Старшие советники президента США Дональда Трампа в апреле этого года уже откладывали встречу, в ходе которой, вероятно, надеялись преодолеть сопротивление администрации по вопросу о том, должны ли США оставаться в Парижском соглашении по изменению климата или нет. В одном из недавних твитов президент США пообещал, что огласит свое решение по проблеме уже в ближайшее время.

Мошенничество
Мошенничество
Communitarian.ru

Судьба соглашения, поддержанного почти 200 странами в 2015 году, стала основным политическим и символическим вопросом для президента, который в ходе кампании отвергал антропогенное изменение климата, называя его мистификацией, и обещал возродить угольную промышленность США. Бывший президент Барак Обама, наоборот, считает договор одним из самых значительных своих достижений в борьбе с глобальным потеплением.

Неcколько консерваторов из стана республиканцев отправили Трампу письмо, призывающее его выйти из Парижского климатического соглашения, в том числе Дэвид Маккинли и Пол Госар, которые разместили его на своем веб-сайте. По данным издания Politico, всего дюжина членов Конгресса подписала письмо. Вот его текст:

«…Участие нашей страны в Парижском соглашении — еще одно продолжение антиугольной повестки Обамы. Поэтому, когда вы отказываетесь от других [его] вредных практик, мы хотим призвать вас пересмотреть и участие Америки в Парижском соглашении.

Соглашение предназначалось для таких стран, как Китай и Индия (два из крупнейших в мире эмитентов диоксида углерода); они брали на себя меньше обязательств по сокращению выбросов, в то время как Соединенные Штаты тратили свои деньги в ущерб американскому рабочему классу. Например, США должны были бы предпринять определенные действия и немедленно сократить свои выбросы углекислого газа к 2025 году, что привело бы к серьезному ущербу для нашей экономики, включая потери рабочих мест и увеличение потребительских расходов. При этом Китай только пообещал сократить свои выбросы начиная с 2030 года. Честно говоря, трудно представить себе, что Китай выполнит такое обещание.

Более того, президент Обама и его администрация использовали Парижское соглашение как оправдание своей антиугольной повестки. В судах его администрация и ее сторонники утверждали, что как «План чистой энергии» [Clean Power Plan], так и Парижское соглашение имеют решающее значение для общественных интересов. Мы уверены, что если соглашение останется в силе, оно будет… вредить США.

Агентство по охране окружающей среды (EPA) нацелено на отмену CPP. Кроме того, 22 марта 2016 года бывший администратор EPA Джина Маккарти признала, что CPP не влияет на глобальный климат и скорее утверждает, «кто в доме главный». Но мы знаем, что другие страны либо не следуют этому примеру, либо хотят повысить цены на энергию (ставя под угрозу свою электрическую сеть) за счет сокращения потребления угля. Для примера: Китай увеличит потребление угля на 70% к 2040 году, и все прогнозируют, что на угле в будущем останется 62% производства его электроэнергии; Индия удвоит добычу угля к 2020 году; Япония и Южная Корея планируют построить в ближайшие 10 лет 61 новую угольную установку; Германия открыла более 10 ГВт новых угольных электростанций за последние 5 лет.

Парижское соглашение также не приемлет экономику, меры которой будут «отрицательно влиять» на глобальное потепление. В частности, это соглашение значительно затруднит нашу способность снабжать электроэнергией народы Африки.

Даже со всеми климатическими ограничениями, принятыми президентом Обамой, Соединенные Штаты ничего не смогут поделать с мировым снижением выбросов, которое якобы окажет влияние на глобальный климат. Согласно MIT 2015 (отчету — обзору технологий), увеличение потребления угля в одной Индии нивелирует усилия обеих стран и США, и Китая. Если все подписавшие соглашение действительно выполнят свои обязательства, это снизит нагрев лишь на 0,2 градуса по Цельсию к 2100 году, так говорит отчет MIT — совместной программы по изучению глобальных изменений (MIT's Joint Program on the Science and Policy of Global Change projects).

