Подготовка к предстоящему 7−8 июля саммиту «двадцатки» в Гамбурге идет полным ходом — первые лица ведущих стран мира проводят знаковые встречи и делают не менее знаковые заявления. Все понимают, что предстоящий форум будет рубежным в плане расстановки сил на мировой арене в ближайшие годы.

Путин и Си Цзиньпин
Путин и Си Цзиньпин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Основная интрига саммита закручивается вокруг встречи президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа — удастся ли установить доверительный контакт лидерам двух стран и не играть в игру с нулевой суммой. Надежда на это есть. Трамп постепенно выбирается из-под давления глубинного государства, и успешное проведение саммита для Белого дома, которое возможно только в случае установления атмосферы доверия с Владимиром Путиным (совсем не обязательно, что это будет иметь весомые публичные откровения), позволит ему еще больше усилить ответную контригру.

Дональд Трамп и Владимир Путин
Дональд Трамп и Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Второй, гораздо более скрытой интригой саммита является оценка того, насколько Восток усилился по отношению к Западу за истекшее с момента прошлого саммита «двадцатки» время. В этом контексте визит председателя КНР в Москву 3−4 июля накануне Гамбурга является весьма важным событием. Москва и Пекин демонстрируют единство, поддержанное не только экономическими проектами, но и согласованным пониманием внешнеполитических приоритетов и задач.

Итоги визита товарища Си в Москву в экономической плоскости достаточно хорошо озвучены отечественными СМИ. Это и создание совместного инвестиционного фонда с капиталом в 10 млрд долларов, и продолжение сотрудничества в области мирного атома — лидеры РФ и КНР дали установку правительствам двух стран подписать пакет документов по четырем проектам «Росатома» в Китае до конца текущего года, «Роснефть» и CEFC подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве.

Продолжается согласование параметров западного маршрута поставок газа в Китай. Москва и Пекин будут наращивать объемы использования рублей и юаней в двусторонней торговле. Лидеры намерены углублять финансовое сотрудничество стран БРИКС и поддерживать создание Фонда облигаций в национальных валютах БРИКС. Обе стороны высказались за формирование открытой многосторонней торговой системы с центральной ролью Всемирной торговой организации. Россия договорилась с Китаем об увеличении экспорта пшеницы, почти согласован допуск на китайский рынок и других зерновых из РФ.

Не менее важное место в переговорах заняла и международная проблематика, в частности урегулирование кризиса вокруг КНДР. Москва и Пекин призвали Пхеньян наложить мораторий на испытания, а Южную Корею и США — приостановить проведение учений в регионе. Обе страны выступили против размещения ПРО THAAD в Северо-Восточной Азии и договорились о мерах защиты своих интересов в сфере безопасности. Кроме того, Си Цзиньпин подчеркнул, что Китай настроен на координацию и взаимодействие с Россией в международных делах, в частности в борьбе с терроризмом, а также в урегулировании ситуации в «горячих точках».

Владимир Путин и Си Цзиньпин
Владимир Путин и Си Цзиньпин
Kremlin.ru

Дело в том, что одними экономическими мерами «Новый шелковый путь» не построишь. Китаю для подтверждения своей роли мирового лидера рано или поздно придется продемонстрировать и силу в тех регионах, где он имеет свои торгово-экономические интересы, и Сирия, где многое уже сделано, в этом плане очень удобный плацдарм для укрепления международного веса Пекина.

То, что лидер Китая сделал особое ударение на политическом аспекте взаимодействия двух стран на международной арене, — является новым акцентом в китайской внешнеполитической линии, которая раньше сводилась в основном к экономике. Это очень хороший совместный российско-китайский сигнал Западу накануне саммита «двадцатки», так как такая позиция Пекина серьезно усиливает и российские переговорные позиции перед встречей с Трампом. И дело не в нем, так как он нацелен на сотрудничество с Россией, а в той аргументации, которая ему пригодится для отстаивания своей точки зрения перед внутренней оппозицией.

А если мы приходим к такому пониманию совместной российско-китайской инициативы, то отсюда остается сделать только один шаг и к следующему выводу. Ранее мы писали в нескольких материалах на международную тематику (в частности, в материале «Интересы России: Можно ли полагаться на Китай?») о том, что отступление Китая под напором США малопонятно и даже контрпродуктивно. Однако нынешние шаги китайского руководства показывают, что это было не отступление, а тактически выверенная, возможно, согласованная как с Путиным, так и Трампом информационная операция прикрытия для того, чтобы дать Трампу, оказавшемуся после инаугурации на краю пропасти, возможность заработать дополнительные очки на внутриполитическом поле. То есть и Путин, и Си в трудный для Трампа момент протянули ему руку помощи.

Поэтому те некоторые детали многоходовой комбинации, которые мы видим, говорят только об одном: что Москва, Пекин и Вашингтон ведут совместную, очень осторожную и очень тонкую игру для выстраивания нового взаимовыгодного баланса интересов. При этом масса мелких игроков второго уровня (Британия, Германия, Израиль, Саудовская Аравия и некоторые другие) совместно с глобальной партией войны и глубинным государством в США пытаются эту игру сломать. Причина этого ясна как божий день — если большие игроки договорятся, то они однозначно опустятся во вторую лигу мировой политики, а США вернутся под контроль национально ориентированной элиты, как это раньше сделали Китай и Россия.

То есть лидеры трех стран демонстрируют готовность выстраивать новую систему мировых отношений, не основанную на конфронтации. Старые комбинации — все против всех или два против одного — больше не работают в новом глобальном мире. И это не может не радовать, так как история и России, и США, и Китая показывала много раз одно и то же — пока все занимаются междоусобицей, в самый неподходящий момент с Севера приходит Зима.