Недостроенная мечеть в Уфе: фонд «Урал» против муфтията

Возведение самой большой мечети в Европе не должно оставаться заложником личных амбиций, квартал «Муслим-сити» не должен уничтожать историческое наследие Уфы

Екатерина Некрасова, 19 июня 2017, 09:30 — REGNUM  

В Уфе наличие недостроенной гигантской мечети «ар-Рахим» стало своеобразным памятником «эпохи рахимовщины» и отражением существования в Башкирии и России двух мусульманских «центров силы». Нежелание сторон идти на компромисс, сосредоточение ресурсов в одних руках, превалирование личных амбиций и пренебрежение мнением жителей республики делает ситуацию патовой.

У большинства уфимцев, да и у всех жителей Башкирии есть одна характерная черта: не замечать «до последнего» ненормальность той или иной ситуации, застенчиво отводить глаза от существующих назревших проблем, и только потом, когда уже ничего изменить нельзя, разводить руками: «И как это нас угораздило?» Та же ситуация вокруг строительства самой большой мечети России и поглощения исторического наследия столицы региона планируемым «мусульманским кварталом».

Незамеченным для большинства жителей Башкирии остался и немыслимый, казалось бы, факт: благотворительный фонд «Урал», возглавляемый экс-главой республики Муртазой Рахимовым, в просторечии именуемый как «фонд Рахимова», судится с Духовным управлением мусульман Башкирии (ДУМ РБ) и требует ареста имущества ДУМ.

Как сообщал «Коммерсантъ-Уфа», в апреле 2017 года по иску фонда Муртазы Рахимова арестовано имущество Духовного управления республики, эта мера, по мнению юристов фонда, должна обеспечить исполнение решения арбитража о взыскании с ДУМ в пользу «Урала» 65 млн рублей. В мае 2017-го благотворительный фонд взыскал с муфтията в арбитражном суде республики еще 1,7 млн рублей.

Республиканские власти в конфликт между фондом и муфтиятом предпочитают не вмешиваться, и у них на это, по мнению экспертов, есть свои веские причины. Без четкого ответа остаются вопросы: почему спонсированием культового сооружения в поликонфессиональной республике занялся именно фонд Рахимова, почему строительство мечети было доверено именно ДУМ РБ, почему мэрия Уфы с такой готовностью передала землю бывшей «Покровской слободы» под возводимый вокруг мечети квартал «Муслим-сити», детально не оговорив статус памятников культуры и традиционный для Башкирии вопрос: куда делись собранные с населения деньги?

Для ответов на эти вопросы нужно обратиться к середине первого десятилетия ХХI века.

Мечеть, которая не хотела строиться

Решение о строительстве, как тогда предполагалось, самой крупной в Европе и России отапливаемой мечети, не имевшей утвержденного названия, началось не позже 2006 года во времена правления Муртазы Рахимова.

«Уже в 2006 году частично добровольно, частично принудительно многие жители Башкирии стали жертовователями на строительство мечети. Например, чиновники в добровольно-принудительном порядке писали заявления с просьбой перечислить свой заработок в фонд строительства самой большой мечети», — отмечает общественный деятель Азамат Галин.

По свидетельствам предпринимателей из некоторых сельских районов Башкирии, администрации районов принуждали жертвовать на строительство многочисленных мечетей значительные для райцентров и сел суммы. «Такие были времена, — вздыхают предприниматели, и некоторые из них добавляют: — Зато порядок был, все знали, кому и сколько нужно «занести», чтобы вопрос решился в нужную для тебя сторону».

В республике, где проживало около 40% русских, а также исповедовавшие православие чуваши, украинцы, белорусы, крещены (тюркоязычный этнос, в IX—XIII в.в. принявший добровольно православие) и другие народы, наблюдалась ощутимая диспропорция при возведении культовых сооружений: в 2014 году на 1060 мечетей приходилось 263 православных церкви и 38 культовых зданий иных религий и конфессий. В 2013 году, по данным руководителя совета по государственно-конфессиональным отношениям при главе республики Вячеслава Пяткова, в Башкирии возвели 46 мечетей и только три православных храма, к началу 2014 года строилось еще 139 мечетей и 34 православных храма.

