Нетаньяху пытается выдавить Иран из Сирии

Москве необходимо сохранять альянс с Тегераном и Анкарой

Станислав Тарасов, 10 июля 2017, 10:29 — REGNUM  

После того, как Россия и США договорились о прекращения огня на юге Сирии, а введенный режим деэскалации, по свидетельству очевидцев, действует пока что без провокаций и нарушений, в открытую игру решил вступить премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Прежде всего, он сообщил, что накануне встречи в Гамбурге американского и российского президентов этот вопрос обсуждался им с ними по телефону. «Они оба сказали мне, что понимают позицию Израиля и рассмотрят наши требования», — сообщил Нетаньяху. Какие?

Оказывается, Израиль рассчитывает, что Москва и Вашингтон «при организации перемирия в юго-западных районах соседней страны не допустят закрепления в Сирии иранских сил». Однако здесь есть неясности. В тот самый момент, когда в формате астанинского процесса между Россией, Турцией и Ираном началась дискуссия относительно зон деэскалации в Сирии, в американских СМИ появилась информация о том, что Вашингтон ведет с Москвой «тайные переговоры», касающиеся создания зоны безопасности в Сирии. Эта новость первоначально воспринималась, как фейк. Затем появились сообщения о встречах в Иордании американских и российских дипломатов, их переговорах, что, кстати, нашло подтверждение в заявлении министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Гамбурге.

Таким образом, образовалось сразу два переговорных процесса на сирийском направлении: иорданский и астанинский. Пересекались ли они или развивались параллельно? Ответа на этот вопрос пока не существует. Турция, как один из авторов проекта по созданию зон деэскалации, во всяком случае, на уровне своих СМИ фиксировала ситуацию. Что же касается Ирана, то он отмалчивался. Теперь, утверждает агентство Associated Press, к соглашению о прекращении огня на юге Сирии могут присоединиться Израиль и Иордания, у которых общая граница с южной частью Сирии. В то же время агентство считает, что «данная сделка никак не относится к договору о создании зон деэскалации в Сирии, подписанному Ираном, Россией и Турцией в Астане в мае 2017 года». Так в сирийское уравнение наряду с Москвой, Анкарой и Тегераном легитимно вводятся США, Израиль и Иордания.

Сирия — Ближний Восток: новая ситуация

Еще недавно в описании израильских экспертов юг Сирии обозначался ареной сражений «Хезболлы», сирийских правительственных войск и бойцов иранского Корпуса стражей исламской революции против вооруженных сил оппозиции. Выдвигалась версия, что Тегеран прорывается к Бейруту и создает так называемую шиитскую ось. Южный фронт, протянувшийся в треугольнике между Кунетрой на сирийских Голанских высотах, Дараа и Дамаском, считался не только главным плацдармом противников Дамаска, не связанных с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но и вариантом объединения в один фронт Южного Ливана и сирийских Голанских высот. В той связи эксперты предрекали, что «часть Сирии, остающаяся под контролем президента Башара Асада, могла стать частью подконтрольного Ирану так называемого Великого Ливана».

Если бы события развивались по такому сценарию, то Израиль неизбежно столкнулся бы с новой геополитической реальностью. Он ответил контригрой. Существуют данные, подтверждающие, что Израиль поддерживал базировавшуюся в Иордании группировку «Джабхат ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), противопоставляя ее «Хезболле». Теперь, после договоренности между Россией и США о прекращении огня на юге Сирии, ситуация на северных рубежах Израиля резко меняется.

Премьер требует большего

Нетаньяху заявляет, что «Израиль будет приветствовать настоящее прекращение огня в Сирии, но оно не должно привести к консолидации сил Ирана и его сателлитов в Сирии», хотя прекрасно осведомлен, что Тегеран является одним из авторов проекта по созданию зон деэскалации в Сирии. С таким требованием премьер выступает уже не первый раз, но каждый раз оно звучит на новом фоне. Во время последнего посещения Москвы в марте нынешнего года он, как писала израильская газета Haaretz, требовал, чтобы «мирное соглашение по сирийской гражданской войне обеспечило уход иранских военных из страны», ссылался при этом на возможность открытия Ираном «фронта против Израиля на Голанских высотах».

Теперь такая угроза нейтрализуется. К тому же ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) начинает сходить с геополитической сцены региона. Проблема в том, верит ли сам Нетаньяху в то, что договоренность между Россией и США о прекращении огня на юге Сирии перерастет в какой-то устойчивый альянс на сирийском направлении, что позволит выйти на реальный процесс по политическому урегулированию в Сирии? Если да, то тогда можно было бы оговаривать условия присутствия на территории этой страны иностранного военного контингента, в том числе иранского. Но пока это проблема отдаленного будущего, особенно учитывая антииранскую риторику администрации Трампа, которая сковывает — хотя и не совсем — возможности для маневров руководства Израиля на сирийском направлении.

Израиль мог бы сделать сильный ход: заявить о своей поддержке президента Сирии Башара Асада, нейтрализуя таким образом одно из условий военного присутствия в этой стране Ирана. Ситуация сейчас такова, что Москва и Тегеран открыто поддерживают Дамаск, в то время как позиция Турции остается противоречивой. При этом важно отметить следующее. Если вывести за скобки рассуждения о необходимости борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), дальнейшие намерения России и Ирана в Сирии не столь очевидны, тогда как для Анкары острой проблемой и угрозой являются планы курдов, что затрагивает и Тегеран. Открытым остается вопрос об интересах в Сирии и других арабских стран.

Проблема конвертации

Россия не раз заявляла (Турция и Иран тоже) о территориальной целостности и суверенитете Сирии. Как говорила Москва, «только законные власти, законно избранные в Сирии, будут иметь право требовать вывода всех иностранных сил из страны». Выбивать из этой обоймы один только Иран, как это пытается сделать Нетаньяху, значит, разваливать и без того шаткую формирующуюся дипломатически-военную конструкцию в Сирии. Тем более что на протяжении истории, что России, что Турции, что Ирану неоднократно приходилось выступать соперниками меж собой, а вот сегодня они выступают в едином альянсе и смогли достичь важных целей, одной из которых — на юге Сирии — воспользовался и Израиль.

И еще. Как пишет The Washington Post, появилась карта Сирии, рассеченная надвое синей линией реки Евфрат, которую называют неофициальной линией «деконфликтизации» между силами сирийского режима, расположившимися к западу от реки, и отрядами сирийских курдов, которые размещаются к востоку от нее. Первые пользуются поддержкой России, а вторые — США. Эта линия заставляет стороны воевать с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а не друг с другом. Одним словом в сирийском конфликте завязан тугой узел интересов не только региональных, но и внешних игроков, который разрубить одним мечом никому не удастся. Сделаны только первые реальные шаги на пути прекращения войны и создания условий для конвертации достигнутого в дипломатический успех.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.