонсю, Кюсю, Сикоку и около тысячи прилегающих островов, за исключением Сахалина, Курильских островов и Окинавы. Заметим, что именно такое определение территории Японии было затем зафиксировано в тексте направленной японскому правительству Потсдамской декларации об условиях капитуляции Японии от 26 июля 1945 года.

При определении зон оккупации американские разработчики исходили из того, что центральный район главного японского острова Хонсю с развитой инфраструктурой должен контролироваться США. Достаточно развитый в промышленном отношении остров Кюсю предполагалось выделить для занятия войсками Великобритании. Отсталые сельскохозяйственные районы острова Сикоку выделялись для размещения контингентов китайских войск.

Предполагавшаяся зона оккупации советскими войсками по площади даже превышала американскую. СССР должен был разместить свои войска не только на Хоккайдо (второй по величине остров Японии), но и занять северо-восточную часть Хонсю.

Особое внимание было уделено японской столице. Для обеспечения руководящего положения США в оккупированной Японии предусматривалось контролировать Токио американскими войсками. Однако другие державы могли с этим не согласиться. Поэтому в ОКНШ решили, что, как и в Берлине, в Токио придётся допустить присутствие представителей командования Великобритании, СССР и Китая, создав хотя бы впечатление совместной администрации.

Существенным моментом плана ОКНШ было намерение вводить в Японию войска других держав не сразу, а по мере вывода американских войск. Так, в первые три месяца после капитуляции на Японских островах намечалось разместить 23 дивизии США (850 тыс. человек). В течение последующих девяти месяцев предусматривалось иметь на Японских островах следующие силы союзных государств: США — 8,3 дивизии (315 тыс. человек), Великобритания — 5 дивизий (165 тыс. человек), Китай — 4 дивизии (130 тыс. человек), СССР — 6 дивизий (210 тыс. человек). На заключительном этапе оккупационные войска подлежали сокращению примерно наполовину. В Японии оставлялось 4 дивизии США, 2 дивизии Великобритании, 2 дивизии Китая и 3 советские дивизии.

Однако эти расчеты держались в строгом секрете — союзники о них не информировались. Как свидетельствуют американские документы, ОКНШ завершил обсуждение связанных с оккупацией вопросов 16 августа, т. е. на следующий день после объявления императором Хирохито о капитуляции. Предложенный правительству США план расчленения Японии был изложен в документе «Окончательная оккупация Японии и японской территории».

В исторической литературе нет указаний на то, что Сталин знал об американском плане расчленения Японии на оккупационные зоны. Документально подтверждается лишь высказанное им 28 мая 1945 г. в беседе в Кремле с посланником американского президента Гопкинсом мнение о целесообразности еще до вступления СССР в войну заключить с правительствами США и Великобритании специальное соглашение об определении зон ответственности и районов оккупации. Однако не ясно, что имел в виду Сталин — подтверждение ялтинских договоренностей о занятии советскими войсками Южного Сахалина и Курильских островов с последующим включением их в состав СССР, или еще и выделение зоны оккупации на территории японской метрополии.

О позиции Сталина относительно будущего поверженных стран «оси» можно судить по его отношению к вопросу о расчленении Германии. Находившийся в Москве в октябре 1944 г. У. Черчилль в беседе со Сталиным предлагал расчленить Германию на три государства — Пруссию, Австро-Баварское государство, а также Вюртемберг и Баден. Рейнский индустриальный район предлагалось поставить под международный контроль. В пользу расчленения Германии на пять независимых государств высказывался и Рузвельт. Сталин соглашался с этой идеей. При этом считалось, что «действительное, эффективное препятствие возрождению германского военного потенциала может быть создано только расчленением Германии, т. е. разделением её на отдельные, совершенно независимые государства».

Вопрос о расчленении Германии рассматривался на Крымской конференции. В Ялте Рузвельт заявил, что определение зон оккупации Германии может стать первым шагом к её расчленению. Тогда Сталин не возражал. Однако 9 мая 1945 г., в день Победы, в обращении к советскому народу Верховный главнокомандующий заявил, что «Советский Союз торжествует победу, но не собирается ни расчленять, ни уничтожать Германию». Логично допустить, что это в равной степени относилось и к Японии.

