В начале этой недели министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский нанес неожиданный удар по украинским националистам, заявив, что Польша наложит вето на потенциальное вступление Украины в Европейский союз, «если не будут решены исторические вопросы и вопросы прав меньшинств». Под историческими вопросами, как объяснил министр, понимается культ Бандеры, под вопросами о правах меньшинств — языковая политика майдана (запрет говорить на родных языках и обязанность говорить на «государственном»).

Бандера
Бандера
Иван Шилов © ИА REGNUM

Надо сказать, что польские политики высказываются на эту тему не впервые. Ранее глава правящей партии Польши «Право и справедливость» Ярослав Качиньский заявил Петру Порошенко, что Киев «не войдет в Европу с культом Бандеры». На Украине эти слова явно не восприняли всерьез, иначе не объяснить, почему львовские власти не только дали провести «ШухевичФест» в дни годовщины массового убийства евреев украинскими националистами, но и стали одними из организаторов этого «праздника».

Реакция Киева на демарш Ващиковского состояла из официальной и неофициальной частей. Официальная заключалась в том, что польского посла вызвали в украинский МИД и «обратили внимание на необходимость более сдержанного подхода к историческим вопросам». Кроме того, официальный Киев «подтвердил готовность к дальнейшему развитию равноправного и конструктивного взаимодействия с Польшей в духе взаимного понимания и уважения». В переводе на русский язык это означает: забудьте, что наши «герои» резали вас и евреев, забудьте, что мы прославляем этих «героев», и давайте вместе «бороться» сами знаете с кем.

Неофициальную реакцию озвучил сын нацистского преступника, лидера Украинской повстанческой армии Романа Шухевича, депутат Верховной рады от Радикальной партии Юрий Шухевич. Он заявил, что не полякам решать, кто на Украине «герой», что хватит"танцевать под их дудку», что ему хочется «плюнуть полякам в морду», что Польша «всегда нас делила» и, не исключено, хочет сделать это еще раз. «Зачем такие партнеры?» — резюмировал сын Шухевича.

Юрий Шухевич. Верховная Рада Украины. 2015
Юрий Шухевич. Верховная Рада Украины. 2015
ВАДИМ ЧУПРИНА

Ранее в Польше демонтировали памятник «Украинской повстанческой армии» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), парламент страны признал действия украинских националистов в 1939—1945 гг. геноцидом польского народа, а польские историки и политики выступили с рядом острых заявлений против украинского культа Бандеры. В свою очередь, в западноукраинских областях поджигали польскую школу и обстреливали польское консульство.

Неожиданная принципиальность польских политиков стала мешать майдану сидеть на двух стульях. Культ Бандеры-Шухевича был придуман для того, чтобы «сплотить» страну вокруг чего-нибудь антирусского, а заодно привлечь на свою сторону боевиков для физического захвата власти. В киевских кабинетах никто, кроме самых отмороженных, не верит в Бандеру-Шухевича всерьез. Однако же и отказаться от них затруднительно. Во-первых, если Украина — это не Бандера, то что она тогда? Неужели южнорусская провинция? Во-вторых, если сказать боевикам, что их кумиры — не герои, а преступники, то не захотят ли они вслед за свержением Януковича свергнуть и Порошенко?

На двух стульях, кстати, сидит и Польша. С одной стороны, она размещает у себя базы НАТО, принимает сотни тысяч дешевых украинских гастарбайтеров, выдвигает безумные обвинения в намеренном убийстве Россией своей делегации в печально известном «пьяном самолете». С другой стороны, Польша сотрудничает с Россией по некоторым экономическим проектам и блокирует рост украинского экспорта в ЕС.

Однако вышеупомянутый «культ Бандеры» выводит поляков из зоны комфорта. Проглотить поклонение тем самым людям, которые вырезали поляков и евреев со звериной жестокостью — это чересчур. На Украине надеялись, что нацизм останется продуктом внутреннего потребления и что на Западе его вообще не заметят. Так бы оно и вышло, если бы вопрос о Бандере-Шухевиче не был столь принципиален для поляков.

Неудивительно, что именно вопрос о нацистах заставляет всех определиться. Более явную точку бифуркации трудно и представить. Какое-то время можно не обращать внимания на некоторые противоречия, вроде того, что Россия, построившая мемориал в Катыни — плохая, а Украина, чьи власти прославляют нацистов и преступников — хорошая. Но неизбежно наступает момент, когда тебе начинают тыкать этими аргументами в лицо. Рано или поздно тебя начнут спрашивать на каждой пресс-конференции, по какой такой причине ты поддерживаешь нацистов, чьи герои убивали твоих предков.

Нет полной уверенности в том, что чувство собственного достоинства окажется для польских политиков важнее конъюнктуры. Но в этом, конечно, их единственный шанс не остаться в истории трусливыми подлецами.