Анализ текущего состояния торгово-экономического сотрудничества Республики Беларусь и КНР показывает, что, несмотря на громкие заявления руководства республики о привлеченном в белорусскую экономику китайском капитале, в действительности за последние пять лет прямые китайские инвестиции в Беларусь составили всего около 100 млн долларов. Сумма для первой экономики мира — явно мизерная.

Белоруссия
Белоруссия

В то же время инвестиции в страны Восточной Европы, в частности в Польшу, Румынию, Венгрию, за аналогичный период превысили 1 млрд долларов. По данным министерства коммерции КНР, общий объем инвестиций в десять стран Центральной и Восточной Европы уже к концу 2010 г. составил 830 млн долларов США. Одним из наиболее ярких примеров подобного рода инвестирования стала покупка в феврале 2012 г. китайской компанией Gunagxi Liugong Machinery за 100 млн долларов польского производителя дорожной техники Huta Stalowa Wola.

В ноябре 2016 г. правительство КНР сообщило о планах вложить 10 млрд евро в Центральную и Восточную Европу. Только в Чехию во время визита Си Цзиньпина в 2015 году было запланировано вложить более 8 млрд долларов. Китайский бизнес заинтересован в финансировании строительства высокоскоростной железной дороги, которая свяжет Будапешт и Белград, и которая будет стоить 2,6 млрд евро. Правительство Виктора Орбана подписало в мае 2017 г. стратегическое партнерское соглашение с китайской компанией Bohong Group Co., одним из крупнейших изготовителей автомобильных выхлопных систем в мире. На венгерском заводе Bohong в Венгрии сейчас работает 1200 человек, но после подписания соглашения их число значительно увеличится.

Китайский энергетический конгломерат CEFC купил солидный пакет акций в крупнейшем авиаперевозчике Чехии Travel Service AS и чешской пивоваренной компании Pivovary Lobkowicz. В авиакомпании китайцам теперь принадлежат 49,92% акций, а в пивоваренной компании — контрольный пакет. Среди сделок, подписанных во время визита Си в Прагу, выделяется покупка CEFC 50% акций чехословацкого банка J&T Financial Group за 1 млрд евро http://expert.ru/2017/07/14/kitaj/.

То, что руководство и СМИ Беларуси подают как «инвестиции», на самом деле являются связанными кредитами. И вот как раз этих связанных кредитов — когда республика на выделенные Пекином деньги покупает китайское же оборудование или заказывает прочие услуги, связанные с его установкой и использованием, действительно, получено около 5,5 млрд долларов (по состоянию на январь 2017 года согласно статистике Экспортно-кредитного банка КНР). То есть эта сумма является для республики не инвестициями, а долгом, который белорусы должны будут отдать Китаю. При этом чистый экспорт товаров и услуг из КНР в Беларусь за последние пять лет составил почти 9,8 млрд долларов, из которых почти половина как раз и является поставками китайской товарной массы в республику в рамках соглашений по связанным кредитам.

В результате, за последние пять лет чистый отток валюты из республики в Китай в среднем превышал 1 млрд долларов в год. Однако проблема даже не в этом, а в том, что долг республики перед Пекином накапливается, и в ближайшее время с учетом наступления сроков возврата китайских кредитов эта сумма может составить до 2 млрд долларов в год, что составит около 20% белорусского бюджета. Не надо быть выдающимся экономистом, чтобы понять, что такую сумму Беларусь ежегодно выплачивать не сможет. Тогда кто будет оплачивать «белорусское экономическое чудо»?

Более того, предоставляемые Пекином льготные кредитные линии белорусской стороной выбираются менее чем на 30%. Это, в первую очередь, происходит из-за недостатка проектов, отвечающих требованиям эффективности и окупаемости. В частности, выделенная в 2010 году кредитная линия на 15 млрд долларов выбрана менее чем на треть. А в рамках кредитной линии еще на 7 млрд долларов, договоренность по которой была достигнута в мае 2015 года, на данный момент реализуется лишь несколько проектов на общую сумму в 600 млн долларов.

Аналогичные связанные кредитные линии Пекин предлагает и другим восточноевропейским странам, поэтому никакой эксклюзивности Беларуси в этом вопросе нет. Так, в частности, в апреле 2012 г. тогдашний Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао во время визита в Польшу заявил http://voprosik.net/kitaj-skupaet-vostochnuyu-evropu, что Китай открывает специальную кредитную линию стоимостью 10 млрд долларов США для финансирования совместных инфраструктурных и технологических проектов в стране.

Еще на 1,9 млрд долларов из указанных 7 млрд долларов подписаны меморандумы или рамочные соглашения. Однако более чем за полтора года никаких шагов по их воплощению на практике не предпринято и вероятность их реализации китайской стороной расценивается как нулевая. Дело в том, что пакет из 27 проектов, сформированных министерством промышленности Беларуси под указанную кредитную линию, оценивается китайской стороной как исключительно декларативный, созданный из необходимости демонстрации позитивной динамики развития китайско-белорусского сотрудничества, в том числе перед Москвой.

Тем не менее нельзя не отметить, что белорусское руководство предпринимает попытки переориентировать двустороннее сотрудничество в инвестиционную сферу. Так, в соответствии с договоренностями, достигнутыми в ходе заседания рабочей группы по сотрудничеству и механизмам взаимодействия между Госкомимуществом Беларуси и Комитетом по контролю и управлению государственным имуществом при Госсовете Китая от 27декабря 2016 года, белорусская сторона в начале 2017 года подготовила пилотный перечень национальных ОАО для включения в их акционерный капитал китайских компаний. На данный момент в перечень входит 25 предприятий, в том числе ОАО «Горизонт», «Могилевхимволокно», МТЗ, «Гомсельмаш», ОАО"БАТЭ», холдинг «Автокомпоненты», «Серволюкс», Дзержинская птицефабрика, «Беларуськалий», «Пеленг» и так далее.

