Автору этих строк уже неоднократно доводилось разъяснять очевидный, но вуалируемый в российских СМИ факт категорического нежелания японского правительство разрешить своим компаниям участвовать в проецируемой «совместной хозяйственной деятельности» на русских Курилах без введения Москвой по сути ограниченного суверенитета РФ над этой территорией. Посетившая с 27 июня по 1 июля острова, на которые открыто и напористо претендует официальный Токио, японская «бизнес-миссия» из 69 человек во главе с помощником премьер-министра Эйити Хасэгавой не оставила по этому поводу никакого сомнения. Глава японской делегации от имени своего правительства, по сути, в ходе этой поездки выдвинул российской стороне ультиматум, настаивая на «осознании необходимости создания специального правового режима на островах». Другими словами, выдвинуто условие о том, что работать на островах японцы согласятся только при введении некоего особого законодательства, признающего претензии соседа на имеющие большое хозяйственное и военно-стратегическое значение острова южной части Курильской гряды — Кунашир и Итуруп, а также на Малую Курильскую гряду, именуемую Хабомаи, включающую и остров Шикотан. Сделать это якобы необходимо, дабы обеспечить «беспрепятственное движение товаров и людей».

Кукрыниксы. Ни шагу назад! 1942
Кукрыниксы. Ни шагу назад! 1942

Российская же сторона, в первую очередь МИД РФ, согласиться со столь явным ущемлением суверенитета своей страны под давлением сопредельного государства не может. Тем не менее, периодически делая жесткие заявления о незыблемости российского суверенитета на законно принадлежащих нашей стране Курильских островах, российские дипломаты и политики, похоже, все же рассчитывают нащупать какой-то «компромисс». При этом в стремлении во что бы то ни стало «затащить» японцев на Курилы чиновники МИД предлагают свои схему и порядок действий. А именно, пусть японцы сначала определятся, в чем будет состоять их участие в развитии южных Курил, а там, дескать, будем решать, на каких условиях работать. «Только после согласования взаимовыгодного наполнения проектов, реализация которых содействовала бы социально-экономическому развитию южных Курильских островов, российская сторона будет готова перейти к обсуждению конкретных параметров их осуществления, в том числе касающихся облегчения взаимных поездок», — ответили в МИД РФ на вопрос РИА «Новости», готова ли Россия обсуждать с Японией перспективы создания такого специального правового режима.

Эйити Хасэгава
Эйити Хасэгава
President.tatar.ru

Подобный, прикрытый дипломатическим флером ответ вряд ли удовлетворит Токио, добивающегося ни много ни мало как введения на Курилах «новой правовой основы», примеры которой трудно отыскать в истории мировой политики и дипломатии. В посольстве Японии в РФ делают упор на то, что по итогам поездки Хасэгава заявил о большом потенциале для дальнейшего развития инфраструктуры на четырех островах, но при условии, что воплощение в жизнь конкретных проектов должно одновременно сопровождаться созданием все той же «новой правовой основы», призванной-де «стать большим плюсом для углубления взаимопонимания и доверия между народами Японии и России, а значит, и на пути к заключению мирного договора». Не приходится говорить, что в Японии все хорошо знают, что конечной целью освоения японцами Курильских островов является их переход под суверенитет Страны восходящего солнца. Конечно же, понимают это и в Москве.

Как объяснял мне один японский журналист, на первых порах Японию устроила бы какая-то форма совладения островами, этакий кондоминиум, а там пусть сами жители решают, при каких законах им лучше жить. Как тут не вспомнить русскую сказку про лукавую лису, прогнавшую зайчика из его лубяной избушки.

Желая оттянуть ответ на жесткое японское требование изменить для граждан Японии законы РФ, чиновники российского МИД ссылаются на то, что поставленные делегацией Хасэгава конкретные вопросы будут-де «рассмотрены на очередном раунде профильных консультаций на уровне заместителей министров иностранных дел». При этом российским дипломатам можно только посочувствовать, ибо им приходится изыскивать слова и выражения, не ущемляющие принципиальные позиции суверенной страны, интересы которой они обязаны защищать, но и не раздражающие японских партнеров по переговорам резким отказом. Однако подобная детская игра «Да» и «Нет» не говорить, черный с белым не носить», полагаю, долго длиться не может.