Сыграло свою роль и извечное соперничество Уфы с Казанью. В 2005 году в Казани была открыта мечеть Кул-Шариф, высота минаретов которой достигает около 57 метров, центральный купол имеет высоту 39 метров. Мечеть в Уфе, по задумке тогдашних властей Башкирии, должна была превзойти главную мечеть соседней Татарии, которую республика со времен парада суверенитетов тщетно пытается догнать и перегнать. Масштаб проекта поражал: высота минаретов составляет 74 метра, а высота купола — 46 метров, площадь — 14 тыс. кв. метров. Строить соборную мечеть власти поручили ООО ПКФ «Жилстройкомплектснаб».

Мэрия Уфы без раздумий выделила под строительство участок земли площадью 2,3 га. О том, что рядом с мечетью стоит здание Покровской церкви, старейшее из сохранившихся культовых сооружений Уфы, не упоминалось. Не было и разговоров о сложном рельефе и карстовых пустотах на территории, где планировалось строительство мечети. Любые попытки напомнить, что мечеть будут строить на территории, в прошлом имевшей название Покровской слободы, и пожелания выбрать для строительства какое-то другое место во времена Рахимова расценивались как «подрыв устоев», за любое несогласие с действиями рахимовского режима сомневающиеся могли поплатиться своим местом работы.

Уже тогда, в 2007 году, существовал проект застройки территории между мечетью и Покровской церковью высотными жилыми домами (коммерческой недвижимостью), причем небоскребы на проекте располагались вплотную к церкви, а домам-памятникам истории места и вовсе не отводилось, их надлежало снести. «Почему же вы тогда, в 2007-м, не проявляли беспокойства?» — задается спустя годы вопрос в адрес краеведов и историков. «Многие не знали, а кто знал, считал проект чем-то несбыточным, в те годы было много разного рода проектов, казавшихся маниловщиной, многие из ник так и не сбылись», — признаются сегодня краеведы и защитники архитектурных традиций Уфы.

В 2007-м, в год 450-летнего юбилея вхождения Башкирии в состав России, был заложен первый камень в основание будущего гиганта. В декабре этого же года произошло еще одно маленькое незаметное событие — на просторах российского бизнеса появилось очередное общество с ограниченной ответственностью «Алтын курай» с уставным капиталом в 30 тыс. рублей, главной деятельностью новоявленной компании задекларирована деятельность по управлению финансово-промышленными группами, а также «деятельность агентств недвижимости за вознаграждение или на договорной основе», «деятельность страховых агентов и брокеров», «деятельность рекламных агентств», «разборка и снос зданий», «предоставление займов и прочих видов кредита», «управление недвижимым имуществом за вознаграждение», «торговля оптовая твердым, жидким и газообразным топливом», «покупка и продажа земельных участков», «строительство».

Сносить и строить дома, торговать топливом и земельными участками, давать в долг, руководить агентствами недвижимости и брокерами вознамерился неопределенный круг лиц, контролируемый учредителями фирмы, которыми числятся управделами ДУМ РБ Ильдар Ишеев (доля в уставном капитале 50%, или 15 тыс. рублей), председатель Нурмухамет Нигматуллин и его первый заместитель Аюп Бибарсов (оба по 25%). Создавался ли «Алтын курай» под проект коммерческой застройки, неизвестно, но виды заявленной деятельности это делать позволяли.

Сколько же в точности было собрано и потрачено средств «на мечеть», не берется сказать никто.

«В 2007 году утверждалось, что строительство мечети обойдется в 1,5 млрд рублей, через несколько лет сумма удвоилась, позже заявлялось, что с учётом благоустройства территории смета выросла до 5 миллиардов, — рассказали в экспертном сообществе LogoMarkt. — В крупных жертвователях числятся «УГМК-Холдинг», «Уфаоргсинтез», «Башкирэнерго», «Башкирнефтепродукт», «Уфанефтехим», «Новойл», «Уфимский НПЗ», «Башнефть», банк «Уралсиб», на начальном этапе сумма пожертвований составила 294 млн рублей».

В 2009 году разразился скандал — выяснилось, что деньги, выделенные на строительство мечети, использовались не по назначению, часть из них была разворована. Строительство мечети было приостановлено.

«Бесследно пропало около 70 млн рублей, по тем временам значительная сумма, — вспоминает Галин. — Складывалось впечатление, что мечеть не хочет строиться на добытые таким путем средства, и дальнейшие развитие событий только усилило это впечатление».

У двух нянек

Первоначально предполагалось, что строящаяся мечеть может иметь отношение и к Центральному духовному управлению мусульман России (ЦДУМ), которым руководит муфтий Талгат Таджутдин. Именно в ЦДУМ, как писала «Комсомольская правда», в 2007 году утверждался проект мечети. Варианты названия мечети, предложенные ЦДУМ, были далеки от совершенства. Сначала предлагалось дать мечети имя Салавата Юлаева, известного предводителя одного из отрядов бунтовщика Емельяна Пугачева. У этой инициативы имелся один, но существенный минус — Юлаев не был прославлен как духовный деятель. Другое название — «Султан Мухаммед аль Муртаза» — апеллировало к имени тогдашнего главы региона и могло выглядеть как ненавязчивый подхалимаж.

В дальнейшем ЦДУМ в публикациях о строящейся мечети не фигурирует, из чего можно сделать вывод, что Муртаза Рахимов окончательно определился с выбором будущего «хозяина» новой мечети, им стало ДУМ РБ, отмечает секретарь регионального отделения ПВО в РБ Максим Божко.

Существование в Башкирии сразу двух мусульманских «центров силы» требует некоторого пояснения. В Башкирии, как и в России, фактически действуют две конкурирующие организации — ЦДУМ и Духовное управление мусульман России (ДУМР), функционирующее под руководством Равиля Гайнутдина, оно же Совет муфтиев России (СРМ), в структуру которого входит и ДУМ РБ под руководством Нурмухаммеда Нигматуллина, — отметил исполнительный директор евразийского центра «Самрау» Константин Сафронов. — Не то чтобы они находились в состоянии острого конфликта, но и взаимопонимания, желания работать сообща, между двумя структурами нет».

Существование двух мусульманских центров в Башкирии, сопровождавшееся борьбой за сферы влияния, для республики не ново, нечто подобное происходило с 1917 по 1938 годы, тогда между собой конкурировали «новое» Башкирское духовное управление (БДУ) и старое ЦДУМ.

По словам религиоведа, эксперта Института национальной стратегии Раиса Сулейманова, раскол мусульманской уммы Башкирии на два муфтията, где один находится в юрисдикции Центрального духовного управления мусульман, а второй — в Совете муфтиев России, произошел в 1992 году.

«Одна из причин размежевания лежала тогда в этническом факторе: ЦДУМ воспринималось как «татарский» муфтият, а на воле подъема башкирского националистического движения 1990-х годов было стремление создать башкирский муфтият. Впрочем, на практике подобное не всегда так: например, в составе ЦДУМ есть мечети в этнически башкирских районах, как и были даже муфтии-башкиры в подчинении у председателя ЦДУМ Талгата Таджутдина, а у Нурмухаммеда Нигматуллина один из заместителей Аюп Бибарсов является этническим татарином», — утверждает собеседник агентства.

Конфликт между Талгатом Таджутдином и Нурмухаммедом Нигматуллиным, имевший местов начале 1990-х годов, постепенно угас к 2000-м годам: оба муфтия в Башкирии имели приблизительно одинаковое количество приходов, что, впрочем, не мешало иногда имамам, оказавшимся в немилости у одного муфтия, перебежать вместе с приходом к другому муфтию.

При этом фигуры Равиля Гайнутдина и Талгата Таджутдина в некоторой степени равнозначны, чего не скажешь о статусе Нурмухаммеда Нигматуллина.

«Очевидно, что Таджутдин имел больший авторитет: почти все иностранные и иногородние делегации чиновников, дипломатов, крупных бизнесменов старались посетить резиденцию Талгата хазрата, не считая нужным то же самое сделать по отношению к Нигматуллину, — подчеркнул эксперт. — Несмотря на подобную ситуацию, региональные власти стараются соблюдать паритет по отношению к обоим муфтиятам. Во многом именно благодаря действиям светских властей открытых конфликтов сегодня между двумя мусульманскими централизованными организациями нет».

Центральное духовное управление мусульман России, возглавляемое Верховным муфтием Талгатом Таджуддином, объединяет по России 25 региональных муфтиятов и более 2000 мусульманских организаций, из которых на территории республики расположено 542 общины (зарегистрировано 404 и 138 без регистрации). В 1995 году в ДУМ РБ входило около 230 приходов. В 2015 году в ДУМ РБ входило уже 697 мусульманских общин, расположенных на территории республики (465 зарегистрировано и 232 без регистрации). По словам наблюдателей, число приходов под юрисдикцией ДУМ РБ растёт.

«Можно предположить, что Рахимов, видя амбициозность Равиля Гайнутдина и более сдержанную, менее активную позицию Талгата Таджутдина, сделал вывод о том, что среди мусульман России наибольшим авторитетом будет пользоваться СРМ, а среди мусульман Башкирии — ДУМ РБ, именно поэтому будущая мечеть была отдана ДУМ РБ, наиболее популярному в «башкирских» районах», — предполагает Максим Божко. — Не исключено, что наличие в Уфе самой большой мечети способствовало бы более частым визитам в Уфу высшего руководство ДУМ России. Появление в руках ДУМ РБ самой большой мечети в Европе, каковой планируется возводимая соборная мечеть в Уфе, однозначно изменит баланс сил в пользу Нигматуллина и уменьшит влияние ЦДУМ Талгата Таджутдина, располагающегося в Уфе еще со времен Советского Союза».

Под крылом «Урала»

Окончательное закрепление мечети за ДУМ РБ не спасло строительство от злоключений.

В 2009 году ТЭК Башкирии оказался в собственности АФК «Система», как позже выяснилось, незаконно. Средства от продажи «нефтянки» в конечном итоге обнаружились в благотворительном фонде «Урал», руководить которым стал Муртаза Рахимов. АФК совместно с Фондом целевых программ Республики Башкортостан изыскали 150 млн рублей на строительство мечети, вести которое было доверено казенному предприятию «Республиканское управление капитального строительства» (КП РБ «РУКС»). Поладить РУКС и ДУМ не смогли, строительство снова заморозили. Мечеть «строиться не хотела».

В 2010 году кресло руководителя региона занял Рустэм Хамитов, давший понять, что «возврата к рахимовщине» не будет, вскоре началась борьба с «антихамитовской фрондой», в которую входили и входят приверженцы Рахимова, вопрос продолжения строительства мечети отодвинулся. По некоторым сведениям, фонд «Урал» предлагал свои услуги в строительстве мечети, но его предложение не было услышано, так как, по слухам, из «Белого дома» Уфы исходила негласная установка: из рук фонда ничего не брать.

В 2012 году вопрос о завершении строительства встал с новой остротой. Существуют две версии о причинах активизации строительства. По одной из них, толчком послужила встреча Хамитова и Гайнутдина в Уфе в октябре 2012 года, на которой, как утверждается на сайте ДУМР, понимался вопрос о завершении строительства мечети. По другой версии, импульсом стало поручение президента Российской Федерации от 17 июля 2012 года о мерах обеспечения эффективной организации процесса подготовки к проведению в 2015 году в Уфе заседания Совета глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества и встречи глав государств и правительств БРИКС. Приедут гости на саммиты ШОС и БРИКС, а им и показать-то нечего.

Начались переговоры с фондом «Урал», Рахимов, как утверждают его почитатели, выдвинул следующие, весьма разумные и объяснимые условия: «Никаких посредников, деньги даем только напрямую и ведем строгий контроль за их расходованием».

К 2013 году было достигнуто соглашение между республиканскими властями, фондом «Урал» и ДУМ РБ. Заказчиком стало непосредственно Духовное управление мусульман РБ. Застройщиком выступило уже знакомое ООО «Алтын курай», принадлежащее управделами ДУМ РБ, в также председателю и его заместителю ДУМ РБ. Фактически одни и те же лица выступили и заказчиком, и подрядчиком, но тогда, в 2013-м, это мало кого смутило. О коммерческой застройке в публичном пространстве речь пока не шла, но уже тогда Нурмухаммад Нигматуллин упомянул, что ДУМ «разработан проект мусульманского комплекса, развитие проекта получило поддержку со стороны Благотворительного Фонда «Урал», с ним знакома как администрация города Уфы, так и республиканское руководство».

Коммерция вместо духовности?

Страсти закипели через год. Как сообщало в сентябре ИА REGNUM, рассмотрев обращение ДУМ РБ от 19 июня 2014 года, с учетом протокола заседания комиссии по землепользованию и застройке Уфы мэр Уфы Ирек Ялалов постановил разрешить Духовному управлению мусульман РБ разработку проекта планировки и проекта межевания территории квартала № 588, ограниченного проспектом Салавата Юлаева, улицами Мингажева, Коммунистической до улицы Бехтерева ориентировочной площадью 20 га городских земель.

«Духовное управление мусульман Башкирии начинает работу над проектом под названием «Муслим-сити», — уведомил сайт ДУМ РБ. — «Муслим-сити» предполагает строительство мусульманского делового и досугового центра. На отведенной территории планируется возвести комплекс административно-офисных зданий, гостиницу, апарт-отель, работающие по исламским канонам, семейные кафе и рестораны, торговые ряды, инфраструктуру для семейного отдыха, парковую зону». Покровский храм, попадающий под территорию застройки, планировалось «отремонтировать и соединить прогулочной аллеей со строящейся новой Соборной мечетью», о памятниках истории и культуры не упоминалось.

Читайте также: Мэрия Уфы отдала под застройку «Муслим-сити» здание православной церкви

Краеведы и общественники забили тревогу.

«По улице Коммунистической, 143 стоит интереснейший памятник истории и культуры — кирпичный дрожжевой завод Максимова, известный как «дом с кокошниками», рядом с ним деревянный дом Коноваловой — Вольфа, в котором проживал уфимский священник Федор Жилкин, несколько поодаль расположена кирпичная мельница Демидова, можно назвать еще ряд интересных построек», — перечислил авторитетный уфимский краевед и историк Павел Егоров.

В развернувшейся интернет-дискуссии противников застройки Покровской слободы называли «алармистами» и «разжигателями». «Утвержденного проекта ещё нет, нет и повода для тревоги», — обличали «алармистов» их оппоненты. «После снесения домов-памятников, как это происходит в Уфе, бить тревогу будет поздно», — возражали любители уфимской старины. Они же доказывали, что перенос домов-памятников невозможен.

Краеведы уверены: «Кирпичные дома перенести невозможно, деревянные дома в Башкирии переносить не умеют. Ходили разговоры о музее деревянного зодчества под открытым небом, который планировали создать в Уфе, кончилось все тем, что бревна от нескольких домов свалили в кучу в безлюдном месте, они там благополучно частично сгнили, частично были растащены. Да, дома-памятники порой переносят — перед затоплением, например, или из обезлюдевших мест. Однако Покровскую слободу безлюдным местом не назовешь, и затапливать ее пока что не собираются. Памятники истории должны находиться на своем месте, в своем историческом окружении».

15 октября 2014 года — в прокуратуру, а 20 октября — к главе региона Рустэму Хамитову по поводу строительства «Муслим-сити» обратились взволнованные представители православной общественности.

«Собрано 800 «живых» подписей на бумаге, есть подписи и из других стран, например, из Болгарии, — рассказала один инициаторов обращения Людмила Изосимова. — Мы против строительства рядом с нашим храмом любых зданий! Покровский храм расположен на склоне, если вокруг нашего храма начнут вбивать сваи для таких огромных зданий, которые предусмотрены проектом «Муслим-сити», стены и фундамент храма могут быть деформированы, здание начнет разрушаться».

Доподлинно неизвестно, возымели ли действие обращения и дискуссии, но площадь передаваемой земли сократилась более чем в два раза, и под занавес 2015 года мэрия Уфы определилась с ценой передачи в аренду девелоперам 8,2 га земли, которые предполагалось отдать в аренду под строительство многоэтажного жилья и социальных объектов. Ключевыми словами в сообщении мэрии стало упоминание «многоэтажного жилья». Извлечение выгоды — вот что двигало авторов проекта, разговоры о высоких материях являлись лишь прикрытием. Лакомый кусок городские власти оценили в 57 млн рублей. Именование квартала временно видоизменилось, его начали называть «Уфа-сити».

В январе 2015 года ДУМ выкупило у мэрии эти 8 га, при этом муфтият стал единственным участником аукциона. Между тем дела у «Алын курая» резко пошли в гору.

«Из отчетов компании следует, что 2011 год фирма завершила с чистым убытком в 114,00 тыс. рублей, 2012-й с убытком в 114,00 тыс. рублей. 2014 год ООО «Алтын Курай» завершила с чистой прибылью по РСБУ в 1,91 млн рублей по сравнению с убытком 234,00 тыс. рублей годом ранее, чистая прибыль за 2015 год выросла до 3,24 млн рублей», — подсчитали в LogoMarkt.

Но даже этих средств не хватило бы на покупку земли, и средства были взяты из спонсорских денег фонда «Урал», то есть из средств, вырученных за продажу ТЭКа, созданного поколениями жителей республики.

К саммитам 2015 года мечеть достроена не была. Особого огорчения никто по этому поводу не проявил, было решено, что мечеть достроят в 2017 году — к столетию ДУМ РБ (точнее, БДУ). Уже понятно, что и в 2017 году мечеть достроена не будет. Теперь обещают построить в 2019 году — к столетию Башкирской АССР.

Период охлаждения

Начало 2016 года не предвещало никаких перемен, мечеть достраивалась, хорошела на глазах. В апреле она получила имя — «ар-Рахим», что не могло не вызвать у части жителей республики ассоциации с фамилией Рахимова. ДУМ РБ чувствовало себя настолько уверенно, что вернулось к названию «Муслим-сити».

Некоторой неожиданностью в конце мая 2016 года для ДУМ стали итоги публичных слушаний по застройке, на которых представители ДУМ держались весьма непреклонно и не собирались идти на уступки». ДУМ РБ не изъявило желания поменять названия «Муслим-сити», не допускало снижения этажности, а также не давало гарантий сохранения памятников истории и культуры на местах, где они простояли более сотни лет, настаивая на их переносе на неуказанное «другое место».

«Представители ДУМ сказали, что ими планировалось сказать, а на ведение дискуссий или переговоры у них, скорей всего, не было полномочий. Разработчики проекта были убеждены в непогрешимости и нужности своего детища и менять что-то в проекте не считали возможным. Судьба памятников истории заказчиков и проектировщиков не трогала никоим образом — они пришли на слушания, потому что это необходимая процедура, а мнение какой-то общественности их интересовало мало», — поделился впечатлениями с агентством участник слушаний, русский общественник Константин Кузнецов.

Газета «Отечество» отметила, что отказ строить высотки в других местах квартала, подальше от церкви разработчики мотивировали «карстовыми пустотами», а непоколебимость в вопросе высотности представители ДУМ РБ «объяснили честно: такие большие здания нужны им для финансового дохода, деньги пойдут на содержание территории и пропаганду ислама в регионе».

Всего через несколько дней, 6 июня, попечительский совет по возведению мечети на специальном заседании потребовал сократить расходы, а также исключить прямую финансовую заинтересованность руководителей муфтията. Было выдвинуто два требования: использовать вместо дорогого греческого мрамора аналоги подешевле, а также устранить ситуацию совмещения функций подрядчика и заказчика в одном лице. «Алтын курай», по требованию фонда «Урал», оставался застройщиком, необходимо было лишь передать доли ООО «Алтын курай» Духовному управлению мусульман РБ и назначить генеральным директором ООО «Алтын-курай» иное лицо, не являющееся должностным лицом ДУМ РБ. Руководство ДУМ РБ ответило категорическим нет — мрамор только греческий, руководство «Кураем» — прежнее.

В августе своё решающее слово сказал доселе отмалчивающийся митрополит Уфимский и Стерлитамакский Никон (Васюков): в своем письме мэру Уфы Иреку Ялалову владыка выразил несогласие с названием квартала и высказал мнение, что «развитие застроенной территории по пути, предложенному ДУМ РБ, является непродуманным и имеет чрезмерный масштаб». Особо проницательные наблюдатели отметили, что молчание по ситуации с «Муслим-сити» на месте Покровской слободы митрополит Никон нарушил после визита в Уфу патриарха Кирилла.

После этого ДУМ в спешном порядке переименовало проект в Межконфессиональный квартал мира и согласия, но мэрия отказала «Алтын кураю» в утверждении проекта, а позже в администрации заявили, что потребовали его доработать.

В августе «Урал» объявил о приостановке финансирования строительства.

Республиканские власти и долгострой

6 сентября в интервью ТАСС Рустэм Хамитов заявил, что власти Башкирии готовы поддержать строительство соборной мечети на проспекте Салавата Юлаева. По словам главы Башкирии, еще в 2012 году власти предлагали сотрудничество благотворительному фонду «Урал», однако фонд отказался. После возникновения проблем с финансированием объекта правительство все еще готово помочь, но соответствующего обращения пока не поступало.

21 сентября соответствующее обращение поступило. Председатель совета благотворительного фонда «Урал» Муртаза Рахимов направил письмо главе региона Рустэму Хамитову, в котором выразил надежду, что личное вмешательство Хамитова позволит устранить проблемы, возникшие с ДУМ РБ. «Требования удешевить строительство, устранить конфликт интересов и использовать средства по целевому назначению — разумные и логичные, а возведение такого крупного и значимого объекта не должно оставаться заложником интересов группы аффилированных лиц», — писал Рахимов.

Не прошло и месяца, как 3 октября на форуме «Сочи-2016» глава Башкирии Рустэм Хамитов заявил, что бюджетные средства на строительство мечети «Ар-Рахим» в Уфе направляться не будут. Заказчик строительства уфимской соборной мечети в силах завершить возведение объекта самостоятельно, без вмешательства властей республики.

Кажущаяся непоследовательность Хамитова в вопросе поддержки достройки соборной мечети обусловлена несколькими причинами.

«Потеря Уфой статуса «столицы мусульманского мира в Европейской части России и Сибири» и усилению ДУМР не только не входит в интересы главы республики Хамитова, но и противоречит им, — высказал свое мнение Максим Божко. — Кроме того, возведение в Уфе самой большой мечети в Европе повысит авторитет Рахимова в глазах жителей республики и доказательно продемонстрирует элитам Башкирии превосходство Рахимова. Выражаясь молодежным языком, Муртаза Губайдуллович покажет, «кто здесь папа». Сумма таких последствий реализации проекта создания Соборной мечети способна расшатать позиции Рустэма Хамитова».

