В первых числах июня исполнилось полгода с момента заключения под стражу в Белоруссии трех публицистов — Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца, которые были арестованы 6 и 8 декабря 2016 года под предлогом наличия экстремизма и разжигания вражды в своих публикациях на российских ресурсах. Надежды на то, что белорусские власти проявят благоразумие, подтвердят свою приверженность идеям Русского мира и прекратят политическое дело, инициированное агрессивными националистами и русофобами, не оправдались.

Бойцы белорусского «Молодого фронта» воюют против Русского мира на Донбассе
Бойцы белорусского «Молодого фронта» воюют против Русского мира на Донбассе
News2.info

Репрессивная машина запущена и не думает останавливаться. Несколько дней назад стало известно о том, что Сергею Шиптенко и Юрию Павловцу предъявлено еще одно обвинение. На этот раз по части 1 статьи 233 УК РБ — в осуществлении незаконной предпринимательской деятельности, за которую полагается до 3 лет тюрьмы. То есть вместо снижения напряженности, инициаторы этого политического процесса еще больше усугубляют ситуацию.

В этом деле обращает на себя внимание многое. Во-первых, поведение белорусских следователей, которым, как говорят многие факты, слово «честь» незнакомо. Во-вторых, отсутствие до сих пор языковедческой экспертизы, на основании которой возбуждено дело. В-третьих, молчание белорусских и международных правозащитных организаций. Когда любой рядовой член прозападной оппозиции «чихнет» на улице, шум стоит на весь мир. Тут люди сидят без суда полгода — и мертвая тишина. Двойные стандарты? — Вполне очевидно. В-четвертых, женам арестованных до сих пор не дают возможности встретиться со своими мужьями.

Можно приводить целое множество не отвеченных вопросов и нелицеприятных фактов в этом деле, которые показывают сугубо политическую мотивировку дела белорусских декабристов, только что это поменяет? Пока инициаторы этого дела могут быть довольны — многие сторонники Русского мира в республике запуганы и боятся проявлять свою гражданскую позицию. Отдельное спасибо за это надо сказать и г-ну Сурикову.

На фоне того, что следователи боятся отпустить Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца даже под подписку о невыезде или домашний арест — поручителями их могли бы выступить десятки уважаемых людей — политиков, ученых, общественных деятелей и деятелей культуры из Белоруссии, России и Украины, весьма показательным выглядит освобождение из зала суда в прошлом году в Минске блогера Пальчиса (что весьма знаково — в день его рождения, такой своеобразный подарок русофобу от белорусских властей), который называл русских свинособаками.

В этом контексте совсем уж неудивительно, что в Белоруссии из-под стражи освобождают тех, кто готовил в Минске в марте этого года репетицию Майдана, кто воюет против Русского мира на Украине с оружием в руках на стороне необандеровской хунты, а те, кто предупреждал об этой угрозе — а именно Дмитрий Алимкин, Сергей Шиптенко и Юрий Павловец в своих публикациях летом-осенью 2016 года неоднократно предупреждали белорусские власти об этой угрозе раскачать минский Майдан по примеру окраины задолго до того, как об этом стали писать другие авторы — продолжают оставаться в СИЗО.

Политическую подоплеку дела подтверждают и следующие факты. Во-первых, публицистам предъявляют обвинения в том, что они разжигали рознь и готовили экстремистские материалы. Но для того, чтобы предъявить им такие обвинения, должно быть принято соответствующее решение суда о признании их публикаций в СМИ экстремистскими и разжигающими рознь. Должно быть вынесено соответствующее решение об удалении «экстремистских» материалов из сети Интернет. И только потом, на основании решения суда, авторов можно было бы привлекать к ответственности за экстремизм и разжигание.

Однако, естественно, никакого решения суда о том, что публикации Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца являются экстремистскими — нет. Соответственно, люди провели за решеткой без решения суда относительно этого главного вопроса в их деле уже больше полугода. Хотя их материалы по белорусской тематике являются одними из самых читаемых по белорусской тематике в интернете. Так, публикацию Дмитрия Алимкина о том, что «Беларусь уходит из Русского мира исподтишка, с учетом украинского опыта» переопубликовало более семидесяти сайтов, притом весьма знаковые, стоящие на страже Русского мира, в отношении которых ни у кого даже язык не повернется говорить, что они экстремистские.

Во-вторых, в белорусском интернете полно публикаций, в которых их авторы говорят те же самые вещи, что и авторы ИА REGNUM. Только работают они в провластных организациях. Однако никто никаких обвинений им ни в чем не предъявляет. И это также говорит как о двойных стандартах белорусской власти в этом деле, так и об его исключительно политической подоплеке. Приведу только один пример.

«До конца XIX века не существовало сколь-нибудь устойчивого понятия «белорусский язык», поскольку не было никаких достоверных текстов, доказывающих факт его существования. Если провести контент-анализ белорусского языка, то мы увидим, что те его слова, которые не похожи на русские, на 90% лексически совпадают с польскими. Слова же, похожие в нём на русские, так же примерно звучат и по-польски. Основное различие в этих языках — синтаксическое и фонетическое. Уже даже из этого можно сделать вывод, что белорусский язык скорее результат некоторой русификации восточного диалекта польского языка, нежели полонизации западнорусского диалекта. В Российской империи «проста мова» официально считалась диалектом польского языка.

Так или иначе, но политиканская авантюра отторжения белорусов от русского народа путём подсовывания им искусственно сфабрикованного языка провалилась. На сегодняшний день в Белоруссии не существует районов, где компактно проживало бы население, использующее белорусский язык в повседневном общении. То есть не только православные белорусы не перешли на язык католиков, но и сами католики забыли язык своих предков.