Вместе с тем, как показывает анализ, китайские эксперты скептически относятся к данной инициативе белорусской стороны. В частности, в своих публикациях они отмечают, что в 2011 году уже было подписано межправительственное соглашение «О финансовом сотрудничестве в приватизации и привлечении китайских инвестиций в Беларусь в 2011—2013 годах», которое так и осталось на бумаге. Также ни к чему не привели попытки белорусского руководства в 2014 году организовать приватизацию ОАО «Могилевхимволокно» и ОАО «Гродно Азот» компанией ОАО «Китайская корпорация инжиниринга САМСЕ». В связи с этим, по мнению специалистов, второй приватизационный план белорусского руководства также потерпит фиаско.

При этом для реализации указанной инициативы планировалось создать Белорусско-китайский совместный фонд. В соответствии с достигнутыми в июле 2016 года договоренностями, капитал фонда на начальном этапе должен был составить 50 млн долларов. В сентябре 2016 года предполагалось подготовить рамочное соглашение с детально прописанными механизмами создания, принципами работы и управления фондом. Однако на текущий момент никаких практических шагов по созданию финансового инструмента не реализовано.

Складывающаяся ситуация объясняется специалистами отсутствием заинтересованности китайского бизнеса в белорусском рынке. В частности, емкость белорусского рынка оценивается как низкая, и в случае создания производств на территории республики, либо инвестирования в существующие предприятия, китайские бизнесмены ожидают проблем с реализацией продукции. При этом реализация товаров с совместных предприятий в Европу ими не рассматривается по очень простой причине — так как произведенные в республике китайские товары будут создавать на европейском рынке конкуренцию товарам, произведенным в самом Китае.

Данный факт обуславливает низкую рентабельность и экономическую эффективность предлагаемых инвестиционных проектов. В настоящее время белорусская сторона даже испытывает дефицит проектов, удовлетворяющих требованиям предоставления кредитов, не говоря уже о вложении прямых китайских инвестиций. Это обуславливает и специфику китайского подхода к бизнесу в республике, которая все больше рассматривается не с точки зрения развития тех или иных бизнес-проектов, а с логистической точки зрения как перевалочная база для китайских товаров в Европу и в Россию (под видом белорусских).

Поэтому далеко не случаен китайский интерес к развитию второго тракторного производства под китайскую кредитную линию в республике, которое вытеснит продукцию белорусского МТЗ с традиционных рынков, а на второй белорусский тракторный завод реально будут поставляться гораздо более дешевые, чем белорусские трактора, китайские тракторокомплекты.

С точки зрения этой стратегии, Пекину нет необходимости осуществлять крупные вложения в производство республики и развитие ее экономики. Достаточно создания складских и логистических мощностей, что успешно реализуется китайскими компаниями, такими, как Huawei, ZTE, Geely и другими, в рамках индустриального парка «Великий камень» с минимальными инвестициями в белорусскую экономику. Об основных направлениях подобного экспорта можно только догадываться.

В то же время китайские эксперты ожидают, что с наступлением сроков платежей по «связанным кредитам» будут возникать ситуации, при которых белорусские партнеры будут не в состоянии обслуживать образовавшуюся задолженность. На этом фоне они полагают возможным приобретение отдельных белорусских производств на выгодных условиях в счет погашения кредитов.

К сожалению, не все в белорусском руководстве позитивно относятся к сотрудничеству с крупнейшей экономикой мира. Так, белорусско-китайское торгово-экономическое взаимодействие негативно воспринимается в МИД республики. Глава ведомства Владимир Макей в своем окружении регулярно выражает недовольство взаимодействием с Пекином. Он считает, что сближение с Китаем наносит вред работе белорусского МИД на западном направлении, прежде всего, на американском. По его мнению, в условиях несформированности внешнеполитического курса новой администрации Белого дома активное развитие белорусско-китайских отношений может быть негативно воспринято Вашингтоном, рассматривающего Пекин как основного экономического соперника. Соответственно, в Вашингтоне будут недовольны низкой эффективностью работы Макея по нейтрализации белорусско-китайского экономического взаимодействия.

Кулуарно Макей регулярно высказывает отрицательные оценки в отношении работы руководства страны, а также ответственных за китайское направление чиновников рангом ниже, в частности, председателя общества дружбы «Беларусь-Китай» Анатолия Тозика, посла Беларуси в КНР Кирилла Рудого, а также руководителей экономического блока Совмина республики. Подобного рода деятельность одного из высших должностных лиц республики, продиктованная политическими установками из Вашингтона, естественно, весьма негативно сказывается на белорусско-китайском экономическом взаимодействии.

То есть, мы видим, что китайская сторона достаточно зрело и рационально подходит к выстраиванию модели бизнес-взаимодействия с Беларусью, и видит все как перспективные, так и проблемные перспективы этого сотрудничества. В то же время, белорусская сторона проявляет излишний политический оптимизм, не подкрепленный экономическими возможностями самой республики. И это может создать в будущем белорусской экономике серьезные трудности в обслуживании китайской задолженности. К тому же создание из Беларуси крупной «серой» перевалочной базы для китайской товарной массы будет негативно восприниматься как на западе, так и на востоке от республики.

Читайте развитие сюжета: Банкоматы «Беларусбанка» перевели на китайский для активизации туризма