Помимо обеспечения непосредственной безопасности и выявления экстремистов в Великобритании, властям страны нужно активизировать свою работу по борьбе с радикальной идеологией, благодаря которой и формируются люди, готовые к совершению терактов, пишет Том Уилсон в статье для The National Interest.

Игил
Игил
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Так, после теракта в Манчестере власти Соединенного Королевства повысили уровень террористической угрозы и развернули вооруженные силы на улицах британских городов. Сложно представить, на какие еще меры может пойти правительство страны, помимо уже принятых. И хотя Лондон не ввел чрезвычайного положения, как это сделали во Франции, страна идет в этом направлении. Следует отметить, подчеркивает автор, что подобные экстраординарные меры нельзя применять в качестве долгосрочного решения проблем. В определенный момент уровень террористической угрозы, поднятый после акта насилия, придется снижать, даже несмотря на то, что риск терроризма не прошел. Научится ли Великобритания жить с терроризмом так же, как к этому призывал бывший премьер-министр Франции Мануэль Вальс своих граждан после теракта в Ницце?

Если непреходящая угроза теракта стала новой нормой, что может сделать правительство для защиты своего населения? Едва ли власти смогут вооружить всю полицию, а также установить системы обеспечения безопасности, подобные тем, которые стоят в аэропортах, в каждом ночном клубе, кинотеатре, торговом центре и на каждом спортивном мероприятии. То же самое можно сказать и о наблюдении. Правительство не может ожидать от разведывательных служб полной безошибочности.

Так, по некоторой информации, Салман Абеди был известен британским властям. Более того, по некоторым данным, в стране находится около трех тысяч известных экстремистов, которые вызывают беспокойство служб безопасности, тогда как МИ5 отслеживает постоянно до 500 террористических угроз. С учетом того, насколько трудоемкой является подобная работа по наблюдению, кажется неизбежным, что некоторые теракты все-таки происходят. Несмотря на сложность стоящей перед спецслужбами задачи, тринадцать терактов было успешно предотвращено за последние четыре года. Проделанная работа впечатляет, однако с учетом того, насколько экстремисты многочисленны, выявить каждого невозможно. Когда столь велико число потенциальных террористов, некоторым неизбежно удастся совершить задуманное, как было в случае с Манчестером и Вестминстерским мостом. Таким образом, основное внимание необходимо уделять предотвращению подобных актов на ранних стадиях. И целью должен быть не срыв заговоров, а с самого начала недопущение их подготовки.

Это означает установление и сокращение масштабов ненасильственного экстремизма. Несмотря на разговоры о так называемых террористах-одиночках и сложных индивидах, которые переходят на радикальные позиции под влиянием интернета, террористы не являются изолированными фигурами, появляющимися из ниоткуда — процесс, на который власти совсем не могут повлиять. Все чаще анализ радикализации тех или иных индивидов указывает на ключевое воздействие личных отношения и роли, которую играет причастность к сети единомышленников. По данным организации Henry Jackson Society, только один из десяти приговоренных за террористическую деятельность в Соединенном Королевстве действовал в одиночку. Необходимо принять в расчет, что Великобритания на сегодняшний день сталкивается с тем, что из Сирии возвращаются экстремисты — такие же, как совершившие теракты в Париже и Брюсселе. Более четырех сотен человек уже вернулось из Сирии в Соединенное Королевство. Это неприятная мысль, однако такое развитие событий является неизбежным результатом того, что около 850 граждан Великобритании посчитали жизнь в рядах ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) более привлекательной, чем в такой стране западной демократии, как Соединенное Королевство.

Как и большое число мировых лидеров до него, Дональд Трамп, находясь с официальным визитом в Саудовской Аравии, заявил о необходимости борьбы с идеологией, однако за этим, как обычно, не последовало детальной информации о том, каким образом эта борьба будет проводиться. В Великобритании правительство сделало первые шаги в противодействии росту ненасильственного экстремизма, который может послужить основой для более жесткой идеологии.

Тем не менее в Соединенном Королевстве почти беспрепятственно действует целая индустрия экстремизма, избегающая внимания со стороны закона. В рамках сети кампаний защиты исламизма, студенческих объединений, онлайн-публикаций, в речах проповедников и активистов было приложено много усилий для подрыва работы правительства по предотвращению радикализации. В более масштабном плане они работают на то, чтобы легитимизировать экстремистские взгляды, теории заговоров и чувство обиды и отчуждения, которые могут подтолкнуть молодых мусульман по пути дальнейшего жестокого экстремизма.

Поэтому если Лондон серьезно настроен в отношении победы над идеологией, порождающей терроризм, значит, власти страны должны принимать более активные меры по предотвращению и ограничению деятельности тех, кто пытается легитимизировать людей, желающих уничтожить западный образ жизни. Умеренным исламским ученым необходимо демонтировать исламистский нарратив, а также приложить другие, практические усилия. Соединенное Королевство должно бросить вызов тем, кто пытается сделать этот нарратив мейнстримом исламской общины страны.

В частности, во время правления премьер-министра Дэвида Кэмерона британское правительство рассматривало, стоит ли называть террористической организацией «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В конечном счете было принято решение, что у Лондона недостаточно оснований для подобного шага. Тем не менее тот факт, что группировка не совершает терактов в Соединенном Королевстве, еще не означает, что ее члены могут избежать отнесения к такой категории. Если учесть, что ее священнослужители призывают к насилию на почве религии, группировка «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), без сомнения, является радикальной исламистской организацией и должна вместе с организациями-партнерами быть запрещена в Соединенном Королевстве.

Аналогичным образом в Великобритании действует большое число мечетей, фондов и образовательных учреждений, финансируемых из других стран. В них регулярно выступают с речами экстремисты, распространяющие экстремистскую литературу. Многие из них выпустили студентов и верующих, которые затем участвовали в террористической деятельности или присоединялись к террористическому подполью и группировкам. Такие учреждения необходимо лишить статуса благотворительных организаций, тогда как их иностранное финансирование должно быть заблокировано. В наиболее серьезных случаях Великобритания должна последовать примеру Франции и закрыть их совсем.

Тот факт, заключает автор, что правительство Великобритании оказалось вынужденным развернуть войска в городах, едва ли создает впечатление, что угроза терроризма сокращается. Благодаря повышению мер безопасности и сбору разведывательных данных страна может более успешно срывать планы террористов. Но она не сможет полностью победить терроризм, пока не сократит число людей, желающих организовывать теракты. А для этого потребуется активизировать борьбу с их идеологией.

Читайте развитие сюжета: Мэй: Права человека не должны мешать в борьбе с терроризмом