Си Цзиньпин и Реджеп Эрдоган
Си Цзиньпин и Реджеп Эрдоган
Haberler.com

Колонизация по-китайски

Мировой порядок меняется стремительно, разрушая традиционные представления о международных отношениях, основанные на европоцентризме или американоцентризме. Хотя некоторые эксперты при анализе событий «арабской весны» сознательно или бессознательно игнорируют растущее экономическое влияние Китая на Ближнем и Среднем Востоке, рассуждая исключительно о странах НАТО и их региональных притязаниях. Реальность оказалась беспощадной. Так, по данным Международного валютного фонда на 2014 год, которые приводит журнал Economist, Китай опередил США по показателям двусторонней торговли с такими странами, как Саудовская Аравия, ОАЭ, Турция, Иран, Ирак, Оман, Катар и Египет. Только с 1990 по 2016 год объём торговли между КНР и Турцией вырос с $238 млн до $27,7 млрд, а что касается прямых китайских инвестиций, то они с 2015 по 2016 год увеличились с $509 млн до $809 млн.

Американцы опережают китайцев лишь в торговле с Израилем и Кувейтом, а в торговле с Иорданией, например, у США и КНР соблюдается паритет. К 2023 году Пекин планирует увеличить совокупный объем торговли с Ближним и Средним Востоком с нынешних $240 млрд до $600 млрд. В качестве локомотива выступают переговоры между КНР и Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) по созданию зоны свободной торговли, уточняет катарский телеканал Al Jazeera.

Это не хорошо и не плохо, а просто данность, которую опасно игнорировать. Ведь речь идёт о глобальном капитализме, который ради прибавочной стоимости упраздняет системные различия между Востоком и Западом, продиктованные культурой. Прежде всего, логика Поднебесной продиктована зависимостью от импорта нефти и сжиженного природного газа из стран Персидского залива, без которого немыслимы экономический рост и урбанизация. На долю Ирана, Ирака и ССАГПЗ приходится до 60% китайского нефтяного импорта, а уже к 2020 году данная зависимость увеличится до 67%. Как на это реагируют Соединенные Штаты?

Вашингтон сознательно сдаёт позиции, о чем ранее сообщало ИА REGNUM . Не случайно New York Times припомнила президенту Дональду Трампу выход из Транстихоокеанского партнёрства, а президент Совета по международным отношениям Ричард Хаас пошёл ещё дальше, обвинив Белый дом в прокитайской политике: «Ирония заключается в следующем: люди обеспокоены тем, что приход Трампа к власти позволит России осуществлять захватническую политику. Трамп, конечно, на это способен. Однако он пока занят тем, что делает мир безопасным для Китая». Любопытный тезис, не так ли?

Справедливости ради напомним, что влияние Китая растёт не только в отношениях с США. По итогам 2016 года КНР впервые в истории стала крупнейшим внешнеторговым партнёром ФРГ, сообщает Deutsche Welle со ссылкой на Федеральное статистическое ведомство. То есть Пекин оттеснил Вашингтон аж на третье место, сразу после Парижа. «Впрочем, саму Германию ее собственный дефицит в торговле, например, с Китаем никогда особо не смущал, а он в 2015 году составил 20,6 млрд евро. Такого минуса ФРГ не имела ни с одной другой страной мира (в торговле с Россией, главным поставщиком энергоносителей на немецкий рынок, он составил 8,4 млрд евро). Но вот что весьма показательно: в 2016 году немецко-китайская торговля, судя по данным DIHK, благодаря росту экспорта из Германии в Китай не только возросла, но и стала более сбалансированной. Это хорошая основа для дальнейшего развития сотрудничества, тем более, если на фоне нарастающего американского протекционизма и Берлин, и Пекин будут совместно отстаивать принципы свободной торговли», — говорится в сообщении.

