Чем больше в деле белорусских «декабристов» конкретики, тем все более очевидным становится весь политический фарс происходящего вокруг Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина. За последние несколько дней это дело «обогатилось» сразу двумя весьма фактурными событиями, которые лучше всего показывают, что это дело имеет исключительно политический характер, а находящиеся в минском СИЗО журналисты, ученые и публицисты — политзаключенными.

Белоруссия
Белоруссия

Сначала, 14 июля в Минске состоялось первое, предварительное, заседание суда Советского района г. Минска по иску автора ИА REGNUM и других российских изданий Юрия Павловца к печатному изданию администрации президента республики газете «Советская Белоруссия» («СБ») о защите чести и достоинства в связи с декабрьской публикацией этого издания за авторством Евгения Кононовича — статьи «Поймали на слове», в которой он приравнял творчество Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина к палачам концлагерей в Озаричах, Тростенце, Бухенвальде, Освенциме и назвал их последователями Геббельса:

«Недонарод», «недогосударство», «недоязык» — вам ничего не напоминают эти эпитеты? Именно такие понятия использовали пропагандисты Геббельса и палачи концлагерей в Озаричах, Тростенце, Бухенвальде, Освенциме. Получается, что Павловец и Алимкин вольно или невольно к ним присоединились».

Ну, во-первых, и мы об этом неоднократно писали, слова «недонарод» и «недоязык» в публикациях белорусских декабристов никогда не употреблялись. Поэтому уже за одно это Коновича надо признать солгавшим. Во-вторых, понятие «недогосударство», «несостоявшееся государство» — являются давно устоявшимися научными терминами: «Несостоявшееся государство, провалившееся государство (англ.Failed state) — термин, применяемый для обозначения государства, которое не может поддерживать своё существование как жизнеспособная политическая и экономическая единица».

Это научное понятие в одной из своих статей употребил Дмитрий Алимкин. В одной из своих публикаций он выдвинул предположение о том, что Беларусь, отрываясь от Русского мира и уподобляясь свернувшей себе на Майдане шею Украине (государственность которой, как мы видим, с каждым днем, особенно после слов Захарченко о начале формирования Малороссии, стремится к нулю), движется в сторону несостоявшегося государства. Мог или нет публицист выдвинуть такое предположение, тем более опираясь на сформированный к этому времени терминологический научный аппарат? На мой взгляд, ответ, с учетом давно сформулированных постулатов методологии научного познания в работах Лакатоса, Куна, Поппера и так далее — очевиден. Тогда за что судят Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина? — Исключительно за то, что имели смелость публично заявить свои взгляды на происходящие в 2015—2016 годах тенденции в белорусской официальной идеологии и высказать свое несогласие с ними.

Смехотворность обвинений, выдвинутых Кононовичем, их надуманность, очевидны: «недогосударство» — это научное понятие, а «недонарод» и «недоязык» — придумала сама белорусская пропагандистская машина и попыталась оболгать журналистов с использованием глубоко подтасованных фактов. Это и не удивительно — когда нет чистых аргументов, как раз и используется грубая ложь и подтасовки фактов. И первое — подчеркиваю, даже первое предварительное ознакомление (наконец-то!) в суде с тем, что действительно писали «декабристы», показывает, что ничего из того, что им вменяла антирусская пропаганда — они не делали.

Следующее заседание состоится 24 июля. Интересно, представит ли ответчик на этот раз хоть какие-то аргументы в свое оправдание. В любом случае, этот процесс очень нужный, потому что как только происходит обращение к реальной фактуре дела, его заказной характер тут же становится очевидным. А если даже Кононовича и, с позволения сказать, «Советскую Белоруссию» признают невиновными, то получится, что это дело можно будет использовать как прецедент — кто угодно может кого угодно без всякой аргументации и доказательств обвинить в следовании идеям фашизма и за это ему ничего не будет. Интересно, понимает ли белорусское «правосудие», в какую ловушку оно себя загнало, и какой резонанс это дело будет иметь в России?

Второе событие, связанное с этим «делом», вообще настолько абсурдно, что вообще не понятно, как такое могло произойти. Суть состоит в следующем. Психолингвистическую экспертизу, на основании которой Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина в декабре обвинили в экстремизме (!), делали два человека из Республиканской экспертной комиссии по оценке информационной продукции на предмет наличия (отсутствия) в ней признаков проявления экстремизма — начальник управления воспитательной и идеологической работы научно-методического учреждения «Национальный институт образования» министерства образования, кандидат психологических наук, доцент Алла Анатольевна Кирдун и некая А.В.Андреева.

Однако, как показало ознакомление со списком экспертов этой самой республиканской комиссии по экстремизму, А.В.Андреевой в ней не было на декабрь 2016 года. Как она могла участвовать в экспертизе, не будучи членом самой комиссии? Это первый непонятный и прямо скандальный момент.

Второй же скандальный момент вообще не укладывается в голове. Оказывается, якобы независимую повторную экспертизу уже по заказу следствия делали те же самые эксперты, что и предварительное экспертное декабрьское заключение по заказу Мининформа — та же начальник управления воспитательной и идеологической работы научно-методического учреждения «Национальный институт образования» министерства образования, кандидат психологических наук, доцент Алла Анатольевна Кирдун и некая А.В.Андреева. Если использовать эти подходы, то зачем вообще нужен суд? Пусть бы следователи сразу одновременно выполняли две функции — сами предъявляли обвинения и сами, не отходя от кассы, зачитывали обвинительный приговор. О какой «независимой» экспертизе может в данном случае идти речь? Одни и те же люди стряпают на коленке сначала одну «экспертизу», а потом ее подтверждают. И вот на этом подходе базируется обвинение? Пусть каждый сам делает свои выводы.

В заключение же хотел бы только напомнить Кононовичу: если он в силу своего «образования» не в курсе, что гитлеровская пропаганда никогда не использовала в адрес белорусов такие слова как «недонарод», «недоязык», как он об этом пишет. Наоборот, она всячески подчеркивала, что белорусы — являются отдельным народом и нацией. Так, гауляйтер Кубе заявлял (цит. по научной статье «Фашистская пропаганда в войне против СССР»):

«Русские никогда ничего вам (белорусам — ред.) не давали. Земля, на которой вы стоите, тысячу лет белорусская. На протяжении этой тысячи лет вы находились под чужим сапогом: под господством поляков, литовцев, русских. Над вами господствовали русские. Но вам совсем нечего делать с русскими, они ваши враги, которые эксплуатировали белорусов».

Или возьмем вот это высказывание гауляйтера Кубе:

«С целью денационализации великорусского пространства и для предотвращения существующей или возможной великорусской идеи нужно поддерживать усилия национального самосознания белорусского народа».

Вот и получается, что сидят Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин, которые утверждали, что русские и белорусы — это один народ, вовсе не за то, что им инкриминируют. Данные выводы еще раз доказывают, что арест Юрия Павловца, Сергея Шиптенко и Дмитрия Алимкина является весьма грамотной и очень глубоко эшелонированной провокацией с целью вбить клин между русским и белорусским народом.