Мы также решительно выступаем против растраты долларов налогоплательщиков, направляющихся в Фонд зеленого климата — довольно «грязный» фонд за чистый климат, созданный в рамках соглашения. Президент Обама согласился помочь собрать 100 млрд долларов в год на финансирование «развивающихся» стран и лично выделил 3 млрд долл. из фонда США. За последний год своего пребывания в должности он выделил 500 миллионов долларов в фонд без одобрения Конгресса. Если мы не выйдем из соглашения, миллиарды долларов налогоплательщиков США, вероятно, опять будут потрачены впустую на бесплодные усилия, а наше внутреннее производство энергии будет продолжать страдать.

Наконец, президент Обама не выполнил свое обязательство (согласно Конституции) — добиться одобрения Конгресса, когда подписал соглашение в декабре 2015 года. Огромные обязательства по соглашению должен был утвердить Конгресс. Но дело в том, что президент Обама знал, что у него нет двухпартийной поддержки, необходимой для одобрения Сенатом», — настаивают республиканцы.

И пытаются дальше убедить Трампа: «Выход из договора позволит вам исправить эту проблему. 26 мая 2016 года во время выступления, в котором вы изложили свои намерения «отменить Парижский договор, вы превосходно сформулировали этот вопрос, сказав: «Это соглашение дает иностранным бюрократам право контролировать, сколько энергии мы используем здесь, в Америке».

Еще раз благодарим вас за вашу неизменную приверженность сокращению обременительных правил, которые препятствовали производству американской энергии и стоили тысячам американцев их рабочих мест. Мы понимаем, что это сложная задача, и ценим рассмотрение вами этого требования», — завершают свою ноту традиционным дипломатическим комплиментом республиканцы.

Но малое количество подписей свидетельствует о том, что это не является приоритетом для большинства республиканцев на Капитолийском холме. «Участники, выдвигающие эту повестку дня, малочисленны, отчуждены и становятся менее актуальными с каждым днем», — говорит один из источников, знакомый с вопросом, в интервью изданию Axios.

Напротив, у договора есть широкая поддержка как среди законодателей, так и среди бизнес-групп республиканцев — тех, кто действуют в интересах соответствующих компаний и производителей ископаемого топлива, для того чтобы продолжать политику президента Обамы, которую новая администрация теперь, похоже, сама с удовольствием собирается исповедовать.

Перо
Перо
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Издание Vox опубликовало статью, в которой исследуются последствия как отказа от Парижского соглашения, так и пребывания в нем. «США могут столкнуться с серьезными дипломатическими последствиями после выхода. Европа, Китай и другие страны могут угрожать отказаться от сотрудничества по другим вопросам, которые волнуют США. По наиболее мрачному сценарию другие страны могут угрожать навязать США тарифы на выбросы углерода, что приведет к торговой войне. Вот почему многие союзники Трампа, такие, например, как сенатор-республиканец Боб Коркер, утверждают, что более разумный шаг — остаться».

Есть опасения, что некоторые крупные «развивающиеся страны» (а это и Китай, и Индия, и Бразилия), в которых растут выбросы, могут забросить свои усилия по их обузданию. «Китай, крупнейший в мире эмитент, будет играть главную роль в будущих переговорах, и его лидеры склонны спорить о более слабых механизмах надзора и отчетности, чем у США», — пишет Axios.

Интересна в этой связи и ситуация с ценой на газ. «Возможно, природный газ в ближайшем будущем станет основным источником электроэнергии. Существует высказывание, что трое — это уже тенденция, и поэтому об этом стоит писать. Природный газ на протяжении нескольких лет обгоняет уголь на рынке электроэнергии США, чему способствуют многочисленные поставки, более низкие цены и более чистые выбросы. Последние данные показывают, что его доминирование на рынке укрепляется — независимо от того, что делает администрация Трампа. В течение десятилетий в качестве основного топлива в США выступал уголь — его называли King Coal, но теперь корона действительно передана природному газу», — подчеркивает Axios.

