Откроет ли Эрдоган исторический «ящик Пандоры»

Почему Анкара вспомнила о событиях 1945 года на Боралтанском мосту

Станислав Тарасов, 16 июля 2017, 12:38 — REGNUM  

На одном из мероприятий, посвященных годовщине провалившегося путча, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обрушился с критикой на лидера Народно-республиканской партии (НРП) Турции Кямала Кылычдароглу, пишет газета Milliyet. В частности, президент обвинил лидера оппозиции в том, что тот возглавляет партию, которая «предала наших братьев азербайджанцев на мосту Боралтан» (связывает Нахичеванскую автономию с Турцией). По его словам, «тогда они не открыли границы для бежавших в Турцию азербайджанцев и расстреляли их».

Но вот в сентябре 2012 года, будучи главой правительства, Эрдоган говорил немного другое: «В 1945 году 146 представителей азербайджанской интеллигенции убегают от сталинских репрессий в Турцию. Думая, что нашли пристанище у своих турецких братьев, они даже представить себе не могли, как их подло предадут. Азербайджанцы, поняв, с каким предательством они столкнулись, даже просят турецких командиров расстрелять их под турецким флагом. Но тогдашнее правительство НРП, не выдержав требований Сталина, возвращает их. И наши азербайджанские братья со связанными руками передаются в руки советской власти, которая их расстреливает прямо на глазах турок». В конце мая 2015 года, возглавлявший тогда правительство Турции Ахмет Давутоглу на предвыборном митинге правящей Партии справедливости и развития (ПСР) в провинции Йозгат решил вновь напомнить, что «в период нахождения у власти в 1944 году НРП выдала коммунистам 146 азербайджанцев, просивших убежища в Турции».

Отсюда вопросы. Упомянутые 146 азербайджанцев бежали в Турцию в 1945 году, и в этой связи Советское правительство потребовало их выдачи или они оказались в Турции в эмиграции в 1920-х годах в ходе советизации Азербайджана? Если это факт имел место быть, то кто же расстрелял 146 азербайджанцев, турецкие власти или большевики?

История на службе Эрдогана

Президент часто прибегает к приемам использования исторического материала в борьбе против своих главных политических оппонентов, НРП, и не только с ними. Однажды на заседании парламентской фракции ПСР он демонстрировал снимки с первой полосы газеты Cumhuriyet начала 1933 года, где было опубликовано приветствие турецкого правительства Адольфу Гитлеру в связи с его приходом к власти в Германии, обвинив НРП в «политической беспринципности». Это была хоть какая-то ссылка на имеющийся материал, правда, газетный. В других случаях подтвердить обвинения удавалось не всегда. Недавно голландский премьер Марк Рютте публично обвинил Эрдогана в фальсификации истории. Речь шла о причастности нидерландских миротворцев к резне в Сребренице в 1995 году. Доля истины тут в том, что миротворцы, которые должны были обеспечивать безопасность Сребреницы, отказались вступать в бой. В 2007 году международный трибунал квалифицировал произошедшие массовые убийства как геноцид.

Но что же сейчас, почему Анкара не демонстрирует документы из своих архивов, которые подтвердили и укрепили бы выдвигаемые против НРП обвинения, касающиеся ее «причастности» к событиям 1945 года на Боралтанском мосту? Да и существуют ли, сохранились ли такие документы вообще? Полагаем, что они есть, но Анкара не придает их гласности по серьезным причинам, о которых скажем чуть позже. Пока же так называемая документальная база основана только на публикациях в турецких газетах, но с такими деталями, которые можно почерпнуть лишь после знакомства с документами. Так, газета Sabah в 2015 году поведала, что всю эту историю затеял директор дома культуры и библиотеки турецкого города Карс Тамраз Кесаменли. Ссылаясь на очевидцев, он сначала рассказал об этом депутату Великого национального собрания от Карса Юнису Гылычу и попросил проинформировать премьер-министра Эрдогана, который по логике должен был бы сделать запрос в исторический архив, прежде чем придавать ее гласности. Хотя бы для того, чтобы не путаться в заявлениях.

Снова спросим, о чем идет речь — о том, что «146 представителях азербайджанской интеллигенции убегают от сталинских репрессий в Турцию в 1945 или 1944 году», или об азербайджанской политической эмиграции, которая осела в Турции после советизации Азербайджана? И в первом, и во втором случаях Эрдоган открывал «ящик Пандоры». Если говорить о представителях азербайджанской политической эмиграции в Турции, то, как свидетельствуют опубликованные документы Первого управления НКВД СССР, азербайджанская эмиграция в Турции с начала военных действий Германии против СССР значительно активизировала свою антисоветскую деятельность.

Из Указания НКВД СССР № 41/1060 наркомам внутренних дел Азербайджанской и Грузинской ССР от 2 сентября 1941 года о принятии мер по пресечению подрывной деятельности азербайджанской и горской националистической эмиграции, действующей с территории Турции: «Разрозненные отдельные группы азербайджанской и горской эмиграции теперь сблокировались, их руководители связались с представителями немецкого и турецкого правительств, откуда получают поддержку и указания по развертыванию подрывной работы на Кавказе». Поэтому причины, побудившие Сталина требовать у Турции выдачи после победы в Великой Отечественной войне наиболее активных представителей азербайджанской эмиграции можно еще объяснить. Кстати, Кесаменли заявил, что «Сталин выявил в Турции их местонахождение и потребовал их выдачи» и «находящееся у власти в Турции правительство Иненю без колебаний посадило 146 азербайджанских тюрок в поезд и отправило из Карса по Боралтанскому мосту русским».

