Корабль ВМФ России в Средиземном море
Корабль ВМФ России в Средиземном море
Mil.ru

20 июля 2017 года опубликован указ президента России Владимира Путина об утверждении основ государственной политики в области военно-морской деятельности. Документ, состоящий из 7 разделов, широко регламентирует направления развития ВМФ России, особенности его применения, имеющиеся угрозы и т.п. Подразумевается, что согласно положениям указа, должно осуществятся стратегическое планирование на период до 2030 года. Фактически, документ является аналогом военно-морской стратегии США. Проанализируем основные и самые интересные положения документа, а также реальность их исполнения.

Что касается первого раздела — общих положений, то имеющиеся в нём пункты по большей части очевидны и не требуют пояснений. Во втором же разделе, посвященном угрозам и опасностям, отдельного внимания стоит удостоить пункт о стремлении США и их союзников к доминированию в Арктике, а также достижению подавляющего превосходства своих военно-морских сил (ВМС). Надо сказать, что ВМС США и их союзников уже достаточно давно достигли подавляющего превосходства над ВМФ России, по крайней мере, в том, что касается надводного флота — чего только стоят 11 авианосных ударных групп (АУГ), имеющиеся в распоряжении Вашингтона. Что же касается Арктики — то имеющаяся там шельфовая нефть и газ действительно привлекают всех, хотя процесс освоения новых месторождений в этой части мира практически остановился после падения цен на углеводороды. В любом случае, Вооруженные силы России в последние годы делают серьезный акцент на создание военной техники, готовой к боевым действиям на Крайнем Севере, и это касается не только флота.

Подробнее: Россия возвращается в Арктику: от защиты шельфов до ядерного сдерживания

Третий раздел, посвященный целям, задачам и приоритетным направлениям государственной политики в области военно-морской деятельности, большей частью состоит из интуитивно понятных пунктов, таких как защита безопасности России, совершенствование флота, борьба с пиратством и терроризмом и т.п. Наиболее важными являются пункты о необходимости полного перехода на российскую научно-промышленную базу при разработке и производстве кораблей и создании инфраструктуры двойного назначения (как для военных кораблей, так и для гражданских судов) в Арктике и на Дальнем Востоке.

Корабельные артиллерийские установки
Корабельные артиллерийские установки
Mil.ru

Четвертый раздел посвящён роли ВМФ России в стратегическом сдерживании. В документе указывается, что военный флот лучше всего подходит для нивелирования американской концепции «глобального удара» (нанесение превентивного обезоруживающего неядерного удара по противнику) и в целом вносит серьезный вклад в сдерживание (с чем спорить сложно, учитывая наличие стратегических атомных подводных лодок). Акцент также делается на сдерживание с помощью неядерных высокоточных средств — речь в данном случае идёт о крылатых ракетах морского базирования.

Пятый раздел состоит из требований к ВМФ России, а также приоритетов в области его развития. Здесь находится один из самых сомнительных пунктов — стремление закрепиться на втором месте по силе военного флота в мире. Кроме того, указывается, что ВМФ России должен строить корабли океанской зоны и создать авианесущий комплекс (иными словами, авианосец). Что касается второго места — то, без учёта атомного подводного флота, гонка с тем же Китаем уже проиграна. Поднебесная активно строит корабли первого класса — авианосцы и крейсеры, причём ударными темпами, тогда как в России к сегодняшнему дню нет промышленных и кадровых возможностей для реализации таких проектов.

На корабле
На корабле
Mil.ru

Подробнее: Китай становится второй морской державой после США?

К сожалению, разговоры о строительстве авианосцев и эсминцев океанской зоны (сравнимых по возможностям и водоизмещению с ракетными крейсерами) идут на фоне серьёзных затруднений при постройке фрегатов, возникших из-за разрыва военно-технического сотрудничества России и Украины. Ко всему прочему, речи о глобальном перевооружении ВМФ России на фоне урезанной государственной программы вооружений до 2025 года, в которой флот как раз «порезан» больше всего, могут вызывать только грустную улыбку. Но надо сказать, что при недостатке ресурсов, с учётом географического положения России, дающего стране сухопутный и авиационный доступ почти во все зоны интересов страны, экономия на военном флоте действительно оптимальный путь. Тем более, что те же малые ракетные корабли, корветы, фрегаты и подводный флот позволяют широко применять высокоточные крылатые ракеты на огромной территории, в том числе всей Европы, заметной части Ближнего Востока и т.п.

Шестой и седьмой пункты посвящены механизмам реализации государственной политики, а также делают общие выводы и представляют мало интереса.

Таким образом, назвать опубликованный документ элементом «стратегического планирования» очень сложно — многие ключевые пункты, касающиеся перевооружения и развития флота выполнить в имеющихся реалиях невозможно, а попытка это сделать приведёт лишь к потере средств и времени. Остаётся только надеяться, что эти планы являются лишь агитацией и так и останутся на бумаге. Но надо признать — настоящего стратегического планирования очень не хватает.

Читайте развитие сюжета: Тихая гавань кризиса российского ВМФ и «Шторм»