«В марте Трамп подписал приказ об увеличении добычи угля и отмене политики в отношении климата, учрежденной его предшественником Бараком Обамой… Главный стратег президента Стив Бэннон и глава Агентства по охране окружающей среды США Скотт Пруитт утверждали, что юридические препятствия затрудняют пребывание в соглашении, которое вмешивается во внутреннюю политику», — пишет Politico.

Комиссар ЕС по вопросам климата и энергетики Мигель Ариас Каньете сказал в интервью Financial Times, что Парижское соглашение дало странам большую свободу, и надеется, что США найдут способ остаться в нем. «195 стран подписали Парижское соглашение, и может быть 195 различных путей для достижения его целей», — сказал он.

Администрация Обамы обещала, что США попытаются сократить свои выбросы парниковых газов до 28% к 2025 году — до уровня 2005 года… Соглашение не подразумевает санкций для тех стран, которые не выполняют такие обязательства, но некоторые члены администрации Трампа, такие как секретарь по энергетике Рик Перри, публично призвали президента «пересмотреть соглашение», не выходя из него. Госсекретарь Рекс Тиллерсон (бывший глава Exxon Mobil) и дочь президента Иванка Трамп также настаивают на том, что США должны остаться в договоре.

«Петиция от 23 февраля 2017 года, направленная президенту Трампу, подписанная доктором Ричардом Линдзеном и еще тремястами видными учеными, инженерами и другими квалифицированными и знающими специалистами, с просьбой о выходе США из программ ООН по климату отражает стремление ученых и других экспертов разоблачить в глазах общественности бывшее правительство, а также глубоко искаженную научную платформу, лежащую в основе политики глобальных паллиативных мер и в основе настроений, вызванных у мирового сообщества», — пишет неформальное американское издание Whatts Up With That.

Не так
Не так
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Межправительственная коллегия ООН по климатическим изменениям начала работу в марте 1994 года, и к декабрю 2008 года 189 государств — членов ООН ратифицировали соглашение. Статья 2 соглашения гласит: «Конечной целью настоящей конвенции… является достижение… стабилизации концентраций парниковых газов в атмосфере на уровне, который предотвратит опасное антропогенное вмешательство в климатическую систему. Такой уровень должен быть достигнут в сроки, достаточные для того, чтобы экосистемы могли естественным образом адаптироваться к изменению климата, чтобы гарантировать то, что производству продовольствия ничто не будет угрожать, и обеспечить устойчивое экономическое развитие».

Язык статьи № 2 наглядно демонстрирует, что конвенция была основана на презумпции того, что выбросы парниковых газов создадут «опасное антропогенное вмешательство в климатическую систему». Основные концепции и принципы естественного изменения климата при этом не упоминаются.

Линдзен не новичок в решении и оспаривании недостатков научных основ, лежащих в основе климатических процессов ООН. В июле 2012 года на конференции Sandia National Labs обсуждались замечания доктора Линдзена, касающиеся неадекватности климатических моделей, которые появились относительно недавно и являются основным инструментом для «решения проблем климата». Линдзен говорил о неспособности используемых климатических моделей решить весь комплекс сложностей, которые приводят к глобальному изменению климата.

К аргументам Линдзена о фундаментальных недостатках и неудачах климатических моделей присоединяется и доктор Джудит Карри, которая также привнесла свои выводы в новое исследование.

Вот отрывок из петиции от 25 февраля 2017 года президенту Трампу с просьбой о выходе США из программ стран — членов ООН: «Мы настоятельно призываем правительство Соединенных Штатов и другие страны отказаться от Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата. Мы поддерживаем разумную и экономичную защиту окружающей среды. Но углекислый газ (цель ООН) не является загрязнителем, а является основным преимуществом для сельского хозяйства и другой жизни на Земле. Наблюдения показывают, что потепление от повышенного атмосферного CO2 будет благоприятным — показатели намного меньше, чем первоначальные предсказания модели, которой 25 лет.

