Австрийский город Мауэрбах ждет министров иностранных дел Азербайджана и Армении. Понятно, что они не будут играть в нарды, пить армянский коньяк или азербайджанский чай. Такие встречи и переговоры всегда носят конкретный характер. Но вместе с тем ясно, что речь идет сейчас о переговорах о переговорах, обсуждении возможностей очередной встречи президентов Азербайджана Ильхама Алиева и Армении Сержа Саргсяна. Однако никто не знает, существует ли у сторон, связанных с Нагорным Карабахом, политическая воля для возвращения к полноценным переговорам, ввиду того, что происходит в зоне нагорно-карабахского конфликта. Очевидно только то, что стороны не рискуют срывать переговорный процесс, но и договариваться не желают, имея взаимоисключающие повестки.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, вооруженные стычки на линии соприкосновения конфликтующих сторон в зоне нагорно-карабахского конфликта ставят под сомнение сам факт возможности возобновления переговорного процесса по урегулированию ситуации. Баку к тому же пытается развернуть широкую пропагандистскую кампанию вокруг истории села Алханлы Физулинского района, где погиб малолетний ребенок. Не получилось. Потому что жертвы есть и с армянской стороны. Сначала Минская группа ОБСЕ квалифицировала столкновения в зоне конфликта как провокацию и призвала стороны к возобновлению переговоров, затем МИД России, как и пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, выступил с призывом к сторонам соблюдать «сдержанность и имеющиеся договоренности».

А договоренности, безусловно, существуют. Речь идет о реализации достигнутых после апрельской войны 2016 года Венских и Санкт-Петербургских соглашений, предусматривающих создание в зоне конфликта системы мониторинга и появление там международных наблюдателей. Однако азербайджанская сторона не просто напрочь игнорирует эти документы. Так, официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил, что «единственным путем урегулирования карабахского конфликта является исполнение Ереваном плана Минской группы по выводу армянских войск с оккупированных азербайджанских территорий Азербайджана». Что это за план такой?

Еще в марте нынешнего года американский сопредседатель МГ ОБСЕ Ричард Хогланд заявлял, что на столе переговоров лежит документ, состоящий из трех частей. Но, по его словам, «обнародовать этот план посредники не могут, поскольку дипломатия похожа на игру в покер — когда есть вероятность изменения некоторых моментов, разглашать предварительно весь план нецелесообразно». При этом он уточнил, что обнародовать план можно будет только после того, как МИД Армении и Азербайджана согласуют имеющиеся предложения, а также после переговоров на уровне президентов.

«Мы убеждены, что «на выходе» обе стороны могут остаться в выигрыше. Компромисс возможен», — отметил Хогланд. Но переговоры по урегулированию конфликта на протяжении многих лет проходят в режиме секретности. Поэтому публичные официальные заявления Баку и Еревана в отношении перспектив урегулирования адресованы не только определенному кругу «посвященных лиц», но и становятся элементом информационной войны, ориентированной как на дезинформацию общественности, так и создают определенное давление на сопредседателей Минской группы.

Исключением не является и нынешняя ситуация. В бакинских СМИ появились публикации, в которых утверждается, что МГ ОБСЕ проявляет «бездеятельность, демонстрирует верх лицемерия и никчемности». Что Москва якобы «добивается ожидаемого результата после трагедии, вызвавшей смерть двухлетней девочки и ее бабушки». Что «российский МИД подливает масла в полыхающий огонь». Наконец, что «северный сосед (имеется в виду Россия — С.Т.) в последние месяцы испытывает терпение Азербайджана». Затем, когда азербайджанские телеканалы показали кадры о поставках закупленной по контракту российской военной техники, в Баку стали транслировать «впечатление», что Москва в отношении Нагорного Карабаха «стоит на стороне Баку».

Это же происходит и в оценках состоявшейся в Стамбуле встречи президента Азербайджана с государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном. Как заявляет депутат меджлиса Эльмира Ахундова, «мы ждем многого от США, в первую очередь как от страны — сопредседателя МГ ОБСЕ, в решении карабахского конфликта». И что именно? Ведь позиция американского сопредседателя в Минской группе даже после прихода на пост президента Дональда Трампа не претерпела никаких изменений. Тем не менее в Баку пытаются создать вокруг Трампа образ «вот приедет барин, он нас и рассудит». Похоже, что азербайджанская сторона испытывает дефицит политической воли, равно это можно допустить и в отношении армянской стороны.

Читайте развитие сюжета: В Ереване заявляют о провокации Баку перед встречей глав МИД