«Макрон – американский продукт. Фигурально говоря, ему сделана лоботомия»

Пьер Малиновский: «Франция далека от пробуждения национального самосознания»

Дарья Андреева, 11 июля 2017, 12:39 — REGNUM  Исторические изыскания способны положительно повлиять на отношения Франции и России, бывших союзниками на протяжении мировых войн, уверен Пьер Малиновский, эксперт по истории России, экс-депутат Европарламента. В своем интервью Пьер Малиновский рассказал о сделанных им археологических находках, поделился мнением о Марин Ле Пен и Эммануэле Макроне и том, что ждет Пятую Республику в ближайшее время.

Судя по вашей фамилии, можно предположить, что у вас русские корни. Расскажите, пожалуйста, об истории вашей семьи и своем отношении к России.

Нет, по происхождению я не русский. Мой отец — поляк, а мать — француженка. Однако семья моего отца проживала во Франции с 1917 года. Таким образом, я француз и только француз. Что не мешает мне всей душой любить Россию, ее народ, историю, культуру и, конечно, лучшего президента 21-го века — Владимира Путина.

Вы были членом партии «Национальный фронт». По-вашему мнению, почему результаты президентских, а затем парламентских выборов были именно такими для Марин Ле Пен и «Национального фронта». Что происходит сейчас внутри партии?

Год назад я прекратил членство в «Национальном фронте», но остался очень близок к Жан-Мари Ле Пену и Марин Ле Пен. Также я неофициально принимал участие в избирательной кампании по некоторым направлениям, но я уже давно понял, что Марин Ле Пен не победит. Она не победит никогда. Франция не желает, чтобы ее президент носил фамилию Ле Пен. Проблема в том, что французский народ не принимает семейные династии. После того как провалилась президентская кампания, внутри партии начались внутренние разногласия. Необходимы серьезные перемены.

А как вы оцениваете фигуру нового президента Франции Эммануэля Макрона?

Макрон — это американский продукт. Фигурально говоря, ему сделана лоботомия в Нью-Йорке, его мозг отформатирован таким образом, что он мыслит как банк, а не как французский патриот. Тем не менее нельзя отрицать: в том, что касается вопросов дипломатии, он успешнее, чем Франсуа Олланд, который был самый худшим президентом в истории Франции. Нам нужно посмотреть, что будет происходить в ближайшие месяцы, прежде чем делать окончательные выводы.

Россия и Франция были союзниками в определенные исторические периоды, но сейчас наши страны очень далеки от подобного высокого уровня сотрудничества. Какими бы вы хотели видеть российско-французские отношения в будущем?

Действительно так. Мы были союзниками на протяжении Первой и Второй мировых войн, которые стали самыми ужасными трагедиями в истории наших стран. Но, несмотря на это, мы сейчас далеки так, как не были никогда. Но это вина не России, а Франции, ставшей вассалом США и Германии. Франция отказывается от руки помощи, протянутой Путиным. Как мы можем отказываться от сотрудничества с Россией в борьбе с терроризмом, при том, что мы сами приложили руку к его созданию? Я борюсь за то, чтобы восстановить наши альянсы прошлого, и пытаюсь объяснить своим соотечественниками, что русская кровь проливалась на французскую землю в 1917 году для того, чтобы мы были свободными.

Вы много лет занимались исследованиями Первой и Второй мировых войн. Находили вы какие-то интересные факты, которые были бы полезны для сегодняшней политики?

Три года поисков, которыми занималась группа археологов во главе со мной, увенчались успехом в декабре прошлого года. Впервые в истории нам удалось обнаружить останки русского солдата, погибшего 19 апреля 1917 года во время битвы при Курси, вместе с другими солдатами Русского экспедиционного корпуса. Эта находка окажет позитивное воздействие на сознание французов. Положительным эффектом повлияет и строительство будущего монумента в Курси в честь русских солдат, погибших за Францию. Особенно, если президенты обеих стран посетят его открытие. Добавлю, что студенты из России с 7 по 27 августа приедут во Францию, чтобы вместе со мной участвовать в раскопках и отыскать останки своих соотечественников, погибших во время Первой мировой.

Не так давно, на пресс-конференции в Москве, вы заявили, что 70% европейцев поддерживают отмену антироссийских санкций, но политики по-прежнему не слышат мнение людей. Каковы реальные условия отмены санкций?

Санкции — это стратегия американцев, чтоб настроить Европу против России. Они ослабляют ее экономику, а США продолжают оставаться властелином мира. Все потому, что они почувствовали: Путин снова вернул Россию в качестве игрока на мировой шахматной доске. Я думаю, что санкции будут сохраняться, пока не задушат самих их инициаторов, и что они не влияют на российскую экономику.

Правые партии и партии, выступающие против истеблишмента, набирают силу в Европе, каких перемен ждать на континенте?

Эти партии ждут периоды взлетов и падений. Они могут набирать большое количество голосов в свою поддержку на выборах, а затем не получать ничего больше в течение года или двух. Они куда более оппозиционны, чем нынешние правительства. Европейские страны сохранят евро, в том числе и Франция. Шенгенская зона также останется. Французскому менталитету чуждо чувство патриотизма и национализма, несмотря на атаки, которым подвергается Франция. Пробуждение национального самосознания не произойдет в ближайшие пять лет, если не случатся масштабные события.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail