В Грузии вновь заговорили о возможности перехода к конституционной монархии. Вопрос возвращения в страну царской власти поднимается и встает в повестку дня в трудные периоды острых разногласий, выходом из которых предлагается царствование монарха.

Патриарх всея Грузии Илия II
Патриарх всея Грузии Илия II
Иван Шилов © ИА REGNUM

В минувшее воскресенье, 18 июня, в ходе традиционной проповеди католикос-патриарх Всея Грузии Илия Второй изрек: «Грузия — древнейшая страна, с древнейшей культурой. Может, задумаемся над тем, что Грузия — древнейшая монархическая страна. Ею правил царь. А сегодня в мире часты случаи, когда монарх царствует, но не правит. Это называется конституционной монархией, и она приносит в страну мир. Это, конечно, сегодня и завтра произойти не может». По мнению патриарха, такая система правления принесет стране мир.

Заявление патриарха прозвучало на фоне острого противостояния между правящей командой «Грузинская мечта» и политическими субъектами, оказавшимися по ту сторону барьера конституционных изменений. На фоне призывов Венецианской комиссии Совета Европы к широкому консенсусу по проекту изменений в Конституцию Грузии. В ситуации, когда каждая из сторон остается при своем мнении и намеревается достичь консенсуса за счет убеждения оппонентов в правильности своей позиции.

Идею конституционной монархии подхватили представители «Грузинской мечты», которые не исключили проведения по этому вопросу плебисцита. Но и тут, вслед за патриархом, делаются заявления о том, что переход к такой системе может быть делом отдаленного будущего. Только кому отведут удел стать монархом Грузии — пока не ясно, и эта тема сегодня не обсуждается.

Царь
Царь
Цитата из кф «Кто расскажет небылицу?». реж Роберт Саакянц. 1982. СССР

«У системы конституционной монархии есть серьезные плюсы. Можно подумать об этом в долгосрочной перспективе. Если в Грузии будут соответствующие условия для формирования такой системы правления, об этом можно подумать», — заявил председатель парламента Грузии Ираклий Кобахидзе, предварительно встретившись с самим Илией Вторым.

По его словам, для правящей партии каждый призыв патриарха имеет особенное значение, и по каждому слову патриарха правящая команда проводит серьезные обсуждения.

«Для нас каждое слово, каждый призыв патриарха имеет особенное значение. В этой связи сегодня состоялся разговор между мной и патриархом. Значение каждого слова патриарха очень велико. И мы должны серьезно обсудить каждое его слово. Все системы правления, в том числе конституционная монархия, имеют свои преимущества. Патриарх сказал, что конституционная монархия принесет мир системе правления и политической системе в целом. Мы можем в долгосрочной перспективе подумать в общем об этом. Если в Грузии будут соответствующие условия, об этом можно подумать. Конечно, по такому принципиальному вопросу должно существовать широкое общественное мнение, и только в таком случае может быть принято решение», — заявил Кобахидзе.

Развивая эту же тему, премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили назвал ее достаточно интересной и отметил, что широкое обсуждение вопроса введения в Грузии конституционной монархии будет очень позитивным.

По мнению премьера, решить такой вопрос можно только на основании широкого общественного консенсуса, поэтому спешить с ним нельзя.

Георгий Квирикашвили подчеркнул, что инициатива патриарха никакого отношения к конституционным изменениям не имеет и рассматривать ее в контексте обсуждения конституционного законопроекта нельзя.

«Никакой связи между этими двумя вопросами не существует. Конституционные изменения, над которыми мы работаем, очень важны для демократического развития страны, являются значительным шагом вперед. А что касается заявления патриарха, разумеется, мы проявляем к патриарху очень большое уважение, и я хочу поблагодарить его за то, что он много думает о будущем страны. Вопрос, о котором говорит патриарх, это дело не сегодняшнего и не завтрашнего дня. На решение этого вопроса могут понадобится десятилетия», — заявил Квирикашвили.

Судя по тому, что на следующий день после проповеди патриарха состоялась срочная встреча с ним председателя парламента Ираклия Кобахидзе, можно предположить, что самостоятельная инициатива духовного лидера взволновала представителей правящей партии.

Но если лидеры «Грузинской мечты» проявляют внешне почтительное отношение к словам патриарха и подтверждают свое уважение к его мнению, представители ныне оппозиционной «Европейской Грузии» более резки в оценках.

Так, бывший мэр Тбилиси Гиги Угулава в интервью телекомпании «Пирвели» прямо заявил, что конституционная монархия — дело прошлого, пережиток, который остался лишь в нескольких странах на чисто формальном уровне.

«Конституционная монархия сегодня осталась лишь в некоторых странах, в большинстве из которых раньше была абсолютная монархия, и за ограничение власти монарха народы этих стран сражались долгие годы и пролили немало крови, осуществили революции, чтобы обратить ее в конституционную монархию. Многие из этих стран раньше были империями, а сегодня там ограниченная власть царя носит символический характер», — пояснил Угулава.

Для Грузии, как считает «Европейская Грузия», разговоры о конституционной монархии — нечто совершенно гротесковое, так как в стране сегодня существует совсем иная проблема — проблема неформального правления.

«В Грузии, помимо тех острых социальных и экономических проблем, которые углубляются с каждым днем, существует одна главная проблема — неформальное правление. Человек, который не имеет никакой ответственности, но управляет всем», — заявил Гиги Угулава, имея ввиду бывшего премьер-министра Бидзину Иванишвили.

Он считает, что развитием этой темы правящая команда пытается еще больше загнать в угол неугодного ей действующего президента и в этом стремлении доходит не то что до абсурда, но до маразма.

Тема царя для новейшей Грузии не является чем-то новым. Эту тему активно развивали и в предыдущие годы, всякий раз поднимая вопрос во время очередной волны недовольства народа действующей властью. Патриарх говорил о конституционной монархии и в тот период, когда оппозиция проводила активную кампанию против правительства Михаила Саакашвили. В ответ на разговоры о возможном возвращении в Грузию отпрысков царской династии Багратиони Михаил Саакашвили как-то заявил, что и в его жилах течет царская кровь и он может претендовать на монарший престол.

Багратионы. Герб династии
Багратионы. Герб династии

На свои связи с монаршей фамилией намекал не один грузинский политик, в том числе и лидер созданного незадолго до парламентских выборов 2016 года «Альянса патриотов Грузии» Давид Тархан-Моурави.

На волне движения за возвращение царя в Грузию даже вернулись отпрыски династии Багратиони — Давид Багратиони-Мухранский и Анна Багратиони-Грузинская, которые обвенчались в кафедральном соборе Святой Троицы в Тбилиси в 2009 году. Спустя два года у них родился сын Георгий Багратиони. Он был крещен самим католикосом-патриархом Илией Вторым и объявлен наследником династии Багратиони. Но надежды грузинских монархистов на возвращение в страну царского правления развенчали сами потомки Багратиони. В конце 2013 года Давид Багратиони-Мухранский официально объявил, что его союз с Анной Багратиони распался.

Спустя три с половиной года после этого печального для сторонников монархического правления события в Грузии вновь оказалась актуальной тема конституционной монархии.