В письме с просьбой о выходе из соглашений доктор Линдзен отмечает: «Мы ходатайствуем перед американским и другими правительствами об изменении курса по устаревшему международному соглашению, которое нацелено на жесткое регулирование парниковых газов, в первую очередь на углекислый газ — CO2. С 2009 года США и другие правительства предпринимают действия в отношении глобального климата, которые не являются научно обоснованными и которые уже наносят и будут наносить серьезный социальный и экономический ущерб без каких-либо экологических выгод. Хотя мы поддерживаем эффективный, доступный, разумный и прямой контроль над обычными загрязнителями окружающей среды, двуокись углерода не является загрязнителем. Напротив, есть очевидные доказательства того, что повышенный уровень углекислого газа в атмосфере экологически полезен для продовольственных культур и других растений, которые питают все живое. Это пища для растений, а не яд».

Протоколы
Протоколы
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

ООН уже более двух десятилетий выпускает заявления о «тревогах» в этой связи — начиная с первого отчета, опубликованного в 1990 году. В частности, в Третьей оценке ООН, выпущенной в 2001 году, в разделе 14.2.2.2, касающемся недостатков моделирования глобальной климатической модели, была сформулирована и четко представлена такая мысль: «В целом стратегия должна признать, что, возможно, в исследованиях и моделировании климата мы имеем дело со связанной нелинейной хаотичной системой, и поэтому долгосрочное прогнозирование будущих климатических состояний невозможно. Самое большее, что мы можем ожидать, это предсказание распределения будущей [климатической] системы путем создания согласованных модальных решений».

В техническом резюме ООН AR5 сценарии климатической модели описаны следующим образом: «Сценарии следует считать иллюстративными, и не существует [доказательств] вероятности их осуществления». (12.3.1, вставка 1.1) — Эти 10 из более чем 5 миллионов слов во всем 4-томном отчете представляют собой исчерпывающее критическое резюме огромной и неразрешимой неопределенности, лежащей в основе оценок и выводов отчета AR5, которые скрыты от общественности и которых даже не касались климатически предвзятые СМИ и политики.

Парижское соглашение ООН 2015 года, которое пытается создать регулирующие мандаты и обязательства для стран по сокращению будущих выбросов СО2, в значительной степени основывается на оценках и выводах того самого доклада ООН AR5. Обязательства, уже взятые на данный момент многими странами, исходящие из этого соглашения, будут стоить триллионы долларов и лишь незначительно сократят глобальные температуры.

Абсурдно принимать квоты на триллионы долларов на «регулируемые государством климатические действия», которые основаны на неопределенных прогнозах климатических моделей, которые являются не чем иным, как предположением, основанном на предположениях.

Тот факт, что те, кто требуют таких массовых расходов, так тщательно скрывают вопиющие недостатки создания глобальной климатической модели, демонстрирует нам, что массовое межправительственное мошенничество совершается климатическими алармистами прямо на глазах у общественности. Подобные климатические модели могут служить полезным целям в академических и научных исследованиях, но они совершенно не подходят для регулирующих обязательств, требующих расходы в триллионы долларов от глобального капитала, которые могут быть использованы для решения других глобальных проблем, включая нищету, образование и здравоохранение.

Смелость, продемонстрированная доктором Линдзеном и д-ром Карри в их усилиях по привлечению внимания к абсурдности принятия политических решений на основе неадекватных климатических моделей, заслуживает полного и серьезного рассмотрения со стороны администрации Трампа. Возможно, это выведет США из навязанного и дорогостоящего процесса ООН с климатическими гипотезами и спекуляциями», — надеется издание Watss Up With That.

Читайте развитие сюжета: Ученые создали аппарат, доказывающий теорию глобального потепления