Дела судебные

В октябре в арбитраже Башкирии началось рассмотрение иска благотворительного фонда «Урал» о взыскании 64,5 млн рублей (в сумму взыскания включено 56,8 млн рублей основного долга и 7,6 млн рублей процентов за пользование чужими денежными средствами) с Духовного управления мусульман Башкирии. Помимо взыскания средств, которые, по мнению фонда, были направлены ДУМ вместо строительства мечети на выкуп у мэрии Уфы участка для коммерческого проекта, фонд потребовал расторгнуть договор благотворительности с ДУМ.

В декабре 2016 года арбитражный суд Башкирии принял решение о расторжении договора благотворительной помощи между фондом и муфтиятом, а также вменил духовному управлению вернуть спонсору 56,8 млн рублей, потраченных нецелевым образом.

«Деньги давались на строительство мечети, а не на коммерческую недвижимость», — утверждают в фонде «Урал».

ДУМ РБ от своих планов не отказалось. В феврале 2017 года «Алтын курай» потребовал от депутатов Уфы назначить повторные слушания по проекту застройки территории у новой соборной мечети Ар-рахим. Пересматривать выполненный МУП «Архитектурно-планировочное бюро Уфы» проект в ДУМ не намерены, так как в МУП считают, что их проект безупречен.

В марте Апелляционный арбитражный суд Челябинска оставил в силе решение в отношении Духовного управления мусульман РБ о взыскании 56,8 млн рублей в пользу БФ «Урал».

Читайте также: Фонд Муртазы Рахимова подал в суд на ДУМ

Вместо заключения

Политолог Кирилл Зотов полагает, что «откровенное прожектерство в виде проекта «Муслим-сити» получило на первом этапе излишнее внимание и финансирование со стороны благотворительного фонда «Урал», на чьи деньги была выкуплена земля под коммерческую застройку». Это лишний раз свидетельствует о неэффективности выбранного Муртазой Рахимовым механизма аккумуляции средств, полученных от приватизации башкирского топливно-энергетического комплекса.

«Гигантский недострой — это, наверное, не то, что хотел получить Муртаза Рахимов, для которого крайне важно оставить о себе добрую память», — отметил Зотов.

Вопрос о строительстве уфимской Соборной мечети на проспекте Салавата Юлаева — болезненная тема для многих уфимцев, представляющих мусульманскую умму.

«Культовое сооружение, которое должно было стать архитектурным украшением, радующим глаз не только верующих, но и остальных жителей и гостей города, постепенно превращается в долгострой. Одна из главных причин — то, что мечеть фактически строилась на средства БФ «Урал», который в свете последних событий, связанных с судебными разбирательствами с АФК «Система», пытается переложить ответственность на правительство Башкирии. Думается, что выделение государственных средств на строительство мечети, равно как и любого другого культового сооружения, не лучшая идея в светском государстве, каковым пока еще является Россия. Строительство должно осуществляться на основе привлечения спонсорских средств, частных инвесторов, на средства благотворителей. Тем более что многочисленные примеры, когда мечети или православные храмы восстанавливались или строились заново меценатами, имеются», — считает исполнительный директор евразийского центра «Самрау» Константин Сафронов. — В ситуации с уфимской Соборной мечетью мусульманский мир мог бы действовать вместе, привлечь общие, весьма значительные ресурсы для решения этой проблемы. Однако этого пока не происходит, и ситуация в данный момент напоминает патовую».

Прозвучало мнение, что ситуация с соборной мечетью лишний раз демонстрирует всю пагубность сосредоточения ресурсов в одних руках. С одной стороны конфликта — ООО с уставным капиталом в 30 тыс. рублей и нежеланием изменить проект, сохранив несколько небольших домов, памятников истории и стремлением выжать из ситуации как можно более материальных благ. С другой стороны — аккумуляция средств от продажи ТЭК Башкирии, в строительстве которого участвовало все многонациональное население республики, в одних руках.

Личные амбиции нескольких человек взяли верх и над здравым смыслом, и над духовностью, а об интересах и чувствах рядовых уфимцев, как обычно, никто не спросил.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail