Вашингтон пытается вывести Тегеран из сирийской игры

9 июля с.г. премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади прибыл в Мосул, чтобы лично провозгласить освобождение города от террористов. Военная операция, которая началась еще в октябре 2016 года, завершилась победой. Иракская армия, курдские ополченцы и отряды «Аль-Хашд аш-Шааби» выбили из Мосула ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая захватила город в июне 2014 года. Заметную роль в этой победе сыграл Иран. По словам президента исламской республики Хасана Рухани, «несмотря на сложное экономического положение и режим санкций, ИРИ помогла иракскому народу».

Командир спецподразделения КСИР «Аль-Кудс» Касем Сулеймани подтвердил активное участие иранских спецслужб в войнах в Сирии и Ираке, отметив незначительную роль международной коалиции в операции по освобождению Мосула. «Особенно я должен поблагодарить «Хезболлу» за их большую роль в Ираке и Сирии», — передает слова генерала агентство Tasnim News.Разгром террористов в Ираке совпал со вступлением в силу договоренности между Россией, США и Иорданией о создании на юго-западе Сирии зоны деэскалации. Режим прекращения огня распространился на три сирийских провинции — Дераа, Эль-Кунейтра и Сувейда.

Есть ли выход из астанинского «тупика»?

4 мая с.г. в Астане Россия, Турция и Иран договорились о создании зон деэскалации в Сирии. Однако дальше слов уйти не удалось. На последней встрече в столице Казахстана из-за позиции Анкары не удалось согласовать границы зон деэскалации. Параллельно с переговорами прорабатывался другой сценарий внедрения этих зон на сирийской территории.

Вконце мая издание Al-Monitor сообщило о тайных переговорах в Иордании представителей России и США. Согласно опубликованной информации, на встрече обсуждалась тема сотрудничества Москвы, Вашингтона, Аммана и Тель-Авива по созданию зоны деэскалации на юге Сирии. Официального подтверждения либо опровержения этой новости не последовало. Но 7 июля, после встречи Владимира Путина и Дональда Трампа, главы внешнеполитических ведомств России и США подтвердили достижение договоренности между США, Россией и Иордании о перемирии на юго-востоке Сирии.

Это решение Москва приняла без своего главного союзника в сирийской войне — Ирана. Тегеран усомнился в искренности намерений США по прекращению гражданской войны в Сирии, которая длится уже седьмой год. «Еще рано говорить об эффективности российско-американских договоренностей о прекращении огня в Сирийской Республике. Соглашение будет продуктивным, если прекращение огня распространится на всю территорию Сирии, включая те районы, о которых речь шла в Астане», — пресс-секретарь МИД ИРИ Бахрам Касеми.Cкептически к российско-американским договоренностям отнеслись и в Тель-Авиве. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что возражает против согласованного между США и Россией режима прекращения огня в южной Сирии. По его мнению, это закрепит присутствие Ирана в регионе. «Израиль сохраняет за собой полную свободу действий в Сирии независимо от договоренностей между Путиным и Трампом», — отметил министр обороны Израиля Авигдор Либерман.

Associated Press выпустила подробную статью, в которой трактуется смысл достигнутого на встрече Владимир Путина и Дональда Трампа соглашения. «Перемирие призвано устранить растущие опасения Иордании и Израиля относительно иранских военных амбиций и долговременного военного присутствия сил исламской республики в Сирии», — говорится в материале.

Посол Великобритании в Иордании Эвард Окден в сирийском урегулировании отводит России важную роль. «Очевидно, что русские вынуждены оказать давление на сирийский режим, иранцев и «Хезболлу», чтобы они уважали дух достигнуты договоренностей, а также содействовали созданию зон деэскалации, а не пытались препятствовать этому», — приводит слова дипломата Associated Press. Стратегическую цель соглашения Путина-Трампа иорданский чиновник пояснил следующим образом — «международное сообщество, страны региона и Иордания не потерпят создание транспортного коридора от Тегерана до Бейрута».

Еще одним доказательством несостоятельности астанинского процесса стало подписание соглашения в Каире между представителями министерства обороны России и умеренной оппозицией при посредничестве властей Египта. Удалось договориться о создании зоны деэскалации в Восточной Гуте. По словам секретаря оппозиционного движения «Народная дипломатия» Махмуда Афанди, наблюдение за зоной будут обеспечивать американская и российская сторона без участия Ирана. Подтвердила соглашение и «Джейш аль-Ислам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), связанная с «Джебхат ан-Нусрой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Следует напомнить, что в мае 2016 года именно Россия предлагала в ООН признать террористическими группировки «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Однако США, Франция и Великобритания заблокировали российскую инициативу.

Решение по границам зон деэскалации в Сирии в двустороннем формате свидетельствует о провале переговоров в Астане. К тому же Москва принимала решения без двух гарантов соглашений — Ирана и Турции.

Транспортный коридор Тегеран-Бейрут

Точное определение происходящим в Сирии событиям дал обозреватель Al-Monitor Али Хашем. Он назвал борьбу за сирийскую пустыню «войной за сердце Ближнего Востока». Установленные зоны деэскалации на юго-западе Сирии и в Восточной Гуте фактически блокируют возможные попытки Ирана проложить прямой железнодорожный путь к Средиземному морю через Сирию и Ливан. Вдобавок к этому Израиль получает «буферную зону», которая позволяет ему обезопасить свою границу от потенциальной внешней угрозы.