Отныне корифеями глобализации выступают не США, а КНР и ФРГ. 1 июня с.г. на саммите в Берлине премьер Госсовета Китая Ли Кэцян и канцлер Германии Ангела Меркель договорились ускорить переговоры по инвестиционному соглашению КНР — ЕС. По словам Меркель, Берлин придаёт большое значение будущему договору, подписание которого станет началом переговоров по созданию зоны свободной торговли между Поднебесной и Евросоюзом, передает агентство «Синьхуа». Примечательно, что обмен любезностями между немцами и китайцами происходит на фоне провала многолетних усилий США навязать ЕС условия Трансатлантического соглашения о свободной торговле.

Скептики могут возразить, сославшись на то, что заявления бывают зачастую далеки от реальности. Автор этих строк вынужден их расстроить: 2 июня China Daily сообщила о подписании меморандума между корпорацией Airbus и китайской National Development and Reform Commission (NDRC), который предполагает сотрудничество Пекина и Брюсселя в авиационной и ракетно-космической отраслях. Более того, 27 мая с.г. Airbus уже запустила строительство в Китае завода по сборке вертолетов, который будет сдан в эксплуатацию в 2018 году. Разве это не свидетельствует о высоком доверии между ЕС и КНР?

«Естественный партнёр» Британии, Турции и Азербайджана

Лондон не отстаёт от Брюсселя и Берлина, поскольку особые отношения Великобритании с Китаем позволяют первой купировать влияние России и США на территории Западной и Восточной Европы. Позицию Лондона открыто обозначил министр финансов объединенного королевства Филип Хаммонд, выступая в середине мая с.г. на пекинском форуме по «Шелковому пути»: «Лондон остаётся мировым финансовым центром и имеет условия и способности для того, чтобы обслуживать торговые инициативы Китая, сделать инфраструктурные проекты привлекательными для частных инвесторов». По словам Хаммонда, Китай будет «естественным партнёром» Великобритании после её выхода из состава Евросоюза.

Тому есть простое объяснение: по данным платёжной системы Swift на март 2017 года, которые приводит газета Straits Times, на долю Лондона приходится 36,3% международных операций с юанем. На втором месте расположился Гонконг с долей в 29,3%, на третьем и четвёртом — США и Франция, по 7,3%, а уже на пятом — Сингапур с 5%. То есть китайская элита доверяет будущее своей национальной валюты не собственным банкирам, а Британии. «Эти данные показывают, что Лондон — лучший центр для международной банковской деятельности. Несмотря на снижение объёмов валютных торгов и неопределенность на рынке, роль Лондона как мирового финансового центра и центра международных платежей остается непоколебимой», — заявил директор британского офиса Swift Хавьер Перес-Тассо.

Лондон привлекателен не только для Пекина, но и для Анкары, которая в лице министра экономики Турции Нихата Зейбекчи призывает британскую элиту создать зону свободной торговли. Примечательно, что заявление Зейбекчи прозвучало 8 марта с.г. в ходе выступления в цитадели британского глобализма — Chatham House. Фактор Пекина читается между строк.

В настоящее время индикатором китайского влияния на Ближнем и Среднем Востоке служат именно экономические отношения Анкары и Пекина, которые идут вразрез со стратегическими интересами России в регионе. И вот почему: ещё в декабре 2016 года Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), созданный по инициативе КНР, выделил $600 млн на финансирование Трансанатолийского газопровода (TANAP), который своей целью ставит поставки в Евросоюз природного газа из Азербайджана и Туркменистана. «TANAP представляет собой важную энергетическую инфраструктуру на перекрестке Азии и Европы, которая не только усилит экономику Азербайджана, но и обеспечит энергетическую безопасность Турции и других стран на юге Европы», — полагает вице-президент АБИИ Д.Ж. Пандиан. Как известно, «Южный транспортный коридор» состоит из Южнокавказского газопровода через Грузию, который на турецкой территории перевоплощается в Трансанатолийский газопровод, откуда труба следует в Грецию, Албанию и Италию уже под вывеской Трансадриатического газопровода. И это уже не слова, а конкретные стройки, главная из которых уже в 2018 году будет сдана в эксплуатацию.

