В последнее время все больше можно услышать слухов о том, что Россия ликвидировала главаря ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Абу Бакра Аль-Багдади. На этом фоне актуальным является вопрос, сможет ли его устранение сказаться на той угрозе, которую представляет собой группировка для глобальной безопасности, пишет Колин П. Кларк в статье для The Foreign Policy.

ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)
ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)
Александр Горбаруков © REGNUM

Читайте также: Минобороны: Главарь ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) мог быть ликвидирован при ударе ВКС РФ

Автор подчеркивает, что если лидер «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и был уничтожен, как заявили в России, в результате авиаудара 28 мая поблизости от Ракки, подобное развитие событий окажется лишь кратковременной тактической победой в борьбе с исламистами. Дело в том, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не строилась вокруг одного человека.

Благодаря своим «провинциям» группировка располагает более широкой сетью поддерживаемых разветвленной бюрократией филиалов, чем у «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Таким образом, группировка обладает определенной степенью устойчивости. Хотя личность Багдади и была важна для привлечения иностранных боевиков и создания фасада легитимности для его проекта создания «государства», намного важнее продолжать демонтаж организации в целом, в том числе его филиалы в Ливии, Египте, Нигерии и Афганистане.

Уже сейчас по мере осуществления операций против террористов в Мосуле и Ракке террористическая группировка начинает переброску боевиков и оружия в свою цитадель в провинции Дейр-эз-Зор, прежде всего в город Маядин.

Устранение лидера боевиков мало чем скажется на группировке, подчеркивает автор. Так, несмотря на значительные потери территорий и источников финансирования, группировка по-прежнему демонстрирует значительную способность в осуществлении терактов по всему миру — в Лондоне, Тегеране и Маниле. Быть может, сама организация и не прикладывала руку к этим актам насилия, будучи лишь источником идеологической подпитки для доморощенных террористов. Роль Багдади, которого боевики, скорее всего, заменят в ближайшее время, состояла прежде всего в том, чтобы быть символом халифата, поскольку стратегом он не был.

На этом фоне особенно важную роль начинает играть стратегия США, в которой был учтен комплексный характер причин появления «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В ее рамках Вашингтону нужно ответить на политические, социальные и гуманитарные вызовы для исправления ситуации, приведшей к появлению ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Условия, ставшие катализатором для появления исламистов, такие как гражданская война в Сирии, религиозные противоречия и другие, никуда не ушли: регион по-прежнему является источником радикализма, способным вылиться за его пределы.

Одним из таких вызов является маргинализация суннитских групп в Сирии и Ираке. Единственным реалистическим путем преодоления этой преграды, считает автор, является децентрализация Сирии, в рамках которой будет обеспечиваться их участие в политическом процессе.

Таким образом, в результате ликвидации самопровозглашенного халифа угроза от ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) никуда не денется, поскольку с ней никуда не исчезнут ни радикальная идеология исламистов, ни отдельные группы. Потому важно продолжать освобождение территорий от ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в том числе в Ливии, и борьбу с ее радикальными идеями.