Пока все внимание мировых СМИ было сконцентрировано на событиях на Ближнем Востоке в связи с предъявленными Катару обвинениями в поддержке мирового терроризма, от чего он уже года как два отошел, соответственно, удар не по адресу, гораздо более знаковое событие мировой политики произошло в Астане, где на проходившем форуме ШОС 9 июня Индия и Пакистан вступили в эту организацию.

Евразия
Евразия
Academic.ru

В результате, на сегодня ШОС в себя включает восемь полноправных членов — Индию, Казахстан, Киргизию, Китай, Пакистан, Россию, Таджикистан, Узбекистан, еще четыре государства-наблюдателя — Афганистан, Беларусь, Иран, Монголию. Три государства подали заявку на участие в саммитах ШОС в качестве наблюдателя — Бангладеш, Египет, Сирия и шесть стран значатся как партнеры по диалогу — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка. Весьма возможно, что следующей страной-членом ШОС через год-два станет Иран.

Таким образом, основная часть Евразии оказывается объединенной тремя блоками: двумя экономическими — Евразийским экономическим сообществом и Новым шелковым путем и политическим — Шанхайской организацией сотрудничества. Расширение ШОС в таком виде означает, что эта организация становится в перспективе военно-политическим зонтиком над проектом экономической интеграции Евразии в единое целое, частью чего являются проекты Евразийской интеграции и Нового шелкового пути.

Пока рано ставить вопрос об экспансии этих блоков во вне. Во-первых, слишком много экономических проблем внутри этих объединений. К тому же создание современной транспортной, логистической, экономической, финансовой и так далее инфраструктуры между странами этих объединений потребует десятков миллиардов долларов инвестиций и многих лет работы. Во-вторых, совокупный рынок ШОС — это половина населения земного шара. Поэтому остальные рынки по сравнению с создаваемым внутренним могут рассматриваться исключительно как региональные и поэтому явно вторичные в плане инвестиций и торговли.

В-третьих, странам этих трех блоков надо пройти большой путь к пониманию общих интересов и ценностей, в том числе и прежде всего, религиозной терпимости, выработки приемлемых религиозных форм общественного сознания и отказе от радикальных, которые разрушительны для проекта Большой Евразии, к пониманию Большой Евразии в противовес исчерпавшей себя нынешней концепции Евросоюза, которая возможна только в контексте возведения новых политических и экономических барьеров на континенте. То есть, работа предстоит огромная.

Да и проект экспансии, если проект Большой Евразии дойдет до нужных параметров развития, будет совсем другим, чем мы видим на примере западных стран, когда остальная территория мира используется как периферия и колонии, из которых выкачиваются ресурсы в рамках концепции неэквивалентного обмена. Новая Большая Евразия не будет заниматься присоединением отдельных стран — это не интересно. Речь будет идти о сотрудничестве исключительно на уровне континентов — Южной Америки, Африки, Австралии, Северной Америки. Но для этого сначала надо решить главную проблему, мешающую быстрой реализации проекта Большой Евразии — проблему терроризма на Ближнем Востоке, подпитываемую радикальным ваххабизмом. И эта проблема, как мы видим на примере Сирии, Катара, возвращающейся из средневековой перспективы Ливии, постепенно, но решается.

Такая геополитическая перспектива ставит очень серьезные вопросы и перед Евросоюзом. Нынешняя концепция ЕС приказала долго жить. Буквально до конца этого года, то есть по историческим меркам в очень сжатые сроки, станет понятен механизм выхода Британии из ЕС. Возможно, даже, будут видны контуры новой концепции ЕС — двухуровневой или даже распад этой организации. Однако это явно вторичные вопросы на фоне главного — ЕС стоит перед полномасштабным кризисом действующей концепции развития союза и под воздействием внутренних и внешних факторов развития вынужден будет ее менять.

Вместе с тем, отказываясь на протяжении уже десяти лет (после выступления Владимира Путина на конференции по вопросам политики безопасности в Мюнхене в 2007 году) от обсуждения с Россией проблемы новой концепции безопасности в Европе, отказываясь от создание единых четырех пространств от Атлантики до Тихого океана, пытаясь разжечь пожар на исторической территории Русского мира на Украине, Европа только загоняла себя в тупик. Рано или поздно, но ЕС столкнется уже не с Евразийским союзом, а с ШОС, который, в принципе, при желании, может и не заинтересоваться сотрудничеством с аппендиксом Евразии на Западе, погруженным в сатанинско-содомистскую вакханалию «прав и свобод».

По большому счету, если посмотреть на политическую карту мира в ее евразийской части, Европа — это провинция относительно центра континента. И если она отказывается от предлагаемой Россией политической и экономической интеграции сегодня, завтра условия интеграции в Новую Большую Евразию для Европы будут гораздо более худшими. В этом плане перед Европой стоит одновременно очень простой и сложный выбор — признает ли она себя частью Евразии или нет? Готова ли она на равноправной и взаимовыгодной основе, без менторского тона говорить со своими соседями по карте или нет? Готова ли она к реальной мультикультуральности и диалогу культур или и далее будет отстаивать сатанинские и содомистские ценности?

Что на сегодня Европа может приложить человечеству? Технику, промышленность — в Южной Корее, Японии, России, Китае делают не хуже. Культуру? — Уже большой вопрос. Ценности, религию? — Тем более. Наука — задел еще есть. Но время нынешней Европы уходит — при нынешних тенденциях развития скоро белое население превратится в обслугу мигрантов и их многодетных семей. Поэтому дело за Евразией — большой, промышленно, экономически, технически и инфраструктурно развитой. Европа становится слишком мала для больших дел и проектов будущего. ШОС Евразии — это предвестник краха Европы-аппендикса.

Читайте ранее в этом сюжете: Саммит Шанхайской организации сотрудничества в Астане: основные итоги

Читайте развитие сюжета: Саммит ШОС в Астане: «восьмерка» против «семерки»