Пока на официальном уровне Тегеран не высказывает негативного отношения к сближению Москвы и Вашингтона на сирийском направлении. Хотя иранские эксперты уже просчитывают возможные шаги, которые должен предпринять Иран в ответ на договоренности России и США. Первым сигналом стала вышедшая на информационно-аналитическом ресурсе экс-главы КСИР Мохсена Резаи Tabnak статья иранского эксперта по Ближнему Востоку Мостафы Наджафи. «Юго-западная часть Сирии — важнейшая территория для Ирана и «Хезболлы». Возможно, именно контроль над этим районом стал главной причиной шестилетнего присутствия иранских сил и «Хезболлы» в Сирии. Поэтому выдавливание Ирана из этой части сирийской территории и маргинализация иранского присутствия может иметь непоправимые последствия», — предупреждает он.

Экс-председатель Совета национальной безопасности Израиля Яков Амидрор подтверждает тезис иранского аналитика. «Стратегическая цель Израиля заключается в том, чтобы не позволить иранцам и «Хезболле» построить пусковые площадки в Сирии. Строительство Ираном на сирийской территории инфраструктуры, которая может быть использована против Израиля, позволит соединить в единый транспортный коридор Иран-Ирак и Сирию, а также дать старт транзиту товаров в Сирию, сделает неизбежной войну между Ираном и Израилем», — цитирует израильского генерала The Washington Examiner.

Подтверждением слов Амидрора стала статья экс-командующего Тихоокеанским флотом США адмирала Джеймса Лайонса, опубликованная в The Washington Times. Американский адмирал говорит о неизбежном поражении «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Мосуле и Ракке, которое ставит перед США и Израилем новый вызов. «Непосредственной проблемой является стремление Ирана при поддержке России расширить свое влияние за счет укрепления сухопутного моста Иран-Ирак-Сирия к Восточному Средиземноморью. Такой шаг выведет шиитский режим к южному побережью Средиземного моря. Доминирование Тегерана в Багдаде, Бейруте и Дамаске вкупе с политической игрой в Йемене приведет к окружению Аравийского полуострова и станет угрозой для стратегических водных маршрутов, включая Ормузский и Баб-эль-Мандебский проливы», — предупреждает военный.

По мнению Лайонса, главной целью США должно стать предотвращение расширения «шиитского полумесяца». «Фундаментальная стратегия США должна основываться недопущении создания у Ирана возможности проложить шиитский сухопутный мост из Тегерана в Ливан. Поэтому ключевым элементом нашей стратегии должна стать поддержка референдума в Иракском Курдистане, который запланирован на 25 сентября 2017 года. Государственный секретарь Рекс Тиллерсон выступает против него в попытке сохранить Ирак. Но Ирак уже разрушен, как и Сирия. Ни одно из этих двух государств не будет восстановлено в границах начала Первой мировой войны. Ясно, что соглашение 1916 года Сайкса-Пико рухнуло. Наша стратегия должна включать поддержку Сирийского Курдистана, который в конечном итоге может объединиться с Иракским Курдистаном», — предлагает военный.

Дальше своего американского коллеги пошел начальник Генштаба ЦАХАЛа генерал-полковник Гади Айзенкот. 5 июля, выступая в Комитете по иностранным делам и обороне Кнессета, генерал поставил борьбу с Ираном выше, чем уничтожение террористических группировок. «Для безопасности Израиля ограничение иранского влияния и вытеснение Ирана из Сирии важнее, чем уничтожение ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)», — приводит слова военачальника Asr-eIran.

Позиция Израиля в отношении Башара Асада и Ирана, как ни странно, противоречит израильским интересам. В случае падения режима Асада Тель-Авив останется один на один с арабским миром, который может переключится от борьбы с террористическими группировками (которые поддерживаются монархиями Персидского залива) к борьбе с Тель-Авивом.

Чем ответит Тегеран на российско-американский альянс в Сирии? По мнению иранского аналитика Наджафи, в случае достижения стратегических договоренностей между Кремлем и Белым домом, у Ирана остается немного вариантов для маневра.

Поскольку ныне иранское влияние распространяется на юго-западные и северо-западные районы Сирии, создание зон деэскалации вынудит Иран и проиранские силы покинуть эту территорию. Их сменят российские или американские военные. «Ирану следует использовать свои силы для расширения влияния на восток Сирии в район Дейр-эз-Зора, который удерживают боевики «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В этой операции иранские силы поддержат Силы народной мобилизации, которые могут войти со стороны иракской западной границы. Следует начать крупномасштабную операцию по освобождению Дейр-эз-Зора. Овладение этой провинцией позволит Ирану в разы увеличить политический вес и стратегическое преимущество в Сирии. Кроме того, победа в этом регионе пресечет маргинализацию иранского присутствия в Сирии», — считает эксперт. Вторым шагом он предлагает усиление взаимодействия между двумя акторами астанинского процесса — Ираном и Турцией. И только в последнюю очередь говорит о сохранении и укреплении союза с Москвой.

На деле мы видим, как американцы с помощью Россию решают для себя сразу несколько задач. Во-первых, они планомерно выдавливают Иран из Сирии, попутно укрепляя свои позиции на сирийской земле. Во-вторых, и это главное, зоны деэскалации фактически блокируют потенциальный транспортный коридор Тегеран-Бейрут, тем самым делая для Ирана безальтернативным турецкий маршрут.

Читайте ранее в этом сюжете: В Совбезе ООН сорвали осуждение обстрела посольства России в Дамаске