Хотя конкретные вопросы об условиях оккупации японской метрополии между союзниками напрямую не обсуждались, Сталин считал, что участие в войне на Дальнем Востоке позволяет СССР рассчитывать хотя бы на ограниченную зону присутствия советских войск непосредственно на собственно японской территории. Однако Трумэн передумал и отказался от плана выделения для СССР зоны оккупации на Японских островах. Он признавал в мемуарах: «Хотя я горячо желал привлечь СССР к войне с Японией, затем, исходя из тяжёлого опыта Потсдама, укрепился во мнении не позволять Советскому Союзу принимать участие в управлении Японией. В душе я решил, что после победы над Японией вся власть в этой стране будет передана генералу Макартуру».

Более того, в направленном 15 августа Сталину «Общем приказе №1» о капитуляции японских вооружённых сил, Трумэн «забыл» указать, что японские гарнизоны на Курильских островах должны сдаваться и капитулировать перед войсками СССР. Это явилось сигналом того, что Трумэн может нарушить ялтинскую договорённость о переходе Курил к Советскому Союзу.

Сталин ответил сдержанно, но твёрдо, предложив в личном письме Трумэну от 16 августа внести в «Общий приказ №1» следующие поправки:

Включить в район сдачи японских вооружённых сил советским войскам все Курильские острова, которые согласно решению трёх держав в Крыму должны перейти во владение Советского Союза.

Включить в район сдачи японских вооружённых сил советским войскам северную половину острова Хоккайдо, примыкающего к проливу Лаперуза, находящемуся между Карафуто (Сахалин — А.К.) и Хоккайдо. Демаркационную линию между северной и южной половиной острова Хоккайдо провести по линии, идущей от гор. Кусиро по восточному берегу острова до города Румоэ на западном берегу острова, с включением указанных городов в северную половину острова.

Объясняя желательность иметь район оккупации на территории собственно Японии, Сталин указал, что это «имеет особое значение для русского общественного мнения. Как известно, японцы в 1919 — 1921 годах держали под оккупацией своих войск весь Советский Дальний Восток. Русское общественное мнение было бы серьёзно обижено, если бы русские войска не имели района оккупации в какой-либо части собственно японской территории». Свои предложения Сталин назвал скромными и выразил надежду, что они не встретят возражений.

Учитывая условия Ялтинского соглашения, Трумэн был вынужден согласиться «включить все Курильские острова в район, который должен капитулировать перед Главнокомандующим советскими вооружёнными силами на Дальнем Востоке». Что же касается предложения по поводу занятия советскими войсками северной части Хоккайдо, то оно было отвергнуто Трумэном. При этом в своем ответе он неожиданно заявил о желании «располагать правами на авиационные базы для наземных и морских самолётов на одном из Курильских островов, предпочтительно в центральной группе».

Не скрывая раздражения отказом Трумэна на допущение советских войск на Хоккайдо, Сталин в довольно резкой форме отверг требование США о предоставлении баз на Курильских островах. Американскому президенту было указано, что «требования такого рода обычно предъявляются либо побеждённому государству, либо такому союзному государству, которое само не в состоянии защитить ту или часть своей территории». Тем самым было дано понять, что в соответствии с Ялтинским соглашением СССР обладает правом распоряжаться Курильскими островами по своему усмотрению.

В заключение следует отметить, что рассекреченные американские планы выделения обширного района для размещения в японской метрополии значительного контингента советских войск имели в своей основе отнюдь не признание вклада СССР в разгром дальневосточного агрессора. Советские дивизии планировалось использовать в качестве «пушечного мяса» на случай начала в Японии партизанской войны. Однако уставшие от войны японцы смирились с неизбежностью оккупации. Этому в известной степени способствовало и то, что капитуляция по существу не была безоговорочной, ибо хотя и формально, но американцами в стране была сохранена императорская система правления.

Президент Трумэн и его советники уже на первом этапе оккупации вознамерились превратить Японию в американский форпост «холодной войны» в Азии. Для этого им было необходимо единолично контролировать всю страну, не допустить на ее территорию вооружённые силы других государств, в первую очередь СССР и Китая. Было принято решение «сделать оккупацию Японии чисто американским предприятием». Последовавшие события подтвердили, что главным для правительства США было использовать Японские острова для реализации военной стратегии Вашингтона на Дальнем Востоке. Результаты такой политики мы видим и по сей день…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.