Сложнее рассуждать, если иметь в виду попытку бегства из Азербайджана в Турцию определенных представителей азербайджанской интеллигенции, которая в таком случае может считаться «пятой колонной». Не случайно, как писала одна из турецких газет, Эрдоган «стрелял из кривой двустволки», пытаясь сразу попасть в две цели. Первая: нанести политический удар по возглавлявшему с 1938 по 1972 годы НРП, бывшему в 1945 году президентом Турции Исмету Иненю. Вторая, — наносился удар по Азербайджану, во главе которого тогда стоял первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Мирджафар Багиров, при котором, кстати, начинал свою политическую карьеру Гейдар Алиев.

Где документы и есть ли они?

Наши попытки навести соответствующие справки в российских архивах не дали результатов. Поэтому приведем сведения, которые фигурируют на страницах бакинской печати. Как сообщала газета «Зеркало», «документов, могущих подтвердить подлинность высказывания Эрдогана и других турецких политиков относительно событий на Боралтанском мосту нет в азербайджанских архивах». Согласно данным той же газеты, «в архивах Азербайджана по истории не нашлось практически никаких документов, относящихся к 1943, 1945, 1983, 1988, 1989, 1991, 1992, 1993, 1994, 1998 годам. Бесследно исчезли около 50 сборников папок-документов». Похоже, что и в России из архива Главной военной прокуратуры исчезло 57 томов из дела Багирова. Поиски могли бы быть облегчены, если бы турецкая сторона опубликовала исторический документ, на который ссылался Эрдоган. Такого пока нет. Поэтому история со 146 представителями «азербайджанской интеллигенции» обрастает самыми невероятными версиями.

Согласно одной из них, 146 «азербайджанских интеллигентов» были евреями, границу с Турцией они пересекали не добровольно, а были вывезены туда на самолете сотрудниками советского НКВД. И расстреляны они были не в советском Азербайджане, а в Турции. Причем вопреки воле тогдашнего первого секретаря ЦК КП Азербайджана, о чем был хорошо информирован президент Турции Иненю. Не случайно Гульсун Бильгехан, внучка Иненю, после выступления Эрдогана сообщила, что ее дед был вынужден вернуть перебежчиков, так как Сталин хотел воспользоваться этим предлогом для начала войны с Турцией. Но в СССР кампания по борьбе с «безродным космополитизмом» началась в 1948 году, а знаменитое «Дело врачей» — в 1953 году. До того в Советском Союзе, в руководстве которого было немало евреев, их преследований не наблюдалось. Более того, позиции евреев была настолько прочными, что в 1944 году им едва не удалось создать Еврейскую Крымскую Советскую Социалистическую республику. Так что в 1945 году евреям не имело смысла бежать из СССР.

Другое дело — взаимоотношения между Иненю и Сталиным. Отставка в октябре 1937 года премьера Иненю и назначение на этот пост Джеляля Баяра в Москве была воспринята как политическая победа в Турции западников. В справке об Иненю, подготовленной заведующим Ближневосточным отделом Наркомата иностранных дел СССР Н. Новиковым, отмечалось, что Иненю является сторонником этатизма и опоры на внутренние ресурсы. Во внешней политике он — защитник независимости Турции, сторонник развития дружественных отношений с СССР. В справке Новикова также указывается, что между Ататюрком и Иненю имелись трения по вопросу об ориентации во внешней политике.

Иненю после высадки союзников в Нормандии 15 июня 1944 года и изгнания фашистских войск с территории СССР, отправил в отставку министра иностранных дел Нумана Менеменджиоглу, который проводил политику «нейтралитета в пользу Германии». Президент стал подавлять внутреннюю оппозицию, инициировал в Стамбуле судебное расследование по делу 23 человек, обвиняемых в расизме-туранизме. В турецких газетах обсуждались возможности возрождения идеи советско-турецкого пакта. Более того, пишет турецкий историк Гюрюн, Сталин, рассуждая о критериях приема в ООН, упомянул и Турцию.

В феврале 1945 года Турция объявила войну Германии и Японии, однако военных действий турецкая армия так и не начала. 19 марта 1945 года советское правительство денонсировало советско-турецкий договор о дружбе от 1925 года, после чего начались неформальные консультации и переговоры о заключении нового договора. В мае 1945 года Турция предложила проект соглашения, при котором в случае войны гарантировался бы свободный проход армии и флота СССР через турецкую территорию. В июне при встрече посла Турции в Москве С. Сарпера с Молотовым советский нарком иностранных дел заявил о желательных условиях заключения нового соглашения: введение режима совместного советско-турецкого контроля в Черноморских проливах (с размещением советской военно-морской базы), возвращение Советскому Союзу территорий, отошедших Турции по Московскому договору 1921 года.

Именно на этот период и приходится поведанная Эрдоганом история о расстреле 146 «азербайджанских интеллигентов». В принципе, это трагическое событие вписывается в логику тогдашнего контекста советско-турецких отношений. Но по всем признакам речь можно вести о представителях азербайджанской эмиграции в Турции, которые сотрудничали с германскими нацистами. Тогда в формуле Закавказье — Турция оставалось много взаимосвязанного. Москва и Анкара продолжали внимательно наблюдать друг за другом, продвигать свои интересы. В зависимости от формирующейся политической и геополитической ситуации на Ближнем Востоке в отношениях двух стран менялась тональность. В то же время интригующая история с событиями на Боралтанском мосту нуждается в серьезном научном изучении. Многое в ней по-прежнему остается таинственным.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.