Объявленный на конец августа государственный визит в Грузию вице-президента США Майкла Пенса воспринимается в Тбилиси как проявление дружественной расположенности. Первые месяцы после прихода к власти Дональда Трампа прошли в атмосфере тревоги, ибо свежими были впечатления от выборов. В прессе обсуждалась поддержка кандидатуры Хилари Клинтон со стороны ближайших приближённых Бидзины Иванишвили.

Слияние Куры и Арагви. * На холмах Грузии лежит ночная мгла;
Шумит Арагва предо мною. Мне грустно и легко; печаль моя светла;
Печаль моя полна тобою... (А.С.Пушкин)
Слияние Куры и Арагви. * На холмах Грузии лежит ночная мгла;
Шумит Арагва предо мною. Мне грустно и легко; печаль моя светла;
Печаль моя полна тобою... (А.С.Пушкин)
Georgiabest.ru

Однако туман начал рассеиваться и, похоже, политика США по отношению к Грузии и всему региону не претерпевает перемен. За первые пять месяцев правления Трампа мы отмечаем некоторое падение американского интереса к Грузии, что выражается и в сокращении американской подпитки, но смены курса не наблюдаем.

Тем не менее можно определённо сказать, что степень независимости грузинской внешней политики возрастает. Надо отметить, что в Москве склонны преувеличивать роль Госдепа в тех или иных демаршах Тбилиси. Отныне это будет ещё более осязаемо.

По мере учащения выплесков лавы конфликтов на Кавказе Грузия предстаёт все более удачливым оазисом спокойствия. Что при внимательном рассмотрении положения дел в регионе может побудить ответственных за грузинское направление в Москве активизироваться.

Последний затор в отношениях между двумя странами произошёл, когда в ответ на прилюдное обращение российского президента к грузинскому визави и к грузинскому премьеру встретиться последовали уклончивые полуответы. В переводе с дипломатического языка это означает, что в Тбилиси ожидают хотя бы намёка на какие-то шаги навстречу им в вопросе грузинских территорий и беженцев. Даже если это первичные и безболезненные для всех шаги, как, например, устранение напряжённости на границе с Южной Осетией. Даже если эти намеки пройдут токмо по дипломатическим каналам и не будут носить характер открытой манифестации готовности к продвижению.

Но и для стоящих на позиции понимания чаяний Грузии очевидным требованием этикета является согласие на встречу на высшем уровне без предварительных условий, когда тебя приглашает президент ведущей региональной державы. Примером разумной дипломатии можно считать пять визитов в Москву израильского премьера Нетаньяху за полтора года. На повестке дня стояли важнейшие вопросы, связанные с российским присутствием в Сирии. Израильскому лидеру не пришло бы на ум ставить предварительные условия для прямого общения с лидером России. И это при том, что военная и политическая мощь Израиля сегодня существенно крепше, чем у Грузии. Кстати, Нетаньяху мог бы оказаться идеальным кандидатом для деликатного посредничества между Москвой и Тбилиси для устранения дорожных препятствий.

Встреча на высшем уровне с последующим созданием рабочих групп — это сегодня очевидный интерес обеих сторон. Однако климат в численно малой, но осязаемой группе, нового поколения журналистов и политологов таков, что любой грузинский политик опасается стать предметом порицания водерень с их стороны. Особо сильны опасения, что этот хор прогремит особливо сурово в случае шагов в московском направлении.

Москва пыталась доселе выдвигать пробные шары из оппозиционной среды или вовсе — от маргиналов. Так было с попыткой сформировать год назад список для выдвижения в парламент во главе с бывшим университетским другом Бидзины Иванишвили, Томазом Мечиаури. Два месяца челночной дипломатии — одни разбитые вазы. То не удались переговоры с партией промышленников, то бывшие звиадисты продемонстрировали строптивость. Так или иначе, но голос Мечиаури о необходимости выстроения блока, стремящегося к нейтралитету Грузии, претерпел аборт на ранней стадии.

В застойную пору голоса политиков, находящихся за бортом «мейнстрима», тоже ценны. Слова разума по внешней политике из уст той же Бурджанадзе, как и от Мечиаури и «Альянса патриотов Грузии», играли определенную конструктивную роль раскачки, но в сложившейся ситуации все они остались на обочине.

Важнейшим фактором могли бы стать новые неправительственные организации, черпающие вдохновение из перемен в духе «Брекзита» и кампании Трампа. Среди мыслящей части грузинского креативного класса мы наблюдаем усталость от насажденных Соросом и подобных ему структур. Эти люди также относятся к доброжелательным реалистам в вопросах взаимодействия с Россией. Только такие немногочисленные, но интеллектуально эффективные группы могли бы создать почву для правящих политиков в вопросах будущих отношений с Россией. И стать противовесом либеральному экстремизму.

При такой внутренней расстановке в Грузии любые ставки на отторженные «мейнстримом» группы не приносят ощутимых результатов. К примеру, партия «Альянс патриотов Грузии» начинает сейчас в Аджарии выступления против правительства «Грузинской мечты». Одновременно они консолидируются в Парламенте с люто антироссийскими соратниками Саакашвили. Каким образом состыковка в Москве с этим движением может поспособствовать началу процесса конструктивного сближения между странами? И дело не в шумных скандалах внутри этой парии на почве внутренних конфликтов, а в необходимости выбора в пользу долгосрочной стратегии.

Иными словами, есть срочная необходимость в укреплении в Грузии сообщества патриотически настроенных интеллектуалов, стремящихся к исторжению духа НКО Сороса. Это условие для начала времени смелых новых проектов.

Скептики возгласят: ужель есть что новое под грузинским солнцем? Есть и есть! Близится договор по использованию абхазской территории для провоза грузов при помощи швейцарской кампании. Это шаг к возобновлению работы Кавказской железной дороги.

Представим себе, что армянская община Абхазии проявит большую готовность к взаимопониманию с грузинской общиной там, а Грузия снимет свои возражения против железнодорожного проекта. Это принесло бы громадную пользу всем жителям Абхазии, Грузии, Армении и Карабаха. Такое может сбыться только при активном участии России на благо всего региона.

Это время новых инициатив для всего Кавказа. Мы предлагаем обновлённый подход, способный двинуть процесс конструктивного сотрудничества вперёд. Все скептики и сумливающиеся да предложат новее и лучше!