31 мая с.г. президент Азербайджана Ильхам Алиев рассказал участникам VII Каспийской международной выставки энергетики о степени готовности проекта: «Реализация Южнокавказского трубопровода находится на уровне 85%. Этот трубопровод соединяет Азербайджан с Грузией. Успешно осуществляется проект TANAP, контракт по которому был заключен в 2012 году. Реализация проекта TANAP находится на уровне 72%. Мы ожидаем, что в следующем году отметим ввод в строй проекта TANAP. Четвертый проект — ТАР (Трансадриатический газопровод — С.Ц.). Уровень исполнения там составляет 42%. То есть эти цифры сами по себе являются показателем. Они показывают, что все работы идут по плану, и мы приближаемся к завершению реализации проекта «Южный газовый коридор». Теперь понятно, почему Турция и Евросоюз последние несколько лет торпедировали строительство российского «Южного/Турецкого потока».

Примечательно, что кредит АБИИ для TANAP был предоставлен под залог азербайджанской компании Southern Gas Corridor (SGC). А за несколько дней до «щедрого жеста» Поднебесной Всемирный банк выделил $800 млн на строительство TANAP, из которых $400 млн получила Turkey's Petroleum Pipeline Corporation (BOTAŞ), а оставшуюся часть — Azerbaijan's Southern Gas Corridor (SGC) Company, уточняет газета Daily Sabah. То есть китайский капитал и американский капитал действуют единым фронтом, пытаясь таким образом девальвировать позиции России на европейском газовом рынке. Да и не только они. Ведь 12% акций TANAP принадлежит корпорации British Petroleum (BP), за которой стоит официальный Лондон.

Турция + Туркмения + Китай

На протяжении последних пяти лет экспертное сообщество часто недооценивало потенциал газовых поставок в Евросоюз из Туркмении. Раздавались самоуверенные возгласы о том, что неурегулированность правового статуса месторождений Каспийского моря будет сдерживать продвижение туркменистанских углеводородов за Запад. Однако этот миф развеял министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, выступая в начале марта с.г. в Москве. Мамедъяров признал, что у Баку есть соответствующая договоренность с Ашхабадом. Правда, уточнять детали азербайджанский чиновник не стал. «Торжественную эстафету» у Мамедъярова перенял посол Турции в Туркмении Мустафа Капуку (Mustafa Kapucu), выразив готовность Анкары к поставкам туркменского газа в ЕС. «Транскаспийский газопровод протяженностью 300 км по дну Каспийского моря до побережья Азербайджана является оптимальным с точки зрения доставки туркменских энергоносителей на европейский рынок. Кроме того, туркменский газ может прокачиваться на территории Турции через существующие трубопроводы, которые граничат с европейскими странами», — цитирует дипломата агентство Azernews. По словам Капуку, «проект может быть реализован как часть Южного газового коридора, который призван транспортировать газ из Каспийского региона в европейские страны». Интересный поворот событий, не так ли?

Заявление турецкого посла подтвердил и директор департамента трубопроводов Минэнерго Турции Реха Муратоглу, выступая 31 мая на энергетическом форуме в Ашхабаде. «После того как Южный газовый коридор будет введен в эксплуатацию, Туркменистан сможет воспользоваться инфраструктурой на территории Турции для организации поставок углеводородов на рынок Евросоюза», — приводит слова Муратоглу газета Yeni Safak. Чиновник уточнил, что таким образом Анкара будет диверсифицировать внутреннее потребление природного газа, который поставляют Россия, Иран и Азербайджан.

Что получит Китай взамен? Для начала Ашхабад пообещал увеличить поставки газа в Поднебесную с нынешних 36 млрд кубометров до 38 млрд. Разумеется, интерес Пекина не ограничивается углеводородами, поскольку его главная цель — бесперебойные грузопотоки в Западную Европу по Транскаспийскому маршруту, будущее которого зависит от железной дороги Баку — Тбилиси — Карс — Эдирне. Ставки сделаны. Ставки больше не принимаются.

Читайте развитие сюжета: Турция ожидает, что число китайских туристов в 2017 году достигнет 200 тыс