Ни православные белорусы, ни католики в нынешних границах никогда не были обособленной нацией — ни по отдельности, ни вместе, а всегда только в составе империй: ВКЛ, РИ, СССР. Присоединение к православным белорусам католических «тутэйшых» и подсовывание им недопольской «простай мовы», названной после литературной обработки белорусским языком, разрушает идею триединства русского народа.

Это лишает белорусов долевых прав на величие русской культуры, снижая их международный статус, поскольку принадлежность к культуре мирового масштаба является мощным ресурсом в мировой политике. Таким образом, белорусский язык не существует как социальное явление и не служит средством коммуникации. Он является исключительно идейным понятием» (http://www.odnako.org/blogs/kto-takie-belorusi-k-oprosu-ob-identichnosti/).

По своему идейному содержанию данный текст одного из представителей белорусских провластных экспертов (участвует в программах Информационно-аналитического центра при администрации президента Белоруссии, как он сам о себе пишет http://naviny.by/rubrics/opinion/2013/11/10/ic_articles410_183600) ничем не отличается от того, что писали в своих публикациях на языковую тематику Дмитрий Алимкин и Сергей Шиптенко. Да, возможно, кто-то не согласен с данными взглядами, но они есть. Кстати, именно так думает подавляющая часть бело-русского населения республики. Однако почему провластным экспертам такие взгляды высказывать можно, а других, за точно такие же взгляды на белорусский язык, на белорусскую национально-культурную идентичность, сажают в тюрьму?

Думаю, что основная причина — это полное отсутствие аргументов, способных опровергнуть наших авторов, неспособность им противостоять в публичном пространстве. Ситуация, когда за одни и те же аргументы одни сидят в тюрьме, а другие продолжают пребывать на свободе — вопиюща и абсурдна. Она показывает то, что это дело заказное, сфабрикованное, что оно имеет исключительно и полностью политический характер, а Дмитрий Алимкин, Сергей Шиптенко и Юрий Павловец — являются политзаключенными.

Самое главное, что дело бело-русских «декабристов» показывает все то огромное различие, которое существует сегодня между Луганской и Донецкой Народными Республиками и бело-русской республикой.

Трудно даже предположить, что какому-нибудь чиновнику или силовику в ЛНР и ДНР пришло бы в голову арестовать местных публицистов за аналогичные публикации относительно роста ксенофобии и агрессивного национализма на Украине, а тем более обвинить их в разжигании межнациональной розни. Однако по каким-то причинам это стало возможно в Белоруссии.

И невозможно предположить, что в ЛНР или ДНР кому-то придет в голову штрафовать за использование георгиевской ленточки или российского флага. Однако в Белоруссии сегодня такими примерами пестрит интернет. Так, на днях в Бресте за использование российского флага и георгиевской ленточки в машине коммунальной службы оштрафовали водителя автомобиля:

«Наказали водителей и поблагодарили за активную гражданскую позицию — брестский журналист Александр Левчук пожаловался на георгиевскую ленту и российский флаг на машинах коммунальщиков. Милиция, неожиданно для самого Левчука, не только не проигнорировала заявления, но и прислала письмо с подтверждением: водители привлечены к административной ответственности за использование незарегистрированной символики. «Эта лента стала символом войны в Украине, когда я вижу российский флаг на машине, я чувствую опасность, ведь точно так же все начиналось в Абхазии, поэтому единственная возможность от этого избавиться — это чтобы у тебя была активная гражданская позиция», — объясняет позицию Александр Левчук», — так радостно отреагировала белорусская прозападная пресса на данное событие http://udf.by/news/main_news/158080-brest-miliciya-zapretila-georgievskuyu-lentu.html.

Складывающаяся в республике ситуация с задержанием Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца, с запретами георгиевской ленточки начинает чем-то отдаленно напоминать украинскую. Там также бросают русских публицистов в тюрьмы за выражение своих взглядов, обвиняя их в экстремизме, а георгиевскую ленточку на днях даже запретили уже на официальном уровне законом. Зачем доблестные брестские милиционеры города-героя солидаризовались с Верховной радой необандеровской Украины — одному Богу известно.

Интересно — прокомментирует ли как-то данную ситуацию российский консул в Бресте, направит ли соответствующий запрос в брестское управление МВД, поинтересуется ли, на каком основании вынесено данное решение и почему георгиевская ленточка является незарегистрированной или нежелательной символикой в крепости-герое Бресте, или сделает вид, что все так и должно быть. Только надо понимать, что за всей этой ситуацией наблюдают наши западные «партнеры», и молчание в данной ситуации они однозначно будут воспринимать как отсутствие самоуважения. Какие выводы из этого следуют — также достаточно очевидно: если ты не уважаешь себя, то остальные этого делать и подавно не будут. Следовательно, дела о запрете георгиевской ленточки в Белоруссии будут продолжаться.

Ситуация вокруг политического преследования Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца показывает, что не поставки нефти и дешевый газ, а именно «дело декабристов», дело о георгиевской ленточке как незарегистрированной символике является лакмусовой бумажкой в отношении к России и Русскому миру со стороны властей Беларуси.

Думается, в деле продвижения Русского мира надо обращать внимание сначала именно на такие принципиальные моменты в отношениях стран и народов, вот на такие знаковые лакмусовые бумажки, а на нефть и газ — только потом. Потому что все хотят получать российские нефть и газ, и, желательно, бесплатно. На мой взгляд, ситуация на постсоветском пространстве складывается таким образом, что вопросы дешевых поставок нефти и газа должны быть очень плотно увязаны с вопросами продвижения Русского мира. Русский мир — утром, нефть и газ — вечером.